Меню блога

29 декабря 2011 г.

Арктический узел. Китай в борьбе за ресурсы

Артем Ивановский
На одной из пресс-конференций губернатор Архангельской области Илья Михальчук заявил: «Арктика должна стать зоной мира». Однако эксперты ведущих мировых держав, а также и небольших приарктических государств практически единодушно прогнозируют возможность возникновения военных конфликтов из-за нарастающих противоречий на почве раздела колоссальных богатств Арктики
 27 ноября в ежегодно публикуемом докладе военной разведки Дании (FE), который разместила газета «Политикен», подчеркивалось: «В ближайшие 10 лет в Арктике могут иметь место военные столкновения небольшого масштаба». Приводились также некоторые подробности: «Конфликты могут быть вызваны вооруженными силами третьих государств, гражданскими акциями либо разработкой природных ресурсов - поисками нефти или рыболовством на оспариваемых территориях, а также поблизости таких спорных территорий». Заметим, что поводов для возникновения угрозы вооруженной конфронтации в Арктике имеется не просто достаточно - их, даже можно сказать, слишком много.


На арктические территории и их природные богатства претендуют более полутора десятка государств, входящих в различные военные блоки и военно-политические альянсы.
В так называемый «Арктический совет» входят восемь стран, имеющих выход в Арктику – Россия, Канада, США, Исландия, Норвегия, Дания (вместе со своим островом Гренландией), Швеция, Финляндия. В Совет Баренцево-Евроарктического региона (СБЕР) вошли на правах постоянных членов Россия, Дания, Исландия, Норвегия, Финляндия и Швеция, а также Комиссия Европейских сообществ. Девять государств - Великобритания, Германия, Италия, Канада, Нидерланды, Польша, Франция, США, Япония имеют в СБЕР статус наблюдателей. Существует и Совет министров Северных стран с таким составом участников: Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Швеция, а также автономные территории – Фарерские острова (Дания), Гренландия (Дания), Аландские острова (Финляндия). Информационные офисы Северного совета находятся в Эстонии, Латвии и Литве, а также в Санкт-Петербурге и Калининграде.

Большая часть государств арктического пояса имеют друг к другу территориальные претензии. Канада спорит по поводу морской границы с США (Диксон-Энтранс, море Бофорта, пролив Хуан-де-Фука, остров Мачиас-Сил). Великобритания спорит за континентальный шельф Рокопл с Данией и Исландией, спорит с Исландией, Данией и Ирландией из-за границы континентального шельфа Фарерских островов. Ирландия спорит по поводу континентального шельфа Фарерских островов за пределами двухсотмильной зоны с Данией, Исландией и Великобританией. Шпицберген находится в центре морского пограничного спора между Норвегией и Россией. При этом США, Дания и Канада — в отличие от Норвегии и России - не признают территориальных прав Исландии в Северном Ледовитом океане. И так далее…
Достаточно ознакомиться с нагромождением противоречий и территориальных претензий, чтобы понять бесперспективность попыток их разрешения в рамках, как это модно сейчас говорить, «правового поля». Причем ситуация усугубляется ускоряющимся процессом истощения основных стратегических ресурсов планеты. Кроме того, по причине стремительного потепления в Арктике ледовое покрытие уже в перспективе очень близкого будущего будет таять на несколько месяцев в году, что откроет новый канал для атлантико-тихоокеанского судоходства и обеспечит доступ к 90 миллиардам баррелей нефти. Соответственно, все заинтересованные стороны торопятся заявить свои права на морское дно и разрабатывают военные и коммерческие планы на регион. В соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву, страны, граничащие с Арктикой, могут отстаивать свои права на владение природными ресурсами в пределах до 200 миль от побережья.

При этом конкурирующие страны все более алчно взирают на арктические рубежи России, которая в силу своего историко-географического положения является крупнейшим игроком в Арктике.

Так, протяженность побережья окраинных морей российского сектора Северного Ледовитого океана и Берингова моря составляет 10400 км, или 68% протяжённости всех окраинных морей России. Территориальное богатство дополняется обилием других природных ресурсов, среди которых водные, энергетические, минерально-сырьевые. Геологи обнаружили в Арктике практически все элементы из таблицы Менделеева, а месторождения нефти и газа только северных районов Западной Сибири содержат значительную часть мировых запасов углеводородов. Соответственно, в течение последних трех лет неоднократно предпринимались попытки сместить Россию с лидирующих позиций в арктическом регионе.
В принятой 12 января 2009 года директиве по арктической политике США подчеркивается, что в Арктике «Соединенные Штаты имеют широкие фундаментальные интересы в сфере национальной безопасности и готовы действовать независимо либо в союзе с другими государствами по защите этих интересов». Причем «арктические интересы» США включают, например, такие вопросы, как противоракетная оборона и системы раннего оповещения, а также развертывание морских и воздушных систем для стратегических морских перевозок. 10 ноября 2009 года был опубликован «Арктический план действий ВМС США». В этом документе особое внимание уделялось вопросу развития ледокольного флота. На специальных «арктических» слушаниях в конгрессе США адмирал Тад Аллен отметил: «Россия в 2009 году завершает программу строительства национальных атомных ледоколов нового поколения, что гарантирует ей наличие нескольких тяжелых ледокольных судов далеко за 2020 год». Аллен напомнил, что спущенный на воду в 2007-м ледокол «50 лет Победы» гарантирует России доступ к природным ресурсам, находящимся в регионе Арктики. В связи с этим США необходимо вкладывать средства в строительство новых ледоколов, так как срок эксплуатации американских тяжелых полярных ледоколов подходит к концу. Мнение Аллена поддержал конгрессмен-республиканец Дональд Янг, призвавший конгресс «выделить необходимые доллары для нового арктического флота ради будущего нашей великой страны». Были предприняты и меры по усилению американского военного присутствия в Арктике: в городе Вардё на крайнем востоке Норвегии размещен радар ПРО США «Globus II». Ранее «Globus II» находился на базе ВВС США Ванденберг в Калифорнии. Он был разработан для получения разведданных о баллистических ракетах.

Подчеркнем, что с военной точки зрения здесь, в Вардё, идеальное положение для слежения за российскими межконтинентальными ракетами на пространстве от Плесецка до Камчатки, охватывающем шесть часовых поясов.

Информация о траекториях ракет и боеголовок, позволяющая организовать их перехват, имеет огромную важность для США.
Серьезные меры на арктическом стратегическом направлении предпринимаются и другими игроками. Так, в докладе о североевропейском сотрудничестве в области обороны и внешней политики, представленном в начале февраля 2009 года, бывший министр иностранных дел Норвегии Турвал Столтенберг выдвинул предложения о сотрудничестве в 13 оборонных областях между пятью странами Северной Европы: Норвегией, Швецией, Финляндией, Данией и Исландией. В числе приоритетов в докладе Столтенберга упоминается создание совместных морских сил быстрого реагирования, ледокольного флота, амфибийного подразделения, сил гражданской обороны по борьбе с природными техногенными катастрофами, объединенной системы подготовки кадров для указанных служб. По мнению автора доклада, реализация этих мер могла бы способствовать серьезной экономии средств пяти стран Северной Европы в сфере безопасности. Часть такого сотрудничества – рост количества военных учений в Арктике. Началась ускоренная модернизация вооруженных сил арктических держав. Так, норвежский ВМФ заказал пять новейших фрегатов, которые планируется оснастить высокотехнологичными ударными ракетами. К концу 2007 года были введены в эксплуатацию пять патрульных судов проекта «Номен», созданного специально для работы у норвежского побережья. В 2008 году норвежское правительство приняло решение закупить 48 американских самолетов Joint Strike (JSF).
Все более настойчивое желание потеснить Россию в Арктике демонстрирует Канада. Так, 30 августа канадский премьер - министр Стивен Харпер совершил инспекционную поездку по арктическим военным базам , объявив, что «северная стратегия» страны включает в себя увеличение военного присутствия в полярных широтах.
Россия осознает масштабы потенциальных угроз своим национальным интересам в Арктике. Так, в «Стратегии национальной безопасности», утвержденной указом президента РФ Дмитрия Медведева от 12 мая 2009 года, подчеркивается: «В условиях глобализации процессов мирового развития между государствами обострились противоречия, связанные с нарастнием риска исчерпания запасов важнейших стратегических ресурсов, что создает серьезные потенциальные угрозы в Арктической зоне Российской Федерации». 27 марта сего года пресс-служба Совета Безопасности РФ сообщила о том, что Россия планирует до 2020 года создать арктическую группировку войск для защиты экономических и политических интересов страны в этом регионе в рамках концепции «Основы государственной политики РФ в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу». Этим документом предусмотрена необходимость создания группировки сил общего назначения ВС РФ, других войск, воинских формирований и органов (в первую очередь пограничных органов) в арктической зоне России, способных обеспечить военную безопасность в различных условиях военно-политической обстановки. В частности, арктические войска ФСБ составят 10–12 тысяч человек. Их основа – полк морской пехоты в Мурманске и мотопехотная бригада в Печенге.

Кроме того, с целью защиты российских интересов в Арктике будет значительно усилена группировка сил военно-морского флота. 8 ноября премьер-министр РФ Владимир Путин заявил, что Россия намерена увеличить число подводных лодок в районе Северного морского пути.

Напомним, что 20 сентября на заседании Морской коллегии при правительстве РФ главком ВМФ РФ адмирал Владимир Высоцкий сообщил, что в 2012 году будет завершена разработка Морской доктрины до 2030 года. Также адмирал Высоцкий подчеркнул, что насущной необходимостью является обеспечение присутствия ВМФ России в районах мирового океана: «Это не демонстрация флага, это обеспечение констатации наших стратегических интересов в том или ином регионе. Мы вернулись к освоению Арктики».


Следует особо подчеркнуть, что сегодня на арену борьбы за Арктику все чаще выходит Китай. Об этом свидетельствует опубликованный 1 марта 2010 г. в Швеции доклад Стокгольмского Международного Института мирных исследований «Китай готовится к освоению свободной ото льда Арктики», подготовленный при поддержке МИД Норвегии. В нем говорится, что Арктика может стать еще одной зоной (наряду с Африкой), где КНР будет преследовать свои геополитические интересы. Прежде всего, такими целями является доступ к залежам полезных ископаемых для растущей китайской экономики, а также развитие торгового сообщения через арктические воды. Пекин интересуют новые транспортные магистрали, которые могут появиться в Мировом океане в летний период, возможно, уже к 2013 году. Причем особое внимание КНР привлекает Северный морской путь, тянущийся вдоль арктических берегов России. Использование Северного морского пути сулит огромные транспортные выгоды для Китая, экономика которого в большой степени связана с морским транспортом. При этом Китай опасается, что Россия может запросить слишком высокую цену за транзит, что может нивелировать большую часть потенциальной выгоды.
В борьбе за арктический шельф Пекин намерен потеснить северные морские державы, включая Россию. В 2004 году у Китая появилась постоянная наземная база в Арктике - на архипелаге Шпицберген в Баренцевом море основана исследовательская станция «Хуанхэ чжань». Влиятельный китайский эксперт Ли Чжэньфу считает, что появление более короткого судоходного пути из Восточной Азии в Европу и Северную Америку потенциально может открыть перед Китаем огромные возможности - как экономические, так и военные. В своем исследовательском отчете для Госсовета КНР он особо подчеркнул: «Тот, кто получит контроль над арктическим маршрутом, будет контролировать новый путь мировой экономики... Арктика имеет серьезное военное значение, и другие страны признают этот факт».

В начале сентября Китай предпринял первую реальную попытку прорыва в Арктику. Китайский миллиардер Хуан Нубо предложил властям Исландии продать ему земли на северо-востоке острова.

Причем он запросил «под строительство курорта» площадь в 300 тыс. кв. км. Ясно, что подлинной целью этих китайских «инвестиций» являлось получение стационарной базы на стратегически важном пересечении арктических коммуникаций, имеющей очевидное военное значение. Поэтому под нажимом США и Великобритании исландское правительство отказало китайскому «инвестору» в его «скромной» просьбе. Таким образом, отныне у Китая осталось только одно решение — прорываться в Арктику через Берингов пролив, что означает прямую угрозу арктическим рубежам России.
В среде экспертов-международников Арктика называется тем местом, «где никогда не заканчивалась «холодная война». Недавно американский военный эксперт Джоди Рэй Беннет опубликовал предположения о том, что Северный полярный круг в XXI веке может стать тем, чем был «во второй половине XX столетия Ближний Восток». Оснований для таких прогнозов действительно много...

0 коммент. :

Отправить комментарий

Для того, чтобы ответить кому-либо, нажимайте кнопку под автором "Ответить". Дополнительные команды для комментария смотрите наведя мышку на надпись внизу формы комментариев "Теги, допустимые в комментариях".

Тэги, допустимые в комментариях