Меню блога

7 декабря 2011 г.

Президент Кот-д’Ивуара в Международном уголовном суде


5 декабря перед Международным уголовным судом (МУС) в Гааге предстал свергнутый в апреле сего года в результате французской интервенции президент Кот-д’Ивуара Лоран Гбагбо. На фоне обвинений, выдвинутых МУС в отношении уже нескольких глав государств, факт нового обвинения в отношении Л. Гбагбо не кажется необычным. Однако есть  в данном деле и нечто новое. Арест Гбагбо впервые был совершён согласно тайному обвинительному заключению. Это первое тайное обвинение в практике МУС – до этого все обвинительные акты провозглашались публично. Как сейчас стало известно, ордер был выдан ещё 23 ноября, но, несмотря на то что Л.Гбагбо находится в тюрьме уже более девяти месяцев, он был выдан в Гаагу только 30 ноября. 

Президент Кот-д’Ивуара предстал перед судебной палатой Международного уголовного суда, которую возглавляет судья Сильвия Фернандес из Аргентины. В состав палаты входят также судья Одио Бенито из Коста-Рики (кстати, бывший вице-президент этой страны и судья Международного трибунала по бывшей Югославии) и Адриан Фулфорд из Британии. На вопрос судьи о том, каковы условия его содержания в тюрьме, президент Л.Гбагбо ответил: «Условия содержания нормальные, но вот обстоятельства моего ареста были ненормальными. Я был арестован в моей резиденции под огнём французских танков. Обстрелы продолжались несколько недель. Президентский дворец был разрушен до основания. Погибло много людей. На моих глазах был убит министр внутренних дел моего правительства». Президент Гбагбо рассказал и об обстоятельствах своего перевоза в Гаагу, что также показало, насколько всё далеко от должной правовой процедуры.

Что же вменяется президенту Кот-д’Ивуара? Согласно ордеру на арест, Лоран Куду Гбагбо обвиняется в убийствах, изнасилованиях и других формах сексуальных преступлений, преследованиях и бесчеловечном обращении, совершённых во время и после волнений, связанных с президентскими выборами в ноябре 2010 года. Конечно, речь идёт не о совершении этих преступлений президентом страны лично, но о действиях сил обороны и безопасности, а также «пропрезидентской молодёжной милиции и наёмников» на всей территории страны. (1) 

О том, насколько объективен прокурор МУС, говорит та аргументация, которую он представил в судебную палату для обоснования начала ивуарийского расследования. Излагая фактическую сторону дела, прокурор пишет: «В декабре Глава Независимой избирательной комиссии объявил, что А.Уттара получил 54,1 % голосов, а Л.Гбагбо 45,9%. Однако на следующий день Председатель Конституционного Совета отменил решение избирательной комиссии и провозгласил победителем Л.Гбагбо. Оба кандидата одновременно провозгласили себя президентами. Международное сообщество быстро приняло сторону Уттары как единственного легитимного президента. … Несмотря на усилия международного сообщества, убедить Л.Гбагбо передать власть не удалось. 

11 апреля, в результате военной операции, проведённой силами, лояльными А.Уттаре, с помощью Миссии ООН и французских войск, Л.Гбагбо был арестован и помещён в тюрьму правительством президента Уттары». (2)  

Как видно из этого текста,  прокуратура вводит суд в заблуждение, пытаясь показать, что именно Уттара является законным президентом страны. И дело здесь не только в том, что на его сторону встало «международное сообщество», а то, что прокурор пытается связать законность выборов с решением «независимой» избирательной комиссии. 

Однако согласно конституции страны, в случае споров, связанных с результатами выборов, окончательные итоги подводит именно Конституционный совет, а не избирательная комиссия. То есть прокуратура скрывает от суда важнейшую информацию, которая имеет критически важное значение для юридической квалификации и событий, и статуса обвиняемого! Согласно конституции Кот-д’Ивуара, именно Л.Гбагбо, а не А.Уттара является законно избранным президентом.

Интересно отметить, что юрисдикцию МУС Кот-д’Ивуар признал именно при Гбагбо. 18 апреля 2003 года министр иностранных дел страны подписал Декларацию, в которой власти страны торжественно обещали полное сотрудничество с судом. 

Серьёзной ошибкой правительства Л.Гбагбо стало признание юрисдикции суда в отношении неопределённых преступлений и неограниченность во времени: документ гласит, что страна будет сотрудничать по проведению расследования «событий, произошедших на ивуарской территории», совершённых «после 19 сентября 2002 года». (3) 

Как видим, такое признание поставило государство в зависимое положение от суда, который теперь может сам решать, кого и за что судить. В течение семи лет (с 2003 по 2011) прокурор МУС не делал ничего для расследования переданной ему ситуации, а после свержения законного главы государства и прихода к власти представителя МВФ расследование было проведено мгновенно – в течение нескольких недель. 

Дело Гбагбо станет, видимо, хорошим уроком тем странам и, прежде всего, странам Африки (с энтузиазмом воспринявшим идею международного правосудия и ставшим  главной движущей силой быстрой ратификации Статута МУС и вступления его в силу), которые ещё надеются на справедливость в международных делах с помощью «суда белых»...
(1) См. Ордер на арест Лорана Гбагбо от 23 ноября 2011 года, // Официальный сайт Международного уголовного суда в интернете: www.icc-cpi.int.
(2) Situation in the Republic of Cote-d’Ivoire. Request for Authorization of an Investigation Pursuant to Article 15, 23 June 2011,  // Официальный сайт Международного уголовного суда в интернете: : www.icc-cpi.int.
(3) См.: Declaration de reconnaissance de la competence de la Cour Penale Internationale. Republique de Cote d’Ivoire, // Официальный сайт Международного уголовного суда в интернете:  www.icc-cpi.int.

0 коммент. :

Отправить комментарий

Для того, чтобы ответить кому-либо, нажимайте кнопку под автором "Ответить". Дополнительные команды для комментария смотрите наведя мышку на надпись внизу формы комментариев "Теги, допустимые в комментариях".

Тэги, допустимые в комментариях