Меню блога

27 декабря 2011 г.

Виталий Третьяков: Тернистый путь к Евразийскому Союзу


Как только В.В.Путин опубликовал в «Известиях» статью, в которой обозначил план создания на постсоветском пространстве Евразийского союза, многие эксперты сразу вспомнили русских евразийцев первой половины 20 века. Действительно, над идеей евразийства работали известные русские ученые: юрист Н.Алексеев; философ Л.Карсавин, историк Г.Вернадский; историк и юрист М.Шахматов; лингвист Р.Якобсон и многие другие. И кто-то из специалистов поспешил даже заявить, что премьер-министр взял за основу своего плана именно их наработки ну, может быть, несколько развил их, модернизировал, но не более того.
Евразийская цивилизация по концепции евразийцев 20-30-х гг. 20 века
По моему глубокому убеждению, никакого прямого отношения к евразийцам первой половины 20 века идея Путина не имеет, хотя сама концепция евразийского пространства метафизически, геополитически, цивилизационно, действительно, была артикулирована в тот период. Но здесь более важную роль играет конкретная реальная история нашей страны и конкретные политические конструкции, которые на этой территории существовали.
Коль скоро речь зашла о предтечах этой идеи, которая в ноябре нынешнего года была продекларирована В.В.Путиным, а затем чуть позже поддержана в публикациях президента Казахстана Н.А.Назарбаева и президента Беларуси А.Г.Лукашенко, наверное, имеет смысл заглянуть в историю рождения и прорастания этой концепции в реальную политику.
Эти идеи возникли не в Австралии или в Америке, они не были выдвинуты учеными какого-нибудь, например, европейского университета, измышляющими новые концепции, может быть, даже очень правильные. Эти идеи родились в реальностях многонационального российского государства, точнее говоря, Российской империи, объединяющей не только православных русских и ряд других славянских народов, но и множество других этносов, в том числе исламских, а затем в наследовавшем ей Советском Союзе, который при другом политическом режиме фактически являлся той же самой страной. 74 года советской власти – это никакой не исторический тупик, а, безусловно, грандиозный исторический эксперимент, во многом неудавшийся – конструкция рассыпалась. Это был своего рода прыжок далеко вперед от того, что было достигнуто человечеством и, возможно, это было самой главной ошибкой творцов Советского Союза.
Но мы сейчас рассматриваем не коммунистический проект, а геополитическую реальность под названием Россия – я ее называю Большая Россия, или Великая Россия, в смысле ее размеров, масштабов. (Кстати, горячий сторонник этой идеи патриарх Кирилл, который  несколько иначе выражается и говорит в этой связи о Русском мире, фактически имея в виду то же самое). Так вот, Российская империя, распавшаяся в результате Первой мировой войны и Февральской революции 1917 г., которую вновь собрали большевики в той же (за некоторыми исключениями) территориальной конфигурации и с теми же самыми народами, продолжала существовать в реальности СССР (как мы условились, откинем в сторону марксистско-ленинские коммунистические лозунги).
Сама концепция единства, союза, сотрудничества и совместной жизни этих многих народов (очень часто с разными образами жизни и историей, с различными конфессиональными особенностями) в рамках Советского Союза трансформировалась в почти поэтическую формулу дружбы народов. Она была сутью национальной политики внутри СССР. Эти красивые слова постепенно изжили себя, потому что многие противоречия скрывались, микшировались, зажимались репрессивным аппаратом. Правда, одновременно делалось многое, чтобы эта дружба народов каким-то образом себя воспроизводила. И это было реальное достижение. Это был работающий механизм под жестким партийным контролем.
Это легко доказать, потому что на территории Большой России, Советского Союза, постсоветского пространства есть, например, две страны, два народа, которые по известным причинам находятся в очень жестком противостоянии. Я имею в виду Армению и Азербайджан, армян и азербайджанцев. Сейчас представить себе брак между представителями этих народов практически невозможно. Может быть, какие-то отдельные случаи и есть, но они, несомненно, единичные. А вот в советское время это было массовым явлением. С тех пор, как Советский Союз рухнул, чему, кстати, предшествовали события вокруг Сумгаита, Баку и Нагорного Карабаха, дружбы между этими народами нет, межнациональных браков – тем более.

Армянские солдаты в 1994 г. в Нагорном Карабахе
Фото с сайта http://ru.wikipedia.org

Нынешняя Российская Федерация – это неестественным образом обрезанный кусок той Российской империи, того Советского Союза, той Большой России. Удастся ли собрать воедино все это пространство? Скорее всего, нет, потому что есть много субъективных и объективных причин, препятствующих такому масштабному объединению. Но то, что единство этого пространства существует как геополитический, цивилизационный феномен и формируется именно вокруг России, Российского государства (которое само по себе многонациональное) и русского народа, позволяло евразийцам выдвигать свои идеи, а политикам уже в нынешнее время пытаться реализовать их в рамках сначала экономического, а затем политического проекта.
Более того, по моему глубокому убеждению, и я об этом много писал 7-8 лет назад и даже раньше, Российская империя, хотя во многом и не похожая на Британскую, Французскую или Османскую империи, была создана в рамках параметров 18-19 веков. В то время как Советский Союз, оставаясь имперским образованием, тем не менее, был конструкцией новой эпохи, нового века и даже забегал вперед своего времени. В этом смысле Советский Союз был первым Евросоюзом, а нынешний Евросоюз – второй. В этой связи, кстати, стоит отметить, что многие проблемы нынешнего Европейского Союза в точности повторяют проблемы позднего периода Советского Союза, и это позволяет сделать мне прогноз – Евросоюз рассыплется по тем же причинам, по которым рассыпался Советский Союз. И произойдет это довольно скоро.

Советский Союз был собран железной рукой, помимо этого была воля многих народов и их элит. Евросоюз спустя полвека создавался с учетом позитивного и негативного опыта Советского Союза. Советский Союз – Евросоюз номер 1 – в 1991 году распался: коммунистическая идеология дискредитировала себя, и противоречия, главными из которых были межнациональные, вылезли наружу. И, несмотря на то, что многие народы не хотели «разводиться», национальные элиты пошли на разрыв. Бывшие первые секретари республиканских ЦК КПСС стали президентами независимых государств.

Было создано Содружество независимых государств – СНГ. По одной версии, для окончательного «развода», по другой – для последующего объединения. Однако в реальности это евразийское пространство, которое априори есть, разорвать очень трудно. Я не говорю уже о межхозяйственных связях, которые по-прежнему работали. Продолжали оставаться и поддерживаться многочисленные человеческие, семейные связи (за исключением, пожалуй, только случая Азербайджан-Армения). И евразийское пространство продолжало жить как единое пространство, даже разделенное на 15 независимых государств.

И уже тогда кое-кто подумывал, что Содружество независимых государств постепенно вырастет в новый обновленный Советский Союз. Но развод – дело долгое, как известно. Разрушить что-то одномоментно легко, а собирать потом гораздо тяжелее. Должен был утихомириться эгоизм национальных элит. Они, конечно, тут же побежали на Запад за помощью, поддержкой. А там им сказали, что помощь окажем, но взамен вы должны не любить Россию, рвать с ней связи. Наверное, многие из представителей нацэлит и готовы рвать эти связи, но как это сделать безболезненно? Ведь надо резать по живому. Даже в прибалтийском регионе, в самом отрезанном из этих ломтей, который вошел в Евросоюз, в НАТО, эти связи, отношения с Россией и другими странами СНГ все равно остаются.

В период первых лет существования СНГ на тех, кто говорил, что это пространство вновь интегрируется не просто в систему связей нефтяных или иных сырьевых компаний, а в нечто большее (я относился к их числу), смотрели в лучшем случае, как на утопистов, мечтателей, наивных людей, а в худшем – как на реваншистов. Среди этих  «реваншистов» был, между прочим, Нурсултан Абишевич Назарбаев, который в 1994 году не только внятно продекларировал идею создания Евразийского союза, но и подготовил соответствующий проект. С ним он выступил в МГУ. Затем захотел опубликовать его в центральной прессе России. Назарбаев предложил текст «Известиям» – как считалось, политической газете номер один того времени. Там отказались опубликовать его в полном объеме. Тогда Назарбаев через посла Казахстана в Москве Таира Мансурова, который сейчас является Генеральным секретарем ЕврАзЭС, попросил меня опубликовать проект в «Независимой газете», которую я в ту пору возглавлял. Я согласился, и текст был полностью без сокращений напечатан в газете.

В Казахстане в то время, да и позже, в элите были сильны националистические, не антирусские, а антироссийские настроения. И, тем не менее, Назарбаев чувствовал, понимал, что существует единое евразийское пространство, и его ни в ком случае нельзя разрушать. Да и невозможно разрушить.
Потом эта идея надолго заглохла, хотя Назарбаев очень активно ее продвигал и прилагал для этого массу усилий. А отношения внутри СНГ стали развиваться на принципах так называемой разноскоростной интеграции. Возникли ОДКБ, ШОС, куда включился Китай, довольно эфемерное Союзное государство России и Белоруссии и ряд других организаций. Должны были случиться финансовые кризисы 1998 и 2008 годов, «цветные» революции в Грузии, в Киргизии, на Украине, чтобы утопический план «Запад нам поможет, но мы при этом останемся независимыми» окончательно рухнул.

В 2003 году, я знаю эту историю очень хорошо, поскольку в тот период постоянно контактировал с Назарбаевым, президент Казахстана прилетел в Москву с предложением, в первую очередь, России, а затем Белоруссии создать Единое экономическое пространство. Россия тогда поддержала это предложение, но стала рассматривать вопрос подключить сюда еще и Украину. Назарбаев утверждал, что Украина никогда на это не согласится, она будет продолжать маневрировать между Москвой и Брюсселем. Тем не менее, в Москву пригласили Кучму. Конечно, вариант с Украиной не прошел. Но это был второй импульс для начала конструктивной реализации плана создания Евразийского союза, автором которого в общем-то является Назарбаев. Об этом, кстати, хорошо осведомлены эксперты и специалисты, занимающиеся проблематикой взаимоотношений стран на постсоветском пространстве, но этот факт практически неизвестен широкой публике и многим журналистам.

В.В.Путин не упомянул в своей известинской статье проект Назарбаева, но несколько дней спустя на встрече с генеральными директорами телевизионных каналов – Первого канала, ВГТРК и НТВ, отвечая на вопрос о Евразийском союзе, сказал, что сама идея принадлежит Назарбаеву.
Что мы имели на осень этого года к моменту публикации путинской статьи в «Известиях»? Думаю, здесь сошлись два момента – тактический и стратегический. В стратегическом плане были перепробованы все типы разноскоростной интеграции, включая ОДКБ, ЕврАзЭС, Единое экономическое пространство и Таможенный союз; пройдено несколько экономических кризисов; страны постсоветского пространства поняли, что пряников сладких на Западе всегда на всех не хватает (а уж для них-то, в первую очередь); Россия достаточно окрепла. Объективно и субъективно все сошлось к тому, что можно перейти к попытке реализации проекта создания (в такой экономической форме, какая получится, и в мягкой политической оболочке) конструкции, которая объединит три страны – Россию, Казахстан и Белоруссию. 

Лидеры стран будущего Евразийского союза
Что же касается тактических моментов, то провозглашение идеи Евразийского союза, несомненно, было элементом предвыборной кампании «Единой России» и президентских выборов, которые предстоят в 2012 году.
В свое время, когда В.В.Путин в первый раз был кандидатом на пост президента России и затем, когда он им стал, в прессе активно муссировалась тема «Ху из мистер Путин», и я написал в «Независимой газете» несколько статей, где объяснил, кто такой Путин. И в одной из этих статей я написал, что Путин – это просвещенный русский националист. Националист в том смысле, как, например, всякий американский президент является американским националистом – то есть ставит интересы американского народа, как он их понимает, превыше всего. И как только (или если) Путину удастся наладить дела в России, то он, безусловно, перейдет к воссозданию Советского Союза, – точнее Большой России (правда, сам он никогда в этом не признается).
И дело не в том, что Путин - советский человек, чекист, а в том, что любой президент РФ неизбежно должен идти по этому пути. Кстати говоря, это относится и к руководителям соседних стран постсоветского пространства. От их воли, амбиций, желания, комплексов зависит, насколько далеко они продвинутся по этому пути. Но просто свернуть в противоположную сторону – нельзя. Нет, развернуться на 180 градусов, конечно, можно, но в результате тут же окажешься под пятой другого государства. Нельзя уйти от России и ни под кого не попасть. Кроме того, может быть, кто-то и до сих пор готов продать свою независимость, только за нее сейчас крайне мало платят. И за 20 лет, прошедшие после распада СССР, лидеры постсоветского пространства это хорошо усвоили.

Вот истоки идеи Евразийского союза. С одной стороны, это – абсолютно неизбежный процесс, основанный на исторических, цивилизационных традициях. Традициях русской субцивилизации внутри европейской цивилизации, которая отличается от последней  религией, большим включением азиатского и мусульманского элемента. Стоит заметить, что Евросоюз идет по той же дорожке: мы видим, как он получает этот же конфессиональный и национальный элемент, только по другим каналам и направлениям - с Юга.
Вторая неизбежность. Нельзя представить эту конструкцию – Евразийский союз – без России в ее центре. Скажем, у Назарбаева очень серьезные амбиции, и тем не менее он всегда говорил – в центре союза должна быть Россия. Россия – союзообразующее государство на этой части Земного шара.
И вот теперь эта идея Европейского союза стала превращаться в некий проект, и элиты, по крайней мере, трех стран, судя по всему, решили заняться им всерьез.

Что же касается пределов расширения Евразийского союза, то сейчас трудно сказать об этом со всей определенностью. Во-первых, предыдущий Евразийский союз – СССР – включал в себя ряд государств, которые лежали за его формальными границами: страны СЭВ, Варшавского Договора. Он разросся до гигантских размеров и на этом надорвался. Империю, а в данном случае Евразийский союз, блюсти – не бородой трясти. Более цивилизованное ядро должно подтягивать к себе отсталые окраины, выражаясь языком марксизма-ленинизма. А за это нужно платить и часть денег отрывать от себя (кстати, на этом сейчас и горит Евросоюз).

Предыдущий евразийский союз – СССР – разросся до гигантских размеров и на этом надорвался
СССР включил в этот евразийский союз советского типа такое количество стран, которые не мог держать, кормить и синхронно развивать. К тому же была и конкуренция со стороны Американской империи. Поэтому в будущий Евразийский союз необходимо включать меньше стран. Такое количество, которое можно политически контролировать и где удастся поддерживать нормальный уровень благосостояния. Кроме того, нельзя допускать, чтобы с ростом масштабов союза размывалась евразийская идентичность, чтобы она не превращалась в свою противоположность.
Второе. Евросоюз, я в этом убежден, рассыплется и это произойдет довольно скоро. И когда это случится, Евразийский союз приобретет более четкие очертания, может быть, даже политические. И вот тогда вопрос о том, кто еще может, а кто не может войти в него, приобретет другое звучание.

Третье. Кто по-прежнему обвиняет Россию в имперских амбициях? Имперская держава США, имперский Евросоюз (который воочию продемонстрировал свою имперскость на примере Ливии). И борьба с Евразийским союзом будет продолжаться. Самый яркий пример – Украина. Сама по себе она не ключевой игрок, но козырный прикуп. И за неё идет жесткая конкуренция. А украинская элита как всегда пытается этим воспользоваться – доить и Брюссель, и Москву, и Вашингтон. Какое-то время подобная операция ей удавалась, но бесконечно продолжаться это, конечно, не может.

И плюс еще четвертый фактор – ШОС и Китай. Вот это, действительно, ключевой игрок. С одной стороны, все известные мне китайские эксперты, дипломаты говорят: «Постсоветское пространство – это историческая зона интересов России. И нас это устраивает. Мы не хотим, чтобы на этом пространстве был кто-то другой. Поэтому мы не будем мешать России интегрировать это пространство». Но это китайцы так говорят. А как они будут действовать в реальности – другой вопрос.

Собственно говоря, вот эти четыре фактора и не позволяют сейчас строить прогнозы относительно того, где будут пролегать границы Евразийского союза. В ближайшие 5-10-15 лет все это актуализируется, и тогда можно будет более обоснованно говорить о возможной, оптимальной и окончательной конфигурации Евразийского союза.
Декан Высшей школы (факультета) телевидения МГУ имени М.В.Ломоносова, автор и ведущий программы "Что делать?" на канале "Культура", политолог.


Источник

0 коммент. :

Отправить комментарий

Для того, чтобы ответить кому-либо, нажимайте кнопку под автором "Ответить". Дополнительные команды для комментария смотрите наведя мышку на надпись внизу формы комментариев "Теги, допустимые в комментариях".

Тэги, допустимые в комментариях