Меню блога

3 апреля 2012 г.

Зарубежным танкам не страшны наши ракетные комплексы

Условия испытаний оружия не соответствуют оценкам защиты иностранной бронетехники

Михаил Михайлович Растопшин - кандидат технических наук.


Всепогодный многоцелевой ракетный комплекс "Хризантема-С".Фото из книги "Ракетно-артиллерийское вооружение Сухопутных войск". Т. 2. М., 2001
Противотанковые управляемые ракеты (ПТУР) являются эффективным средством борьбы с танками, обладают большой дальностью стрельбы и имеют небольшие габариты и массы. ПТУР в совокупности с пусковой установкой и специальной аппаратурой получили название противотанкового ракетного комплекса (ПТРК). Противотанковый ракетный комплекс – один из наиболее технически сложных и наукоемких образцов вооружения.
Принятие на вооружение нового образца зависит от результатов государственных испытаний (ГИ), с помощью которых осуществляется проверка соответствия его боевых характеристик требованиям тактико-технического задания (ТТЗ). Эти испытания организует заказчик, несущий ответственность за их проведение. Имевшие место неадекватные оценки уровня защиты зарубежной бронетехники и боевых характеристик отечественных ПТРК при формировании ТТЗ, а также недоработки программ и методик ГИ обусловили принятие на вооружение в советские и российские времена ПТУР с малоэффективными тандемными боевыми частями (ТБЧ).


Применительно к условиям шестого поколения войн за рубежом ведутся работы по созданию танка нового поколения, обладающего высокой огневой мощью и защищенностью, которая способна противодействовать всем видам современных и перспективных противотанковых средств.
Подробнее:http://nvo.ng.ru/armament/2012-03-30/1_tanks.html


При этом следует учитывать многоуровневый принцип защиты зарубежной бронетехники, которая обеспечивает обнаружение и уничтожение российских ПТУР в различных зонах атаки. По этой причине необходимо создание высокоэффективных ПТРК для поражения современных и перспективных бронеобъектов. В этом случае уровень методик и программ проведения ГИ должен обеспечивать проверку боевых характеристик новых высокоэффективных универсальных ПТРК, созданных в рамках ГПВ-2020.

К недостаткам принятых на вооружение ПТУР с ТБЧ газета «НВО» многократно обращалась на протяжении последних 12 лет («НВО» № 31, 1999; № 13, 2008; № 45, 2011 и др.). В статьях отмечалось, что принятые имитаторы для испытаний тандемных БЧ не являются аналогами конструкций динамической защиты (ДЗ), установленных на зарубежных танках. Другими словами, для испытаний тандемных БЧ была принята ДЗ, установленная еще на советских танках, которая по эффективности уступает зарубежным образцам. В результате получили целый ряд состоящих на вооружении ПТУР с малоэффективными ТБЧ. Но это только одна из причин неудовлетворительной эффективности ПТУР с ТБЧ. Вторая причина – нечеткие правила ГИ, позволяющие принимать на вооружение ПТРК по подтасованным результатам испытаний при соучастии ГРАУ. Но разберемся во всем по порядку.

Менталитет – превыше всего

В публикациях «НВО» основное внимание уделено техническим недостаткам ПТУР с ТБЧ. Но за кадром остались морально-нравственные отношения между высокопоставленными начальниками, их честность, непримиримость к несправедливости при принятии решений в процессе создания ПТРК.

Командование испытательного полигона (в/ч 21374) еще советского Минобороны, имея большой опыт оценки характеристик принимаемых на вооружение ПТРК, разрешило мне совместно с офицерами полигона провести дополнительную проверку бронепробиваемости ТБЧ ракет 9М128 («Зенит»), 9М119М («Инвар») в условиях использования блоков ДЗ длиной 400–500 мм, установленных на зарубежных танках М48А3, М60А1. Напомним, что ракеты 9М128 и 9М119М были приняты на вооружение с помощью отечественных блоков ДЗ (БДЗ-1) длиной 250 мм, которые при стрельбе не всегда преодолевались тандемной БЧ и в случае отрицательного результата относились к несчетным опытам, которые уже не влияли на принимаемые решения комиссией ГИ. Так формировалась подтасовка результатов испытаний.

Одним из условий проведения испытаний с использованием блоков ДЗ длиной 500 мм был запрет составления любых отчетных материалов. Командование в/ч 21374 в случае отрицательного результата испытаний опасалось резкой реакции ГРАУ – вплоть до наказания сотрудников, причастных к организации оценки боевых свойств недавно принятых на вооружение ПТРК «Зенит» и «Инвар». Скрытые от глаз ГРАУ испытания проходили в стационарных условиях: ТБЧ устанавливались под углом 60 градусов от нормали к верхней поверхности ДЗ. Длина контейнеров составляла 500 мм, в которые укладывалось восемь элементов динамической защиты (ЭДЗ) 4С22 так, чтобы осуществлялся подрыв всех элементов. Общая масса ВВ восьми ЭДЗ 4С22 составляла 2 кг. Точка контакта ТБЧ находилась в верхней половине контейнера («НВО» № 4, 2011). Испытывались варианты навесной ДЗ (толщина метаемой стальной пластины 3 мм) и встроенной ДЗ (толщина пластины – 15 мм). После подрывов ТБЧ получили ошеломляющие результаты. Бронепробиваемость ТБЧ ракет 9М128 («Зенит») и 9М119М («Инвар») после взаимодействия со встроенной ДЗ уменьшилась на 70%, а с навесной ДЗ – на 50%. Эти испытания подтвердили высокую эффективность зарубежной ДЗ, обусловленную большой ее длиной в плоскости взаимодействия. При этом возникла проблема – как до руководства ГРАУ довести полученные «подпольные» результаты и добиться официального проведения подобных испытаний. Следует отметить, что любая попытка проведения подобных испытаний была бы заблокирована ГРАУ, что и подтвердилось в дальнейшем. Но следовало предпринять какие-либо шаги.

Поддерживая деловые отношения с сотрудниками 3 ЦНИИ МО (в/ч 42261), отвечающими за боевую эффективность принятых на вооружение ПТРК «Зенит», «Инвар», я через некоторое время сообщил им результаты испытаний. Ситуация была крайне сложной: с одной стороны, в/ч 42261 участвовала в разработке тактико-технических требований (ТТТ) и ТТЗ на создание этих образцов, а с другой – оказалось, что в этих документах были допущены серьезные ошибки, являющиеся причиной неудовлетворительной эффективности поражения танков М1, М1А1. Несмотря на то что руководство отдела в/ч обещало доложить в ГРАУ об имеющих место недоработках в обосновании параметров имитатора зарубежной ДЗ, оно заняло позицию проволочек и обещаний.

В конце концов мой знакомый полковник Лев Савкин привел меня к заместителю командующего ракетными войсками и артиллерии Сухопутных войск генерал-лейтенанту Юрию Шумилихину. Он внимательно выслушал мое сообщение и позвонил начальнику управления ГРАУ генерал-майору Геннадию Луданному, который отвечал за ПТРК. Юрий Шумилихин сказал, что у него имеются основания сомневаться в эффективности недавно принятых на вооружение ПТРК «Зенит» и «Инвар». Поэтому необходимо провести дополнительные испытания в условиях ДЗ, установленной на танках М60А1, М48А3. Геннадий Луданный пообещал разобраться и через неделю дать ответ.

Прошла неделя. И вот я опять в кабинете у Шумилихина. Телефон включен на громкую связь. Луданный очень уклончиво отвечает, что в настоящее время на полигоне нет ПТУР с ТБЧ и проведение подобных испытаний нецелесообразно. Можно предполагать, что до этого телефонного разговора Луданный обсудил ситуацию с сотрудниками в/ч 42261 и дал ответ, отклоняющий дополнительные испытания ПТУР с тандемными БЧ. Заказывающее управление Луданного пользовалось приоритетом при заказах ПТРК. В этой ситуации стиль работы управления заключался в том, что ошибки, допущенные при разработке и проведении государственных испытаний, заказчик пытался сгладить и скрыть. Поэтому к настоящему времени находится на вооружении масса недоработанных ПТУР: 9М128, 9М113М, 9М131, 9М119М, 9М133, 9М123, 9М117М и др. с низкой эффективностью поражения наиболее защищенных зон современных зарубежных танков.

К сожалению, деятельность начальника заказывающего управления, скрывшего серьезные ошибки при создании ПТУР и считавшего главной своей задачей сохранение собственного менталитета, послужила причиной провала создания высокоэффективных ПТРК.

Наступивший в начале 90-х годов развал Советского Союза сыграл на пользу военачальникам, пытавшимся скрыть недостатки советских ПТУР с ТБЧ в способности преодоления ДЗ, установленной на зарубежных танках («НВО» № 45, 2011).

Нелепости вместо научных обоснований

В прошлом году в военно-теоретическом журнале «Военная мысль» (№ 7) была опубликована статья сотрудника испытательного полигона ГРАУ подполковника Рафаила Давлиева «Совершенствование оценки эффективности тандемных кумулятивных боевых частей», в которой предпринята попытка совершенствования устаревших руководящих документов, содержащих серьезные методические ошибки. Давлиев, как сотрудник полигона, был стеснен в выборе определений и оценок при формировании окончательных выводов. В целом статья Рафаила Давлиева посвящена вопросам снижения бронепробиваемости ТБЧ после взаимодействия с динамической защитой. Без ответа в статье остались вопросы. Каким образом были скрыты отрицательные результаты ГИ по преодолению ДЗ ракетами с ТБЧ 9М128, 9М119М, 9М113М, 9М117М при их принятии на вооружение? Почему продолжается порочная практика испытаний ТБЧ с помощью советской ДЗ, которая не отражает сущность конструкции зарубежной динамической защиты?

Проверка бронепробиваемости ТБЧ ПТУР в ходе ГИ осуществляется стрельбой и в стационарных условиях в соответствии с «Методикой экспериментальной оценки эффективности преодоления динамической защиты, бронепробиваемости и параметров заброневого действия боевых частей ПТУР на этапах предварительных и государственных испытаний», разработанной в 1986 году сотрудниками в/ч 42261 ЦНИИХМ, НИИ Стали, ЦНИИ Точмаш, в/ч 21374.
 
Рис. 1. Размещение блоков навесной ДЗ (БДЗ-1) на бронеплитах и организация пусков ПТУР с ТБЧ на максимальные дальности по вертикально установленным преградам: а) размещение БДЗ-1 на бронеплитах; б) схема организации стрельбы.
Рисунок из архива автора

Давлиев упускает важный момент условий проведения ГИ ракет 9М128, 9М119М при стрельбе по преградам, оснащенным ДЗ. Для этих ракет стрельба велась по бронепреградам, на которых устанавливались шесть БДЗ-1 (по три блока в двух рядах). При этом расстояние между ракетами и преградами с ДЗ составляло 100 м. Важно отметить, что эти ракеты при проведении ГИ не проверялись по такому важному параметру, как преодоление ДЗ при стрельбе на максимальную дальность. По программе ГИ для оценки бронепробиваемости ТБЧ выделялось по 25 ракет 9М128 и 9М119М. При этом ТБЧ ракет 9М128 пять раз не пробили преграды с ДЗ. Как же поступила комиссия, возглавлявшая проведение ГИ? В акте по результатам ГИ эти опыты отнесены к несчетным. Таким образом, использовав прием отнесения этих опытов с отрицательным результатом к несчетным, ракета 9М128 «Зенит» выдержала ГИ и была принята на вооружение. В этом случае Комиссия по ГИ не использовала свое право по ГОСТ В 15.210-78 о прекращении испытаний с целью выявления причин невыполнения требований ТТЗ по преодолению ДЗ при стрельбе. Прекращение испытаний должно оформляться актом, который подписывается членами комиссии и направляется в ГРАУ и в КБ.



История с принятием на вооружение ракеты 9М128 оказалась заразительной, в результате за каждым обманом следовал следующий обман. С помощью такого обманного приема была принята на вооружение не только ракета 9М128, но и другие – 9М119М, 9М113М, 9М117М. Можно догадываться, что Комиссия по ГИ не могла принимать такие решения без ведома ГРАУ.

В 1993 году наконец у заказчика наступает прозрение, что условия проверки действия ТБЧ по преградам с ДЗ при стрельбе на дальность 100 м не выявляют многих особенностей результатов снижения бронепробиваемости. По этой причине при проведении ГИ стрельба ракетой 9М117М уже велась на максимальной дальности 5 км.

Организация стрельбы на максимальную дальность представлена на рис. 1, где на бронеплите размещена навесная ДЗ, что соответствует установке блоков БДЗ-1 («НВО» № 45, 2011) на танке Т-72. Напомним, что на лобовой детали корпуса (ЛБК) Т-72 размещено 28 блоков БДЗ-1 (по семь блоков в четырех рядах). Но для надежного попадания ПТУР на дальностях 4–5 км на бронепреграде устанавливалось 56 блоков БДЗ-1. На ЛБК зарубежных танков размещалось по семь блоков ДЗ большей длины в двух рядах. И здесь налицо устаревшая российская ДЗ, которая никогда не имитировала параметры зарубежной ДЗ.

При стрельбе на максимальную дальность выявилась большая глупость, которая заключается в том, что в соответствии с ТТЗ тандемные БЧ должны пробивать бронепреграды, оснащенные ДЗ при стрельбе на максимальные дальности с частостью 0,9 и в стационарных испытаниях – также 0,9. Другими словами, при пусках десяти ракет по преградам с ДЗ должно быть девять пробитий. То же самое относится к стационарным испытаниям, когда ТБЧ размещается относительно бронепреграды с ДЗ в точке «А» (рис. 2) и осуществляется ее подрыв. Но из-за рассеивания ракет при стрельбе оказалось, что ТТЗ по пробитию бронепреград с ДЗ тандемными БЧ не выполняются. Авторы вышеупомянутой методики и составители ТТЗ не учли того, что управляемое оружие имеет рассеивание и ракеты с ТБЧ при стрельбе попадают в различные точки по всей поверхности блоков ДЗ. На основе анализа «Акта ГИ противотанкового управляемого снаряда 9М117М, часть 3, кн. 1, в/ч 21374, 1993 год» Рафаил Давлиев установил, например, для ракеты 9М117М при стрельбе на дальность 5 км частость пробития бронепреграды, оснащенной ДЗ, составила 0,56, а не 0,9.

Чем привлекательна точка «А» при проведении стационарных испытаний? В этой точке наблюдаются благоприятные условия преодоления ДЗ тандемной БЧ. Лидирующий заряд (5), размещенный внутри головного отсека ракеты, при взрыве полностью разрушает его и часть следующего за ним приборного отсека. При таком положении разлетающиеся от взрыва осколки ЭДЗ (1, 2) и БДЗ-1 (1) не воздействуют на ОЗ (8) и канал для прохождения кумулятивной струи (7), что обеспечивает нормальное функционирование основного кумулятивного заряда по «голой» броне.

Положительной оценки статьи Рафаила Давлиева заслуживают результаты проведенных им экспериментальных исследований инициирующей способности лидирующих зарядов, обладающих бронепробиваемостью 110–150 мм, на участках динамической защиты АВ, ВС, СD (см. рис. 2). В этом случае проводились подрывы ЛЗ, которые устанавливались с учетом фокусных расстояний на вышеперечисленных участках. На участке АВ кумулятивная струя ЛЗ (5) проходит через два элемента ДЗ (1, 2). В этом случае ОЗ удален от взрывного воздействия ДЗ и снижение бронепробиваемости минимально. На участке между точками «В» и «С» кумулятивная струя ЛЗ возбуждает детонацию в верхнем ЭДЗ (1), которая передается ЭДЗ (2). В этом положении ДЗ воздействует на основной заряд (8) через расположенный впереди маршевый двигатель (6), что снижает бронепробиваемость ОЗ.

И, наконец, участок СD оказался непреодолимым для ЛЗ ракет 9М128, 9М119М, 9М113М, 9М117М. При этом главная причина непреодоления ДЗ заложена в конструкции ТБЧ. Известно, что в ракетах из-за массово-габаритных ограничений ЛЗ имеет бронепробиваемость 110–150 мм. Но не все участки кумулятивной струи ЛЗ способны вызывать детонацию ВВ в ЭДЗ. Только лидирующая часть этой струи длиной порядка 30 мм вызывает детонацию. После взаимодействия кумулятивной струи с верхней и боковой частью контейнера (I) и ЭДЗ (1), а также с боковой частью следующего контейнера (II) ее лидирующая часть полностью расходуется на преодоление всех перечисленных преград. Оставшаяся менее скоростная часть кумулятивной струи ЛЗ уже не способна инициировать детонацию ВВ в ЭДЗ (3, 4). В этих условиях кумулятивная струя ОЗ, обеспечив детонацию в ЭДЗ (3, 4), теряет до 70% бронепробиваемости.

Следует отметить, что в экспериментах использовались ЛЗ ПТУР 9М133 «Корнет» с бронепробиваемостью 200 мм, которые во всех опытах обеспечили инициирование всех ЭДЗ блоков (I, II).

Информация к размышлению

Название статьи Рафаила Давлиева «Совершенствование оценки эффективности тандемных кумулятивных БЧ» не соответствует содержанию представленных в ней материалов. По существу статья посвящена вопросам оценки бронепробиваемости ТБЧ при взаимодействии с преградами, оснащенными ДЗ. В настоящее время существует «Методика комплексной оценки эффективности БЧ ПТУР с учетом преодоления динамической защиты», созданная сотрудниками ЦНИИТМ, ЦНИИХМ, в/ч 42261 в 1984 году. Конечно, эта методика нуждается в доработке.

Рафаил Давлиев провел исследование порочной практики испытаний ТБЧ по устаревшим руководящим документам прошлого века. На снижение качества статьи повлияли две причины. Первая причина заключается в том, что редакция журнала «Военная мысль», сократив объем материала, допустила нестыковку иллюстрационного материала с текстом статьи. Так, например, наименования рисунков 1 и 3 не соответствуют их содержанию и т.д. Вторая причина – Давлиев не использовал ряд работ по вопросам, затронутым в статье, что не позволило ему сделать более глубокие выводы. Так, без внимания остались работы, опубликованные в журналах: «Боеприпасы», № 4, 1991; № 8, 1992; № 1 и № 2, 1996; «Вестник бронетанковой техники» № 5, 1990; № 1, 1991; № 11, 1991; «Вопросы оборонной техники», серия V, выпуск 3 (147), 1991; выпуск 3 (152), 1992 и др.

Подводя итоги преодоления ДЗ тандемными БЧ ПТУР по материалам Рафаила Давлиева и другим, можно отметить следующее:

– отработка и испытания ТБЧ ПТУР до сих пор продолжаются по отечественным блокам БДЗ-1, БДЗ-2, которые не являются аналогами зарубежной ДЗ («НВО» № 31, 1999; № 29, 2001; № 8, 2003; № 13, 2008; № 45, 2011);

– ПТУР 9М128 («Зенит»), 9М119М («Инвар»), 9М113М («Конкурс-М»), 9М117М («Аркан») при стрельбе на максимальную дальность преодолевают навесную ДЗ с вероятностью не более 0,56, что резко снижает вероятность поражения устаревших зарубежных танков М1, М1А1, оснащенных ДЗ («НВО» № 24, 2002);

– отечественные ТБЧ ПТУР 9М123 («Хризантема»), 9М133 («Корнет»), 9А4172К («Вихрь-М»), 9М120Д («Атака») и др. преодолевают зарубежную ДЗ с длиной контейнера 400–500 мм с вероятностью 0,5 («НВО» № 29, 2001), но, несмотря на высокую бронепробиваемость основного заряда, будут поражать современные зарубежные танки при обстреле их лобовых зон с вероятностью не более 0,1–0,3;

– все принятые на вооружение отечественные ПТУР с ТБЧ не преодолевают тандемную ДЗ зарубежных танков;

– бронепакеты сложных преград, имитирующие лобовые фрагменты защиты, в настоящее время не отражают развития защиты зарубежных танков, прошедших модернизацию.
 
Рис. 2. Участки снижения инициирующей способности лидирующих зарядов ТБЧ ПТУР: I, II – блоки навесной ДЗ (БДЗ-1); 1, 2, 3, 4 – элементы ДЗ (ЭДЗ); точка А – определяет условия проведения стационарных испытаний ТБЧ; участки АВ, ВС, СD – на которых наблюдалось снижение инициирующей способности ЛЗ; 5 – лидирующий заряд; 6 – маршевый двигатель; 7 – канал для прохождения кумулятивной струи основного заряда; 8 – основной заряд; 9 – бронеплита. Примечание: в контакте с точкой «А» представлена схема ракеты 9М119М при стационарном подрыве.
Рисунок автора
Проведенные экспериментальные исследования позволили мне («НВО» № 31, 1999) установить, что при длине зарубежных блоков ДЗ 400–500 мм отечественные ТБЧ не будут преодолевать их при попадании в верхнюю половину контейнера ДЗ, так как находящийся над ним в зоне взрывающихся ЭДЗ основной заряд будет разрушен еще до начала функционирования. На что начальник и главный конструктор КБМ Николай Гущин ответил («НВО» № 44, 1999): «Михаил Растопшин все свои рассуждения строит, рассматривая только экстремальные условия:
Подробнее:http://nvo.ng.ru/armament/2012-03-30/1_tanks.html

– если попадание в танк, то только в лоб;

– если попадание в ДЗ, то только в зону, неблагоприятную для работы БЧ».

Необходимо напомнить, что в соответствии с ТТЗ государственные испытания обязательно проводятся стрельбой по лобовым имитаторам защиты танков, оснащенным ДЗ. Уместно заметить, что ТБЧ ПТУР «Хризантема» имеет невысокую вероятность преодоления реальной конструкции зарубежной ДЗ. ТБЧ этой ракеты хорошо преодолевает ДЗ только советских танков.

В то же время нельзя пройти мимо области исследований, затронутых в статье Рафаила Давлиева. Как правило, рассматриваются весьма старые и малоэффективные ПТРК и их бесперспективные носители. Примером может быть ракета 9М117М, входящая в состав выстрелов ЗУБК10М, ЗУБК10М-1, ЗУБК10М-2, ЗУБК10М-3, которые используются для стрельбы (запусков) из старых пушек: 100-мм гладкоствольной противотанковой пушки МТ-12 (комплекс управляемого вооружения «Кастет»); 100-мм нарезной пушки Д10-Т2 танка Т-55 (КУВ «Бастион»); 100-мм нарезной пушки 2А70 БМП-3; 115-мм гладкоствольной пушки У5ТС танка Т-62 (КУВ «Шексна»).

Весьма старая ракета 9М128 использовалась при стрельбе из 125-мм пушек танков Т-64Б, Т-80Б и предназначалась для поражения танков М1. И, наконец, выстрел ЗУБК20 с малоэффективной ПТУР 9М119М, которая при стрельбе из 125-мм пушек танков Т-72, Т-80У, Т-90С должна была поражать танки М1, М1А1. Но в результате модернизации эти танки в войсках практически отсутствуют. Вероятность поражения этими ракетами современного танка М1А2 при стрельбе в лобовые наиболее защищенные зоны составляет 0,08.

ГРАУ и 3 ЦНИИ МО пора обратить внимание на новые и модернизированные зарубежные танки, для поражения которых требуются новые ракеты и соответствующие методы их испытаний.

В справочных изданиях и учебных пособиях применительно к ПТУР с ТБЧ утверждается, что все они либо обеспечивают преодоление ДЗ, либо поражение современных и перспективных танков, оснащенных ДЗ (см. Оружие России. – М., Издательский дом «Военный Парад», 2000). Но представленные экспериментальные данные свидетельствуют об обратном. Спрашивается, кого обманываем? Наших военных, которые считаются укомплектованными современным оружием.

Создание ПТРК сопровождалось набором руководящих документов, которые к настоящему времени безнадежно устарели. Так, в созданной в 1984 году «Методике комплексной оценки эффективности БЧ ПТУР с учетом преодоления динамической защиты» не учтено развитие боевых характеристик зарубежной бронетехники, не установлены критерии их поражения применительно к шестому поколению войн. Совершенно не рассмотрены нетрадиционные способы поражения танков («НВО» №6, 2000). Не доработаны вопросы запреградного действия различных боеприпасов.

Потерял свое практическое значение руководящий документ «Состав сложных преград для оценки бронебойного действия противотанковых боеприпасов (РД 401.1.6-454-85)», созданный в 1985 году НИИ стали. В этом документе представленные преграды не отражают структуру защиты зарубежных танков. Вместо имитаторов ДЗ зарубежных танков были предложены менее эффективные блоки ДЗ, устанавливаемые на советских бронемашинах.

Требует незамедлительной переработки «Система исходных данных по характеристикам уязвимости типовых элементарных наземных бронированных целей и поражающего действия противотанковых боеприпасов», созданная в 1983 году. Со времени создания этой системы много изменилось в зарубежном танкостроении, которое приспособлено действовать в условиях шестого поколения войн. При создании системы исходных данных применительно к шестому поколению войн требуется более тщательное исследование характеристик уязвимости бронетехники. Если врач-патологоанатом изучает причины смерти человека или животного, то специалист по уязвимости исследует «организм» бронемашины с целью поиска направлений ее наиболее эффективного поражения.

Таким образом, существующие и используемые в настоящее время руководящие документы не обеспечивают должного уровня организации и проведения испытаний новых образцов ПТУР с ТБЧ.

В журнале «Военная мысль», в котором напечатана статья Рафаила Давлиева, опубликовано поздравление испытательному полигону (в/ч 21374) в связи с его 70-летием. Поздравление подписано начальником ГРАУ генерал-майором Александром Романовским. Не хочется полагать, что подпись Романовского распространяется на дальнейшее использование устаревшей и непригодной для практического применения методологии испытаний ПТУР с ТБЧ, обсуждаемой в статье Давлиева. Организация редакцией журнала «Военная мысль» серьезного оппонирования в сочетании с экспертным заключением опытных специалистов, несомненно, повысило бы качество статьи Рафаила Давлиева по актуальной проблеме испытаний современных ПТРК.

3 коммент. :

  1. и ничто, как - анонизм! не укрепляет веру в наше оружие.

    ОтветитьУдалить
  2. Автор статьи полный осел-провокатор не служивший в армии. Во-первых, даже старенькый РПГ 7 не оставит шанса ни одному из существующих танков, если огонь ведется по боковым и тем более тыловым проекциям любого существующего танка. А в другие места русский пехотинец никогда не бьет, если конечно в душе не внук Рембы. Гусеницы и пространство за катками разрушаются даже боле слабыми типами вооружений.

    Для того, чтобы поразить любой современный танк в выше указанных проекциях даже не надо такой мощной штуки как кумулятивный заряд ручного гранатомета - достаточно даже ЗУ или любого другого ствола калибром от 20 мм. При удачном раскладе с тыла сверху хватит даже 12 мм. бронебойно-зажигательных.

    Во-вторых, любой танк можно даже не пробивать, а просто открыть массированный огонь из линейного стрелкового вооружения - всем приборам, оптике и любой АЗ придет конец. Слепой или разувшийся танк, это всего лишь дорогая братская могила.

    ОтветитьУдалить
  3. Увеличение габаритов блоков ДЗ при идентичности их структуры приводит к увеличению вероятности попадания ПТУР в зону АВ (рис.2). Именно в этой зоне, по словам автора исследования, эффективность противокумулятивной защиты минимальна.
    Интересно, на каком основании он, в таком случае, делает вывод о меньшей эффективности отечественных блоков ДЗ по сравнению с более крупногабаритными зарубежными?

    В созданной в 1984 году «Методике комплексной оценки эффективности БЧ ПТУР с учетом преодоления динамической защиты» ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ не могли быть рассмотрены нетрадиционные способы поражения танков, опубликованные в «НВО» №6 за 2000 год. Кстати, поскольку ПТУР не является боеприпасом, способным самостоятельно определить тип поражаемой цели и наиболее уязвимые места данного типа цели - вполне понятно, что о "нетрадиционных способах поражения" речь может идти с существенными оговорками. При этом критерием гарантированного поражения цели является именно бронепробиваемость боеприпаса при наихудших условиях, в этом Михаил Растопшин абсолютно прав.

    ОтветитьУдалить

Для того, чтобы ответить кому-либо, нажимайте кнопку под автором "Ответить". Дополнительные команды для комментария смотрите наведя мышку на надпись внизу формы комментариев "Теги, допустимые в комментариях".

Тэги, допустимые в комментариях