Меню блога

18 июня 2012 г.

Почему я был "коммунистом" и ненавидел "Америку"

Я прекрасно помню себя "красного"; был 2004-2005 год, то есть уже три-четыре года, как я в Канаде. У меня ничего не клеится с любимой девушкой, с работой и вообще жизнью. Я одинок в чужой стране, там, два с половиной друга, брат, с которым мы тяжело вздыхаем, что вот, никогда у нас не будет нормальной жизни (ну это было двумя годами раньше, но я все тот же). То есть, я осознаю себя полным лузером, экономически, социально, сексуально, как угодно. У одних людей, вот, хорошая работа, какие-то деньги; у другого денег нет, но зато он хороший музыкант и как-то производит впечатление человека, который знает, чего хочет от жизни; третий тоже беден и не музыкант, но вот у него там любимая и любящая подруга. Короче, люди, у которых есть какие-то вещи, или дела, или отношения - а у тебя, вот, ничего нет, ты полный лузер. 


И зачем живешь, не знаешь, и не имеешь в этой жизни того уровня комфорта, который хочешь. Думаю, если бы я был пацанчиком попроще, у которого бы лучше клеились какие-то другие отношения, или которому было бы не западло курить травку или бухать или чего потяжелее, то я бы и не нуждался в таком сложном механизме защиты, а жил бы проще; может, родил бы пару детей, т.к. было бы с кем, или легко стал бы алкоголиком или наркоманом. Говорю это безо всякого даже осуждения, кстати - алкоголизм и наркомания это совершенно нормальные способы жить, когда жить больше нечем и незачем.

Но я был такой интеллигентный мальчик (двадцати трех лет, да), с какими-то там книжками и наверное талантами, и поэтому мне надо было себе найти Идею. Поскольку общество вокруг было чужое, говорило на неродном языке, и жило своей жизнью, в которую включаться было трудно, я и пошел по простому пути - идея должна была, с одной стороны, объяснить мне, почему у меня так все плохо, а с другой - позволить не брать на себя за это ответственность (разумеется, это все не сознательно делалось). Конечно, решение очевидное: я сирота с планеты Криптон родом из СССР, я наследник великих предков из великой страны, в которой у всех все было по потребностям, где текли реки молока и меда, где победили страшнейшего врага всего человечества гитлера, но вот нам так завидовали злые пиндосы, что предательски убили нас, совратили, развратили, чтобы украсть наши ресурсы, и чтобы мы не мешали им угнетать шар земной.

Короче, все в точности по этому тексту:
http://gorchev.lib.ru/txt/by1/komm.shtml

Когда от нас ушли Коммунисты

Когда от нас уходили Коммунисты, они остановили часы на спасской башне, и всё вокруг окаменело.
И Коммунисты вошли мимо каменных солдат в Мавзолей и разбили Гроб Хрустальный. Они сняли с Ленина голову, вытрясли из неё ненужную солому и набили мозгами из свежих отрубей с иголками. Они вырезали ножницами дыру в черном его пиджаке и поместили внутрь алое кумачовое сердце. И  сердце забилось, и встал Ленин, и поднесли ему Смелость в бутылочке. Выпил Ленин Смелость и тут же стал как прежде приплясывать на мягких соломенных ножках и подмигивать сразу двумя нарисованными на голове глазами.
После этого вышли Коммунисты с Лениным под мышкой из Мавзолея и свистнули в два пальца. И вывел им Голый Мальчик из-за ГУМа четырёх Красных Коней. Вскочили Коммунисты в сёдла, достали из подсумков пыльные шлемы ещё с египетских времён, и медленным шагом пошли их кони навстречу красному не нашему солнцу в полнеба.
 
И тогда забили барабаны, и посередине реки Яик всплыл на минуту облепленный раками Чапай, и в Трансильвании заскрежетал в могиле зубами товарищ Янош Кадар, и обнялись в земле Николае и Елена Чаушеску. И Лев Давидович Троцкий зашарил рукой в истлевшем гробу в поисках пенсне, но пенсне, конечно, пожалели сволочи в гроб положить, и он затих уже навсегда. И выкопались из земли Валя Котик, и Зина Портнова, и Павлик Морозов, и  Володя Дубинин, и отдали последний пионерский салют. И молча встали Алексей Стаханов и Паша Ангелина, Сакко и Ванцетти, Че Гевара и Патрис Лумумба, и все те, кого вы, суки, забыли или даже никогда не слышали. И одновременно сели в своих американских кроватях и закричали толстая, черная Анжела Дэвис и навсегда голодный дедушка Хайдер.

А Коммунисты уходили всё дальше и дальше: мимо каменной очереди в Макдональдс и каменной ссущей за углом бляди, пока не превратились в точки. И погасла навсегда Красная Звезда, с которой они прилетели много тысяч лет назад, чтобы сделать нас счастливыми.

И снова пошли часы на спасской башне, и мы тоже пошли дальше, шмыгая носом.
И них@я мы ничего не заметили и не поняли.
Что не будет уже Будущего, и никогда уже не дадут нам каждому по потребности, и не построят нам висячих дворцов и самодвижущих дорог, не проведут нам в кухню пищепровод, и никого из наших знакомых никогда уже не назовут Дар Ветер. Что и мы, и дети наши, и праправнуки так и будем вечно пять дней в неделю ходить на работу, два дня растить черную редьку, потом на пенсию, потом сдохнем.
А не нужно было тогда, когда счастье было ещё возможно, п@здить на заводе детали и перебрасывать через забор рулон рубероида, строить в сарае самогонный аппарат и слушать чужое радио. Тогда не обиделись бы Коммунисты и не ушли бы от нас.
Просрали, всё просрали, долбо@бы.

Ни про какие неприятные моменты истории "страны советов" я и знать не хотел, разумеется -- человек, который попытался бы мне раскрыть глаза, был бы объявлен врагом, предателем, продажной шкурой и сволочью. Теперь я понимаю, что это очень справедливо, что я выслушиваю все эти обвинения в свой адрес сегодня; те же люди еще более резко ругают, скажем, Солженицына; а где он и где я. Это естественно - для меня это не было какое-то абстрактное отвлеченное "мнение"; на вере в великий СССР в буквальном смысле слова держалась вся моя жизнь. Сейчас я бы сказал, что это был плот, сделанный из, простите, говна - но т.к. говно не тонет, то плот исполнял свою главную функцию, держать меня на плаву. А иначе плавать я тогда не умел.

Конечно, были моменты истории СССР, которые отрицать не мог даже я; их надо было объяснить хоть как-то, но это объяснение было нетрудно придумать. "Да, были какие-то небольшие репрессии, но ведь надо же было как-то бороться с внутренними врагами". "Лес рубят, щепки летят". "Да, может быть, изнасиловали немку-другую, но можно же понять, война, то да се". "Да, был какой-то голод на Украине, но ведь не специально, а просто надо было кормить рабочих в Петербурге и на Урале, и хлеб брать было больше негде".

Оговорюсь тут, однако, что садо-мазо комплексов у меня не было; преклоняться, как это в иных кругах модно, перед "ордой" и "орками" и кайфовать от садо-мазо антуража в СССР и вокруг, этого не было; была эдакая "благородная" обида на прибалтов и укров, родства не помнящих, но не было этого, "наши миги сядут в Риге" и прочей мстительной ненависти. Для меня СССР был именно благородным эльфийским государством, которое предали и оболгали; в нем могли быть свои предатели и паршивые овцы, но никакого демонопоклонничества и смакования собственного варварства, как сейчас кое-где наблюдается, не было; даже в самый красный свой период я бы не наклеил в Варшаве про "хозяева вернулись", это надо быть не просто красным, это надо быть все-таки орком, то есть иметь какие-то садо-мазо комплексы, и быть "рабом рессентимента" -- "Генеалогию морали" я уже прочитал и полюбил.

Главным врагом же для меня было именно то, что я видел - или, скорее, фантазировал и воображал - вокруг; "общество спектакля", "общество потребления", такое насквозь лживое и фальшивое, где все покупается и продается, и нет никаких светлых идей. За это, конечно, немного стыдно - но я понимаю, что иначе и быть не могло; миф о великом СССР из прошлого не выдерживал столкновения с реальностью Запада настоящего, поэтому на настоящее надо было закрывать глаза и лгать самому себе, пользуясь при этом плодами этого Запада. Тут помогало именно свое положение бедного и одинокого -- это вот Запад плохой же! Не хочет меня устраивать, а ведь я, да я, да у меня, да я бы мог...

Изменения произошли тогда, когда я сжал зубы и пошел в 25 лет в университет на первый курс (получив от проклятого капиталистического Запада беспроцентный на то кредит). Потом потребовался только один дополнительный шаг - почитать Фрейда, и забить на романтическую любовь-морковь. Закончил университет я, с одной стороны, с дипломом, который давал шанс на нормальную работу, а с другой стороны - с женой, которая вернула мне ощущение себя как нормального человека. С третьей стороны - православным оглашенным (хотя и не формально); христианство впиталось в меня осмотически; впрочем, как раз тут все было довольно просто, т.к. даже и в самые красные времена я почему-то с большим уважением к нему относился, и никогда не делал этих странных, но распространенных ошибок, что вот якобы религия только для дураков, а человек с мозгом в этом не нуждается; почему-то, наоборот, всегда понимал, что религия совсем про другое, а попытка иных религиозников спорить с научными теориями это их личная абберация сознания (даже если она статистически значительна).

Что-то длинная басня получилась, а мораль такова - да не особо я и поменялся, если честно.

Источник

2 коммент. :

  1. Анонимный19 июня 2012 г., 23:02

    истину глаголишь, себя тут вижу. я несчастный наследник прошлой империи(

    ОтветитьУдалить
  2. Коммунистом автор не был, а как был "красным" дурачком, так, похоже, "не особо и поменялся".

    ОтветитьУдалить

Для того, чтобы ответить кому-либо, нажимайте кнопку под автором "Ответить". Дополнительные команды для комментария смотрите наведя мышку на надпись внизу формы комментариев "Теги, допустимые в комментариях".

Тэги, допустимые в комментариях