Меню блога

27 мая 2013 г.

Нерусская Неимперия

Ответ Михаилу Леонтьеву по поводу «опасности превращения России в национальное государство» …
Как вы думаете, дорогие читатели, как могло так случиться, что отец и сын Кадыровы перешли во время Второй Чеченской войны из лагеря сепаратистов, Басаевых-Масхадовых и пр. (в котором они, как известно, находились во время Первой войны), на сторону России? Этот вопрос, на самом деле, совсем не частный, касающийся не только Чечни и чеченцев. Ответ на него нам очень многое прояснит.

Вариант первый, о том, что Ахмат и его сын Рамзан изначально испытывали теплые, дружеские чувства к русскому народу, России, считали ее своей Родиной и пр., прошу не предлагать. Боюсь, что даже какие-нибудь официальные пропагандисты мультикультурности и толерантности, если и озвучивают подобные версии, сами в них не очень верят. Вариант второй, особо любимый как кавказскими ваххабитами так и московскими либералами, о том, что злой кэгэбист Путин просто купил их за деньги российских налогоплательщиков, прошу также отбросить. За деньги, бывает, убивают, но ради них практически невозможно заставить умирать. Умирают только за то, что, на самом деле, считают правильным. Довод о материальных мотивах можно обсуждать долго, но я думаю, непредвзятому наблюдателю ясно, дело тут не в деньгах или как минимум не в них одних.

Заглянуть другому человеку в душу мы, конечно, не можем, однако, предположить, каким должен быть ответ на наш вопрос не так, на самом деле, и сложно. Думается, что суть в следующем: Россия смогла предложить Чечне три вещи.

Первая это, как ни странно, справедливость. Не абстрактная справедливость вообще, а больший ее объем по сравнению с тем, что предлагали другие. Эти самые другие, «гости» из стран арабского мира и их спонсоры, рассматривали чеченцев всего лишь как сырье для продолжения войны с Россией, по сути – пушечное мясо. До каких-то там нужд народа, его устремлений, как и жизней отдельных его представителей, им не было никакого дела. Гибнут молодые чеченцы во время «джихада» против русских – хорошо, не гибнут – плохо. Не можешь – научим, не хочешь – заставим. Самые грамотные и ответственные представители народа (а тот же Ахмат Кадыров был, как известно, муфтием Чечни) успели за годы, прошедшие после первой войны, эту ситуацию хорошо рассмотреть. Вторая вещь, которую Россия предложила Чечне, была защита. Защита, прежде всего, от внешних сил, которые рассматривали традиционный ислам, исповедуемый чеченцами, как нечто нуждающееся в исправлении и приведении к общему ваххабитскому знаменателю. С теми религиозными деятелями, кто отстаивает в России традиционный ислам, у ваххабитов, как известно, разговор бывает короткий. В этом смысле, конечно, Ахмат и Рамзан Кадыровы вступили в эту борьбу за свою веру по своим собственным, не связанным с Россией причинам. Однако вести ее в одиночку, без ее помощи, они вряд ли бы смогли. Ну и, наконец, третья вещь, которую Россия в какой-то мере дала Чечне, была, как это ни удивительно, цивилизация. Для русского уха, привыкшего к самобичеванию и непрерывному оплевыванию со стороны, это в наше время звучит немного странно. Какую еще такую цивилизацию мы можем кому-то принести? У нас у самих-то ее нет. Одно воровство, откаты, распилы и Чубайс. Тем не менее, возможность строить в Чечне заводы и небоскребы, вместо рытья в земле зинданов и бизнеса на заложниках, обеспечила именно Россия. И пусть скажут, что это всего лишь заливание пожара деньгами, дань, которую Москва платит Кадырову и пр. Все равно. Факт остается фактом. Ни нафаршированные по самую шею деньгами монархии Персидского залива, ни весьма состоятельные «друзья» из Европы и Америки на небоскребы Масхадову денег не давали. А вот на зинданы, пояса шахидов и наемников – пожалуйста.

На данном примере мы наглядно наблюдаем механизм сохранения и расширения Империи, так как он действовал на протяжении долгих столетий. Россия, раздвигая свои границы на тысячи километров, на самом деле очень редко кого завоевывала. Такие завоевания «в лоб» в нашей истории можно пересчитать по пальцам. Во всех остальных случаях Империя, во-первых, предлагала защиту от внешнего завоевателя, сосуществование с которым было зачастую невыносимым, как, например, в случаях польского гнета на Украине или трагической судьбы Армении и Грузии под властью османов. Во-вторых, Империя предлагала справедливость, упраздняя произвол местной племенной верхушки, которая, кстати, зачастую замечательно уживается с внешним завоевателем на почве грабежа своего же населения. Так было, к примеру, с переходившей в католичество малороссийской шляхтой в семнадцатом веке (мало отличающейся от сегодняшней «евроинтегрирующейся» Партии Регионов Украины). Ну и наконец, Империя несла цивилизацию, строя железные дороги там, где вчера люди ездили на лошадях или верблюдах, создавая систему образования, здравоохранения и многое другое.
И вот теперь вопрос. Как этот механизм расширения и воспроизводства Империи чувствует себя сегодня? Работает ли он до сих пор или же сломан? Как у нас обстоят дела с защитой угнетенных и притесняемых народов? Может ли Россия ее обеспечить? Ответ простой. Во многих российских автономиях население нетитульной национальности притесняется. Причем, это – не только русские, но и народы находящиеся в меньшинстве в «сложных» автономных образованиях типа Кабардино-Балкарии или Карачаево-Черкессии. В той же Чечне, где была война, как и в Ингушетии, где войны не было, русское население подверглось геноциду. Случилась резня. Сегодня русские загнаны в такое положение, что оказались практически не способны защитить сами себя, не говоря уже о других народах. Способно ли российское государство обеспечить справедливость вообще, и противостоять произволу местной племенной верхушки в частности? Вопрос риторический. Твердого порядка и справедливого суда нет сегодня и в самой коренной России. Понятия о добре и зле, характерные для нашего народа оказались растоптаны в ходе разрушения государства и «экономических реформ». С двух сторон одновременно, клептократы из Москвы и мигранты с окраин совершенно безнаказанно несут свои представления о «добре и справедливости» по стране. «Если украл я – это добро, если украли у меня – зло». «Если я зарезал представителя соседнего племени – это добро, если он меня – зло». Сегодняшняя Россия не способна ликвидировать произвол и «право сильного» ни в автономиях, ни внутри себя. Туда где перестает работать закон, установленный имперским народом, возвращаются дикие, первобытные «понятия». Как обстоят в России дела с цивилизацией? Способна ли она сегодня гарантировать ее блага для себя и нести их другим?

Экономика, по большому счету, сводится к экспорту сырья и импорту готовой продукции. Массовая культура – к «Дому-2». Образование под чутким руководством министра Ливанова деградирует. Страна прекратила летать на своих самолетах, а небоскребы нам возводят турки и китайцы. Все те, кто ответственен за нынешнее состояние нашей цивилизации, включая две ключевые фигуры, – Горбачева и Чубайса, до сих пор чувствуют себя сухо и комфортно.
Так что же там с российской «имперскостью»?

Это, наверно, грубое сравнение, но если вы импотент, идти на поиски невест вам ни к чему. Вы окажетесь никому не нужны, да и вам, на самом деле, никто не нужен. Это, на самом деле, все так или иначе понимают, но редко кто произносит вслух. Сторонники имперской политики боятся признать ее нынешнюю несостоятельность, противники – не хотят говорить о потерях, которые несет страна, переставшая быть имперским государством.

Чего от России ждут народы, причем как внутри страны, так и в ближнем зарубежье?
Первое, защиту от внешних врагов и их союзников. В это число входят и «товарищ волк» из Вашингтонского обкома, и нефтяные шейхи – спонсоры терроризма, и их союзники типа высокопоставленных «болотных» либералов, ваххабитов, разного рода местных русофобов, ювенальных и голубых НКО и пр. Может ли Россия гарантировать защиту от них, хотя бы в пределах своих границ? Спросите у тех русских людей, которые покидают сегодня Северный Кавказ под напором местного национализма и привозного ваххабизма. Спросите тех, у кого имплантированная извне система ювенальной юстиции начинает «изымать» детей. Может ли государство защитить их, хочет ли? Второе, – это справедливость. Ликвидация власти разного рода ханов, баев и гетманов и порождаемого этим многоцветным феодализмом беззакония, восстановление власти права на всей территории страны. Никакая мультикультурность, демократия и «самоуправление», когда каждый местный феодал безнаказанно творит все, что ему вздумается, никому уже давно не нужны. Этого «добра» итак в достатке у всех. Сегодня востребовано нечто совершенно противоположное. Проблема только в одном. Если у тебя царит произвол, то кому-то другому ты не можешь принести ничего другого. Пока в Москве продолжает свою беспечальную жизнь вороватое перестроечное боярство, подобранное, кстати, зачатую по тому же племенному принципу, ничего в этом плане не изменится. Чем больше Россия производит олигархических общечеловеков для проживания в Лондоне, тем менее привлекательной она становится для всех остальных.

Ну и наконец третий пункт, цивилизация. Если у тебя промышленность, образование, здравоохранение, наука и пр. деградируют, ты не сможешь обеспечить их достижения ни для себя самого, ни принести кому-то еще.
Российский имперский механизм с большим скрипом но все же проворачивается еще иногда, как это произошло в случае с Чечней. Однако это случается все реже, да и издержки этого процесса растут. Издержки, прежде всего, для русского народа. Империя, не обеспечивающая ни защиты, ни справедливости, ни цивилизации, становится никому не нужна и перестает быть империей.

Михаил Андреев, публицист, Киев

0 коммент. :

Отправить комментарий

Для того, чтобы ответить кому-либо, нажимайте кнопку под автором "Ответить". Дополнительные команды для комментария смотрите наведя мышку на надпись внизу формы комментариев "Теги, допустимые в комментариях".

Тэги, допустимые в комментариях