Меню блога

27 июня 2013 г.

Финансово-экономическая десуверенизация России

В.Э. Багдасарян.
Рассматривается формат одной из сценарных схем борьбы против России. Российское государство по этому сценарию формально продолжает существовать, но степень его суверенности минимизируется.
Традиционный способ «поражения» суверенности имел военный характер. В классическом виде он представлял собой завоевание одним государством другого. Однако со временем технологии межгосударственной борьбы усложняются. Изменяется сам тип ведения войн. Для «поражения» суверенитета теперь уже нет необходимости в применении военной силы. Существуют и совершенствуются иные способы десуверенизации. Рассмотрим, в частности, механизмы экономической и финансовой десуверенизации России.




Финансовая десуверенизация
Степень финансовой суверенности современной России иллюстрирует ряд статей Федерального закона о ЦБ. Законодательство о Центральном банке РФ четко проводит идею его независимости по отношению к собственному национальному государству. В одной из статей подчеркивается право ЦБ оспаривать решения, обращаясь в международные суды. Центральный банк может, согласно действующему законодательству, судиться в международных судебных инстанциях с Российским государством. Основной финансовый институт государства оказывается вне сферы прямого государственного управления. Возможность государства в осуществлении финансовой политики законодательно блокируется. Ниже приводятся характерные постатейные выдержки из Федерального закона:


Статья 1.
«Функции и полномочия, предусмотренные Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным законом, Банк России осуществляет независимо от других федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления».
 
Статья 2.
«Уставный капитал и иное имущество Банка России являются федеральной собственностью. В соответствии с целями и в порядке, которые установлены настоящим Федеральным законом, Банк России осуществляет полномочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом Банка России, включая золотовалютные резервы Банка России. Изъятие и обременение обязательствами указанного имущества без согласия Банка России не допускаются, если иное не предусмотрено Федеральным законом».

Статья 6.
«Банк России вправе обращаться за защитой своих интересов в международные суды, суды иностранных государств и третейские суды». 

Будучи независимым по отношению к собственному государству, Центральный банк оказывается при этом в достаточно определенной зависимости по отношению к внешним финансовым акторам.

Действует система currency board. Чтобы выпустить рубли, Российская Федерация должна осуществить соответствующие закупки долларов.


А доллар сегодня, как известно, в соответствии с принципами Кингстонской системы, не соотносится с золотом и не имеет экономического товарно-услугового обеспечения. Россия продает реальные товары, невозобновляемые природные ресурсы, а в обмен получает не более чем «бумагу». В средневековый период такого рода отношения определялись понятием «данничество».


Что получается в итоге применения механизма currency board? На рисунках ниже приводится сопоставление структуры золотовалютных резервов России и стран Запада. По объему резервной валюты Россия уверенно впереди. А вот картина с имеющимися запасами золота прямо противоположная. Россия при существующей системе мировых финансовых отношений принуждается к такой системе золотовалютного распределения. И не только она одна. Все сколько бы то ни было значимые геоэкономические субъекты, не представляющие западный мир, имеют в структуре золотовалютных резервов преобладание валюты (рис.1,2).

Рис.1. Объем валютных резервов России и стран Запада
Рис.2. Доля золота в национальных валютных резервах России и стран Запада

Еще более наглядно иллюстрирует характер мировых финансовых отношений соотнесение количества денег в обращении (М0) и резервных активов денежно-кредитного регулирования в России и США. В России резервы значительно выше циркулируемой в экономике денежной массы. США имеют прямо противоположное соотношение. Российская экономика могла бы быть, судя по приводимым количественным данным, монетизирована на американском уровне. Но монетизация России искусственно сдерживается. Сверхвысокий объем резервных активов — это деньги, изъятые из российской экономики (рис. 3).
Рис.3. Количество денег в обращении и резервные активы денежно кредитного регулирования в России и США, в млрд долл. (2008 г.)

Другим механизмом финансовой десуверенизации страны является заниженная ставка рефинансирования.
И дело здесь не только в том, что в Российской Федерации она наивысшая среди значимых геоэкономик мира. Более иллюстративно в тематике определения степени суверенности российского государственного управления рассмотрение политики в период финансового кризиса. Когда все крупные геоэкономичские субъекты понижали в кризисных условиях ставку рефинансирования, в РФ она асинхронно повышалась (рис. 4). И этим «странным» курсом Россия отличается уже не только от стран Запада, но и от всего остального мира. Но, может быть, это какая-то случайность, ошибка отдельных лиц в конкретной ситуации?

Рис.4. Ставка рефинансирования в ведущих геоэкономиках мира и мировой финансовый кризис
Так же, как и во время нового мирового финансового кризиса, власть действовала в «дефолтный» 1998 г. Ставка рефинансирования была повышена, усугубив глубину кризисных последствий для экономики России. В точке максимума размер ставки возрос по отношению к уровню 1997 г. в 7 раз (рис. 5). Следовательно, рецептура реагирования на кризис через повышение ставки рефинансирования, как минимум, не случайна. То что такой курс ЦБ противоречит национальным интересам России — очевидно. Но государство при существующей системе не обладает должным суверенитетом для обеспечения национально ориентированной финансовой политики.
Рис.5. Ставка рефинансирования ЦБ России в условиях кризиса 1998 г., %
Косвенным показателем суверенности государственного управления в финансовой сфере является направленность инвестиций. Капитал в капиталистической системе всегда находится в динамичном состоянии. Если не происходит инвестирования капитала в собственную экономику, то инвестируется экономика других стран. При испытываемом современной Россией «инвестиционном голоде» происходит устойчивый рост инвестированияею внешнего мира (рис. 6). Этот процесс традиционно определяется как «бегство» российского капитала.
Рис.6.Иностранные инвестиции из России за рубеж, в % (2000 г. — 100%)

Показательна при этом страновая структура внешнего инвестирования. Около 60% в ней занимают специфические страны «курортного типа» (офшоры) — Кипр, Виргинские острова, Бермуды, Гибралтар, Багамские острова. Такого рода структура инвестирования указывает, что главная ее цель для отечественного бизнеса — не вложение средств в перспективные сферы экономического развития, а вывод финансовых средств из зоны досягаемости Российского государства (рис. 7).

Рис.7. Инвестиции из России за рубеж по странам мира (страны «офшорной зоны»)

Как реляция об успехах преподносился в свое время тот факт, что России удалось в начале 2000-х гг. погасить государственный внешний долг. Это, безусловно, повышало степень суверенности государства. Однако был погашен долг государства как института, тогда как совокупный внешний долг страны продолжал расти. Россия должна сегодня внешнему миру существенно больше, чем на начало 2000-х гг. (рис. 8). Независимость хозяйствующих субъектов по отношению к внешним финансовым акторам продолжает снижаться. Среди геоэкономик крупных полупериферийных стран Россия имеет один из самых высоких в мире показателей внешнего долга по отношению к ВВП. Более десуверенизована по этому параметру только Индонезия (рис. 9).

Рис.8.Государственный внешний долг и совокупный внешний долг России

Рис.9.Внешний долг от ВВП крупнейших полупериферийных государств
Экономическая десуверенизация
Один из ключевых вопросов при определении степени экономической суверенности — вопрос о структуре собственности. Значимость сектора иностранной собственности объективно снижает суверенность государства в экономике страны. В России ее удельный вес устойчиво возрастает. На настоящее время доля организаций иностранной и совместной российскоиностранной собственности в общих объемах промышленной продукции составляет более четверти. При сохранении существующих тенденций этот показатель к 2020 г. превысит уже треть (рис. 10).


Рис. 10. Доля объема производства промышленной продукции организаций иностранной и совместной российско-иностранной собственности

Доля иностранного капитала в различных отраслях российской экономики уже сейчас превышает условный рубеж в 20–25%. В черной металлургии этот показатель на сегодня превысил уже 75%. Более половины занимает иностранный капитал в пищевой промышленности. Как себя поведет этот капитал в случае существенного обострения отношений России с Западом? Скоординированность его действий в такой ситуации может легко привести к обрушению всей российской экономики.
Показательно отношение российского населения к распространению в России иностранного капитала. Народ в целом осознает продуцируемые угрозы и относится к этому негативно.
Низкая степень суверенности российской экономики определяется в значительной мере зависимостью от внешней торговли.
Показательно в этом отношении сравнение степени внешнеторговой зависимости России и США. Экономика Российской Федерации зависит сегодня от внешней торговли почти на 20%. США традиционно определяется как торговая цивилизация. Казалось бы, ее показатель зависимости от внешнеторговой деятельности должен быть выше, нежели в России. Однако в Соединенных Штатах Америки он находится на уровне менее 10%. Зависимость от внешней торговли СССР в позднесоветский период максимальной открытости составляла 8,5%. Экономика России, которая традиционно противопоставляется экономикам торговоориентированных стран, уже хотя бы ввиду предопределяющей ее специфики природно-климатических условий, оказывается чрезмерно открытой. Деавтаркизация, отступление от оптимума открытости, соотносится с десуверенизацией (рис. 11).

Рис.11. Степень зависимости экономики России и США от внешней торговли

Наглядно экономическая зависимость России от ее торговых взаимоотношений с внешним миром проявляется при анализе показателей импорта и экспорта.
Существуют разные экспертные оценки определения критических пороговых значений доли импорта в структуре национального потребления.
Чаще всего в качестве международно принятой нормы называется показатель в 20%. При превышении этого рубежа возникают угрозы для национальной безопасности. В современной России по многим параметрам эти допустимые 20% существенно превышены. Импорт продовольствия в расчете на душу населения возрос за 2000-е гг. в пять раз. В периоды кризисов — и в 1998 г., и в 2008 г. — импортные поставки резко снижались. Само это снижение демонстрировало вероятность сценария внешнего продовольственного диктата (рис. 12).

Рис.12. Импорт продовольствия на душу населения

Доля импорта в продовольственных товарах, находящихся на российском рынке, составляет 35%. Особо опасной представляется зависимость от зарубежных поставок по мясу и мясопродуктам. В торговле говядиной доля импорта превышает 60%. Наиболее зависимыми от импортного продовольствия оказываются мегаполисы во главе с Москвой.
Еще более тяжелая ситуация — в торговле товарами тяжелой промышленности. По многим ключевым для экономики видам товаров импорт не просто превышает пороговое значение, но занимает доминирующее положение. Отечественный товаропроизводитель в сфере тяжелой промышленности России либо прекратил свою деятельность, либо минимизировал производство Минимизирована доля национальных акторов рынка и в обеспечении населения товарами массового потребления. На 80% россияне носят одежду зарубежного пошива. Удельный вес импорта по отдельным товарам бытового пользования превышает сегодня 90%. Близка к абсолютной зависимость России от поставок компьютерного оборудования.
К самым катастрофическим последствиям, выражаемым миллионами жизней россиян, может привести зависимость России от импорта лекарственных средств.
По официальным данным, почти 73% потребляемых лекарств — импортного происхождения. По неофициальным — более 90%. Что будет с российским населением в случае внешней изоляции страны, когда поставки иностранных лекарственных препаратов будут остановлены?
Вытеснение товаров отечественного производства импортными товарами нельзя объяснить исключительно действием механизмов свободного рынка. Согласно данным опроса ВЦИОМ, большинство россиян оценивают качество российских товаров в соотношении с ценой выше, чем иностранных. Получается, что товары более низкого качества и более высокой цены получают в сложившихся условиях преимущество. Абсурдная ситуация для рынка! Значит причина импортного доминирования состоит не в самой продукции, а в более высоких дополнительных издержках разного рода отечественного товаропроизводителя. Следовательно, национальные экономические акторы поставлены, в сравнении с иностранными, в более тяжелое положение. Речь идет даже не об отсутствии протекционизма, а о протекции в отношении к внешним торговым агентам.
При процессном рассмотрении установления импортной зависимости России обнаруживается определенная стратегическая линия. В 1990-е гг. цена на иностранные товары в России, как правило, понижалась. Когда же ушел с рынка или прекратил свое существование как субъект отечественный товаропроизводитель, а государство обозначило иную риторику в диалоге с Западом, ситуация на рынке принципиально изменилась. В 2000-е гг. цены на импортные товары пошли резко вверх. Становится все более очевидно, что цены в мировой торговле устанавливаются политически, а не являются результатом свободной конкуренции, как утверждают либеральные учебники (рис.13).

Рис.13. Стратегия импортозависимости. Динамика средних импортных цен, (1995 г. — 100%)
Современная российская экономика сегодня существенно зависит от экспорта, а экспорт, в свою очередь, определяется продажей нефти и газа. Сегодня экспорт составляет 28% валового внутреннего продукта России. Для сравнения, в США его удельный вес — 11% ВВП. В СССР позднего периода он составлял около 10% ВВП. И даже при десяти процентах усиливающая моноспециализированность Советского Союза в торговле углеводородным сырьем была использована геополитическими противниками как фактор дестабилизации его экономики (рис.14).
Рис.14. Доля экспорта в структуре ВВП в Российской Федерации, США и СССР
Доля экспорта в структуре ВВП в Российской Федерации, США и СССР Зависимость экономики современной России от сырьевой составляющей экспорта за 2000-е гг. существенно усилилась. О существовании такой связи свидетельствует, в частности, рост коэффициента корреляции цены на нефть и инвестиций в российскую экономику.
Увеличение удельного веса сырья в структуре экспорта соотносится с падением доли машин и оборудования. Напротив, в структуре импорта доля машин и оборудования синхронно возрастает. Диагноз очевиден: сырьевизация и деиндустриализация России подрывают основания ее государственного суверенитета.

***
Статья составлена на основе доклада Вардана Багдасаряна, представленного на конференции «Современные проблемы государственной политики и управления», прошедшей 17 октября 2012 года в МГУ им. М.В. Ломоносова.
Источник

0 коммент. :

Отправить комментарий

Для того, чтобы ответить кому-либо, нажимайте кнопку под автором "Ответить". Дополнительные команды для комментария смотрите наведя мышку на надпись внизу формы комментариев "Теги, допустимые в комментариях".

Тэги, допустимые в комментариях