Меню блога

4 июля 2013 г.

Россию застроят «тюрьмами «будущего»

Легендарный Владимирский централ и ИК-7 стали экспериментальными площадками по строительству «тюрем будущего». Пилотным проектом по переделыванию колонии в тюрьму стала колония строгого режима №7 поселка Пакино.

ХОТЕЛИ КАК ЛУЧШЕ

На днях Федеральная служба исполнения наказаний России (ФСИН) представила общественности две тюрьмы «нового типа».


Вернее, сами исправительные учреждения старые. Владимирский централ (ФКУ «Тюрьма-2») отмечает в этом году 230 лет. Второе учреждение, исправительная колония строгого режима №7 в поселке Пакино Владимирской области, появилось в 1940 году. Сейчас их перестраивают.

Дело в том, что в 2011 году в России было объявлено о начале грандиозной реформы - по замыслу ее авторов, к 2020 году у нас в стране должны полностью исчезнуть колонии и появиться «социальные лифты». К этому времени дела заключенных пересмотрят, часть сидельцев колоний отправят в тюрьмы, остальных - на поселение.

На практике это будет означать экономию бюджетных средств, сокращение числа сидельцев и сотрудников УИС
.

Российские власти неожиданно вспомнили, что на Западе сидят реже, меньше и это все называется словом «гуманизация». А раз получать огромные прибыли с труда заключенных, как в СССР, мы не умеем, то лучше нам преступников и вовсе распустить, за исключением убийц и еще некоторых категорий - они, как совершившие особо тяжкие преступления, будут сидеть в тюрьмах. Совершившие же преступления меньшей тяжести после реформирования начнут перевоспитываться в поселениях, в условиях домашнего ареста, или вообще пойдут на все четыре стороны.

Как объяснил начальник управления социальной, психологической и воспитательной работы с осужденными ФСИН России, генерал-майор Валерий Трофимов, колонии придумали в Советском Союзе, чтобы перевоспитывать преступника «коллективом». Теперь уголовная система берет курс на усиление индивидуализации. То есть прямиком на Запад. А раз на Запад - значит, это хорошо.

И вот готовы первые итоги эксперимента. Пилотным проектом по переделыванию колонии в тюрьму стала колония строгого режима №7 поселка Пакино.

«УБИЛ ЗА ТО, ЧТО ОН ДЕНЕГ ДАТЬ НЕ ХОТЕЛ»

В эксперимент по строительству «тюрьмы будущего» в ИК-7 попали 300 из 1500 здешних сидельцев. По замыслу руководства ФСИН, при переходе на тюремную систему в камерах вместо ста человек будут проживать от одного до шести заключенных. Такая «индивидуализация» позволит избежать беспорядков, исчезнет система отрядов, а вместе с отрядами уйдет в прошлое вся иерархия советского тюремного мира - исчезнут «положенцы» и «воры в законе».

Местные сидельцы встречали нас своими жизненными историями. Интеллигентный мужчина в очках, Алексей Киселев, рассказал, как «убил мужчину, потому что он денег дать не хотел».

До этого Алексей Киселев сидел еще два раза - обкрадывал людей, которые тоже денег давать не хотели. Все сидельцы колонии сидят не впервые, потому и колония - строгого режима.
«Здесь кормят, крыша над головой и зарплата 5200 руб.»
Тюрьма будущего, построенная на территории колонии, состоит из нескольких блоков - строгих условий, обычных и облегченных. «Не надо путать. Режим у них у всех строгий, условия - разные», - объясняют сотрудники колонии.

Благодаря разным условиям реализуется сама суть новой реформы - «система социальных лифтов». Смысл «лифтов» таков - всех заключенных вначале помещают в обычные условия. Потом тех, которые хорошо себя ведут, переводят в камеры с облегченными условиями содержания: здесь мебель шикарная, деревянная, которую заключенные тут же и делают на собственном производстве. Хулиганов, напротив, спускают на «социальном лифте» вниз - в строгие условия. Здесь койки железные.

По замыслу ФСИН, такая «система социальных лифтов» заставит заключенных вставать на путь исправления. Уже есть и исправившиеся - Игорь Степунин раньше был злостным нарушителем режима, а теперь, узнав о реформе, пересмотрел свое поведение. В итоге его перевели на облегченные условия (где шикарные деревянные кровати).

Игорь Степунин с радостью поведал о своей судьбе - лет ему 38, из них отсидел 20, на свободе ни дня не работал. Сидит обычно за кражи. И бросать это дело не собирается, потому что на воле ему только работу грузчика на рынке предлагали за 3 тыс. руб. в месяц, объяснил рецидивист.

Сотрудники колонии рассказывают - пока здешние сидельцы отбывают наказание лет по десять, успевают получить по три рабочих специальности. Но «на выходе», получается, все равно никому не нужны - Игорь Степунин надеется, что снова сядет: «Здесь кормят, крыша над головой, зарплата на швейном производстве пять тысяч двести».

Начальник управления ФСИН по Владимирской области Андрей Виноградов замечает, что у Игоря Степунина, хоть он и встал на путь исправления, «раскаяния-то в глазах не видно». Да и как это так - человек, еще не выйдя, снова хочет попасть в тюрьму? «Разве в тюрьме должно быть лучше, чем на воле?» - задается вопросом начальник управления.

И вспоминает, как недавно читал статистику: «Только 7% влияния на преступность оказывает система исполнения наказаний. А 93% - экономическая ситуация в стране».
Деревянную мебель для камер с облегченными условиями содержания заключенные делают сами
НА СВОБОДУ - С ГРЯЗНОЙ СОВЕСТЬЮ

В ИК-7 удивляет отсутствие плакатов, которые висели во всех исправительных учреждениях во времена СССР: «На свободу - с чистой совестью». Плакаты висят здесь новые, современные.

Например, плакат: «Если ты оступился, тебе помогут, только протяни руку». Но каждому россиянину известно, что государство никогда ему не поможет и бросит хоть в тюрьме, хоть на свободе, хоть в больнице, не найдя денег на операцию или медикаменты, не обеспечив работой, пенсией, да и вообще ничем.

«Зато в колонии - каша утром, каша на обед, каша на ужин. На обед суп еще есть», - объясняют заключенные.

Сейчас в тюрьмах и колониях разрешены телевизоры и холодильники. Но в холодильниках хранить толком нечего - например, в магазинах для спецконтингента запрещено продавать колбасу.

«Она скоропортящаяся, они отравятся», - объясняют мне сотрудники учреждения.

РАЗРУХА В ГОЛОВАХ

В экономическом плане ситуация в ИК-7 - одна из лучших в стране. Почти все заключенные  трудоустроены. Однако, если говорить честно, сегодняшнее производство в УИС - по сравнению с СССР одни слезы.

Так, 1500 заключенных ИК-7 вырабатывают в год 500 тыс. чистой прибыли! То есть в месяц прибыль от работы одного сидельца - меньше 30 рублей! И убыль - намного больше. Ведь на реконструкцию одного сидячего места в том же Владимирском централе ушло 750 тыс. руб. То есть только за ремонт заключенный должен работать 2 тысячи лет.

С него вычитают за питание, но этих денег, как говорят, даже на кашу не хватает. Ну и зачем стране такие убытки? Подумали в руководстве страны и решили сидельцев в очередной раз кардинально подсократить.

После планируемого сокращения сотрудники ФСИН станут вольнонаемными. Их зарплата будет всего на 800 рублей больше, чем у заключенных, то есть 6 тыс. руб.

Можно, конечно, наладить в УИС прибыльное производство. Вот только нет в нынешних руководителях государства никаких хозяйственных жилок, талантов и способностей.

Сотрудники учреждения жалуются, что их самих скоро ждет нерадостное будущее: «Достойные зарплаты только у военных и в силовых структурах. По всей стране идут сокращения - ФСКН сократили, милицию сократили, многих военных перевели на гражданку. У нас в поселке половина работает на полигоне, вторая половина - в тюрьме. Те, кого на полигоне перевели на штатные должности, получают 6-8 тыс. руб. Теперь и в системе исполнения наказаний ожидается похожая реформа».

Сейчас работники исполнительной системы - богачи по местным меркам. Лейтенант зарабатывает 25-45 тыс. в месяц. Одни уверены - в случае перевода на гражданские должности «работать с зэками за 6 тыс. руб. желающих не найдется».

Другие полагают - в наших российских регионах и зарплате в 6 тыс. руб. обрадуешься. Все ж на 800 руб. больше, чем у тех, кого они охраняют.

ЭПИЛОГ

Шикарные меблированные комнаты приведут к банальной коррупции. Ведь за такие комнаты любые деньги дадут. Если эти деньги есть.

Проблему коррупции в УИС признает и генерал Валерий Трофимов: «Ни для кого не секрет, что, как только дело доходит до УДО (условно-досрочное освобождение), сотрудникам исполнительной системы предлагают взятки за положительные характеристики. Поэтому в ближайшее время вместо личного дела на каждого осужденного будет заводиться «электронный дневник» - данная программа будет составлена таким образом, чтобы никто и никогда не смог изменить уже сделанные записи». Эти слова генерал сказал еще в 2011-м. До сих пор об электронных дневниках во многих колониях ни слуху ни духу.

0 коммент. :

Отправить комментарий

Для того, чтобы ответить кому-либо, нажимайте кнопку под автором "Ответить". Дополнительные команды для комментария смотрите наведя мышку на надпись внизу формы комментариев "Теги, допустимые в комментариях".

Тэги, допустимые в комментариях