Меню блога

3 июля 2013 г.

Советская военная мощь образца 80-х

Объявленная Горбачевым на апрельском Пленуме ЦК КПСС 1985 года политика «перестройки», реализация которой должна была придать СССР больший динамизм развития («ускорение»), а также некоторый либерализм в политической системе при условии сохранения коммунистической идеологии была абсолютно правильно понята Западом как начало процесса распада Советского Союза и всей мировой коммунистической системы, в первую очередь Организации Варшавского Договора. Естественно, что «перестройка» на ура была встречена на Западе. 



Начались многочисленные вояжи советского лидера по всему миру с разного рода мирными инициативами, которые сыпались как из рога изобилия. «Мирные инициативы» были восприняты Западом как признание слабости советской политической системы. Накопленный трудом всех поколений советских людей мощнейший в мире военный потенциал бездарно сокращался под восторженные аплодисменты Запада. Договор по РСМД 1987 года стал ярким образчиком горбачевской политики. Конечно, надо было сокращать непомерно раздутые военные машины СССР и США, но сделать это надо было со строгим учетом собственных интересов, прежде всего на перспективу. Сиюминутная бездарная политика по РСМД в стиле «если завтра война», как будто Запад не сегодня, так завтра развяжет войну в Европе, как нельзя лучше иллюстрирует полную некомпетентность Горбачева и его соратников в оценке стратегического положения в мире. «Перестройка» ударила по армии с такой силой, что она не может оправиться до сих пор.

       Возьмем 1989 год. Это последний год «перестройки» в стиле Горбачева, за которым последовали сильнейшая эрозия коммунистической идеологии, по сути, ее обвал, и как следствие, уже неуправляемые центробежные тенденции внутри страны, начавшиеся с прибалтийских республик. Поэтому год 1989-й можно считать последним более-менее «полноценным» годом существования СССР. Конец 80-х – начало заката советской сверхдержавы. Экономика практически полностью развалена, политическая система дышит на ладан, в стране свирепствует карточная система, армия, как может, пытается отбиваться от наскоков демократической «перестроечной» прессы, обвиняющей вооруженные силы страны во всех смертных грехах, начиная от Афганистана и кончая «дедовщиной». Одна за другой сдаются стратегические позиции страны, рушится Берлинская стена, ГДР вливается в ФРГ (Горбачев – лучший немец года), Восточная Европа переживает сезон «бархатных революций», ширится поток в СССР посылок с «гуманитарной помощью» со всего мира, в том числе и кусочки шоколадок со следами зубов сытых западных детей. Страна, пожалуй, не испытывала такого унижения со времен заключения Брестского мира в 1918 году, заключенного большевиками в угоду сохранения собственных позиций в раздираемой гражданской войной России. Но Советская Армия все еще пыталась сохранить хотя бы видимость боеспособности, которая удавалась ей все труднее и труднее.
 
     Если взять технический арсенал Вооруженных сил, то здесь наблюдалось более-менее терпимое положение благодаря огромным запасам вооружений и боевой техники, накопленных за десятилетия. Мощный оборонный потенциал все еще держался на плаву, несмотря на резкое сокращение военных заказов со стороны государтсва и простаивания по этой причине огромных производственных мощностей. Конструкторские бюро по разработке вооружений пытались доводить до требуемых кондиций новые образцы оружия и техники порой на основе лишь голого энтузиазма. Что представляла собой советская военная машина конца 80-х? В декабре 1988 года на Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке было объявлено о сокращении советских вооруженных сил на 500 тысяч человек, а также на 10 тыс. танков и 8,5 тыс. артиллерийских систем в период 1989-90 годов. 7 апреля 1989 года в Лондоне Горбачев сообщил, что численность советских вооруженных сил по состоянию на 7 января 1989 года составляла 4258 тыс. человек, в том числе 1596 тыс. в сухопутных войсках, 437,5 тыс. – в ВМФ, остальные в РВСН, Войсках ПВО, ВВС, силах оперативного и материального обеспечения. В эти цифры не входили пограничные войска КГБ и внутренние войска МВД, которые, по американским данным, составляют примерно 430 тыс. человек. Вскоре стало известно, что СССР тратит на военные расходы 74,3 млрд. рублей, из них более 32 млрд. на закупку оружия и боевой техники (ранее СССР признавал расходы на оборону в примерно 17 млрд. рублей). Впрочем, и горбачевские цифры далеко не в полной мере отражают истинный уровень военных затрат, абсолютное большинство которых проходили по совершенно другим статьям (данное издание не преследует исследование методов определения истинных расходов СССР на оборону. – Л.Н.).

      Наиболее мощным компонентом обороны страны являлась все еще мощная стратегическая триада – ракетные войска стратегического назначения, ракетные подводные крейсеры стратегического назначения ВМФ и дальняя стратегическая авиация ВВС. В стране сохранялся мощный комплекс по разработке и производству ядерного оружия. Количественно триада в 1989 году состояла из 1390 ПУ МБР, из которых 812 были оснащены РГЧ ИН (общее количество боеголовок составляло более 6000 единиц), 926 БРПЛ на 61 РПК СН (около 3000 боеголовок, из которых 2500 оснащены РГЧ ИН) и 162 тяжелых стратегических бомбардировщика, из них 72 – носители КР большой дальности Х-55 (примерно 1000 ядерных боеприпасов). Таким образом, суммарный стратегический потенциал состоял примерно из 10 тыс. ядерных боеголовок, чем обеспечивалось примерное равенство с США в области стратегических наступательных вооружений.
 
    80-е годы благодаря огромному заделу работ в предшествующее десятилетие стали временем осуществления огромного качественного рывка в техническом оснащении стратегических сил. Парк МБР еще в 1981 году достиг своего наивысшего потолка в 1398 ракет с 6420 ядерными боеголовками, из них 308 самых мощных в мире МБР РС-20 (SS-18 Satan – “Сатана”), оснащенных каждая 10 боеголовками индивидуального наведения мощностью по 500 кт. Следующим этапом развития РВСН стала разработка и принятие на вооружение мобильных комплексов стратегических ракет – РС-22 железнодорожного (боевые железнодорожные боевые комплексы, или сокращенно БЖРК, 1987 год) и РС-12М «Тополь» (РТ-2ПМ) с грунтовым базированием на мощных семиосных транспортно-пусковых установках на шасси МАЗ-547В (1985 год). В конце 80-х насчитывалось уже более 50 ПУ ракет РС-22, по боевым характеристикам аналогичных американским МХ, и более 250 ПУ ракет РС-12М. РС-22 в нескольких ракетных базах имели обычное стационарное базирование на высокозащищенных шахтных ПУ, «Тополя» в это время размещались только на мобильных ПУ. Парк мобильных МБР является наиболее современным компонентом РВСН и до настоящего время не имеет аналогов в мире.

      В 80-х годах интенсивно развивался морской компонент стратегических сил. С 1980 года в строй вступают гигантские подводные атомоходы (тяжелые РПК СН) проекта 941 «Акула», известные на Западе как «Тайфуны». Лодка длиной 170 м и шириной 25 м имеет подводное водоизмещение в 44500 т, что является рекордным показателем в мире (крупнейшие американские ПЛАРБ имеют подводное водоизмещение 18700 т). С 1996 года в боевой состав флота вводятся последние представители серии РПКСН проекта 667 – 667БДРМ «Дельфин» (код НАТО – Delta-4). В 1989 году ВМФ располагало шестью «Акулами» и четырьмя «Дельфинами», которые явились достойным ответом на восемь американских «Огайо».

      Качественное обновление, хотя и не в таких масштабах, претерпевали и стратегические ВВС. Основным боевым самолетов дальней авиации продолжал оставаться тяжелый турбовинтовой бомбардировщик Ту-95, парк которых с 1984 года начал пополняться новой модификацией Ту-95МС, оснащаемой, в зависимости от типа комплектации, 6 или 12 КР большой дальности Х-55 – аналогов американских AGM-86В «Томагавк». Но, несомненно, в 80-х годах самым большим событием для ВВС дальнего действия стало принятие на вооружение новейших тяжелых стратегических ракетоносцев типа Ту-160 с изменяемой геометрией крыла, ставших крупнейшими боевыми самолетами во всей истории мировой авиации. Его максимальный взлетный вес, составляющий 275 т, значительно превосходит массу американского визави В-1В – 180 т, масса боевой нагрузки – соответственно 45 и 22 т. Новые самолеты начали поступать в ВВС в 1987 году и шли на перевооружение тяжелого бомбардировочного авиаполка, базировавшегося в Прилуках (Украина). Первоначальный план закупок 100 Ту-160 в связи с нахлынувшей в страну «перестройкой» уже в середине 80-х годов стал представляться уже нереальным. В конце 80-х годов количество самолетов этого типа, как опытных, так и боевых, вряд ли превышало 10-15 единиц, но само создание Ту-160 говорило о достижении Советским Союзом нового качественного уровня развития своей военной авиапромышленности.

        Американская триада также претерпевала значительные качественные изменения. В 1982 году на вооружении наземного компонента состояли 1053 ПУ МБР, из них 450 «Минитмен-2» (девять эскадрилий), 550 «Минитмен-3» (11) и 53 «Титан-2» (шесть). Боевое применение стратегических наступательных сил осуществляется по решению президента США, которое доводится до комитета начальников штабов (КНШ) – высшего органа управления вооруженными силами страны. Последний со своего основного командного центра (ОКЦ КНШ расположен в подземной части Пентагона) или с запасного (ЗКЦ находится в предгорьях Голубых гор, в 90-95 км от г. Вашингтон) или с воздушного командного пункта на основе решения президента и общего оперативного плана использования вооруженных сил дает команду САК ВВС США о боевом применении МБР и стратегической авиации. Командный пункт САК расположен в подземной части здания штаба САК на авиабазе Оффут (штат Небраска). Он имеет автономную систему жизнеобеспечения и функционирует круглосуточно. Воздушный КП САК развернут на специальных самолетах ЕС-135, которые базируются на авиабазе Оффут и поочередно (по одному) несут круглосуточное дежурство в воздухе, имея на борту оперативную группу. В мирное время ее возглавляет дежурный генерал.

      При создании и развитии систему управления САК ВВС США основными принципами считались: высокая оперативность, устойчивость, надежность, гибкость и скрытность управления. Парк МБР в 80-х годах пополнился новыми ракетами МХ (Peasеkeeper - «Страж мира»), разработка которой в 70-х годах вызывала большую озабоченность в СССР, особенно проект их размещения на мобильных ПУ, курсирующих в подземных железнодорожных туннелях. Этот тип базирования был исключен конгрессом США как чрезвычайно дорогостоящий и сложный в техническом отношении, а также как не отвечающий критерию «стоимость/эффективность». В результате новые ракеты разместили в высокозащищенных шахтных ПУ, в которых ранее размещались МБР «Минитмен-3». После доработки эти шахты могли выдержать взрыв ядерной боеголовки в непосредственной близости от ПУ.

    ВМС пополнились 8 ПЛАРБ типа «Огайо». Всего в американском флоте насчитывалось 40 подводных атомоходов с 672 ПУ БРПЛ, 640 из них были оснащены РГЧ ИН. Количество боеголовок в морской составляющей триады достигло 5780, или составило 55% всего ядерного арсенала американских стартегических сил. В ВВС поступили все 100 новейших бомбардировщиков В-1В (поставки осущетсвлялись в 1984-88 годах). Парк стратегической авиации в общей сложности насчитывал 588 самолетов, из которых 161 – носители крылатых ракет большой дальности AGM-86В. Основным самолетом САК оставался В-52 (в боевых частях насчитывалось около 260 В-52, остальные находились на консервации, но в соответствие с методикой подсчета Договоров по ОСВ-1 и ОСВ-2 они признавались как боеготовые – непонятно, почему амениканцы согласились считать боеготовыми самолеты, с которых снимали оборудование и агрегаты на запчасти).

      В отношениях стратегических сил СССР и США, как видим, сохранялся статус-кво благодаря урегулированию их количественных и качественных параметров потолками, взаимно согласованных в переговорах по ограничению вооружений. Сохранение боевых возможностей стратегических систем СССР и США обеспечивали мощные ядерные комплексы обеих стран, к которым относятся конструкторские бюро и лаборатории по разработке ядерных боеприпасов, заводы по производству оружейного плутония и ядерных зарядов, шахты и разрезы по добыче урановой руды (горнорудные производственные комбинаты), и естественно, ядерные испытательные полигоны. Кратко рассмотрим структуру отечественного ядерного комплекса этого периода.

       Разработкой ядерного оружия, как уже неоднократно отмечалось, занимался ВНИИ технической физики (бывший ЛИПАН, больше известный как Институт ядерной энергии им. И. Курчатова), расположенный в Челябинске-70, и ВНИИ экспериментальной физики (бывшее ОКБ-11 Ю.Б. Харитона), в настоящее время преобразованный в федеральный ядерный центр в Арзамасе-16. Предприятия по обогащению урана находились в Ангарске, Красноярске и Свердловске (Верх-Нейвинск). Производством оружейного плутония занимались химкомбинат «Маяк» в Челябинске-40 и Челябинске-65 (в его составе находились пять промышленных реакторов), Сибирский химкомбинат вблизи Томска (два реактора) и Красноярский горнохимический комбинат, также известный как Атомград (три реактора). Добыча уранового сырья была возложена на Прикаспийский горнометаллургический комбинат на полуострове Мангышлак в Западном Казахстане, Забайкальский горнохимический комбинат в Желтых Водах близ Кривого Рога на Украине. Последние дни доживали ядерные испытательные полигоны в Семипалатинске (Казахстан) и на Новой Земле (Белое море), попавшие под беспощадный огонь протестов пацифистов и экологов всего мира.
 
    Именуемые на языке военных как силы общего назначения другие компоненты вооруженных сил (сухопутные войска, ВВС и ПВО, ВМФ и другие) также проходили значительную техническую модернизацию на новые системы оружия и боевой техники, разработка которых началась в 70-х годах или даже раньше (как правило, это оружие и техника третьего или четвертого поколения в зависимости от вида оружия). Огромный задел перспективных разработок и мощная оборонная промышленность, несмотря на весьма чувствительные удары политики Горбачева и его всевозможных мирных инициатив в целом, быть может, по инерции, продолжали обеспечивать потребности армии и флота в вооружениях, запчастях и прочих материальных средствах, но их объемы, конечно, не могли сравниться с тем валом, который обеспечивала «оборонка» в более благополучные времена. Как известно, наиболее ощутимо «перестройка» ударила по моральному климату в армии и ее социальному положению в обществе, которые общеизвестны.

      Сухопутные войска являются наиболее многочисленным видом вооруженных сил любого государства, имеющего армию (исключение составляют США, где с начала 90-х годов самым многочисленным видом вооруженных сил стал флот, опередив сухопутные войска). Советские сухопутные войска состояли из нескольких родов, основными из которых являлись мотострелковые, танковые и воздушно-десантные дивизии, части армейской авиации и войсковой ПВО. Уже подчеркивалось, что на 80-е годы пришлись на время принятия на вооружение нового поколения высокоэффективной боевой техники и оружия. В частности, это основные боевые танки типов Т-80Б, Т-64Б и Т-72Б, боевые машины пехоты БМП-2 и БМП-3, боевые машины десанта БМД-2 и БМД-3, новые системы самоходной артиллерии 2С5, 2С7, 2С9, 2С19, реактивные системы залпового огня (РСЗО) «Смерч», бронетранспортеры БТР-80 и другие.

       Резко возросли боевые возможности войсковой ПВО благодаря поступлению таких систем как ЗРК «Бук», С-300В в противосамолетном и противоракетном вариантах, переносные ЗРК «Игла», зенитные ракетно-пушечные комплексы 2К22 «Тунгуска», современные средства обнаружения воздушных целей и наведения на них средств поражения.

       ВВС и войска ПВО страны также переходили на технику и оружие нового поколения. В их составе в 1989 году насчитывалось более 500 истребителей МиГ-29, около 200 Су-27, более 200 МиГ-31, около 250 штурмовиков Су-25, более 800 фронтовых бомбардировщиков Су-24. С 1984 года в авиацию ПВО поступают новые самолеты дальнего радиолокационого обнаружения и управления А-50, разработанные на базе транспортного самолета Ил-76. Наземный компонент ПВО усилился за счет массированного поступления новых ЗРК С-300П и ПМ, способных сбивать низколетящие крылатые ракеты и высотные скоростные цели. По американским данным, в 1989 году боевое дежурство несли уже порядка 1500 ПУ комплексов С-300.

      Силы общего назначения ВМФ пополнили такие мощные боевые корабли как тяжелые атомные крейсеры проекта 1141 «Киров» (три единицы), ракетные крейсеры пр. 1164 «Слава» (три), БПК нового поколения типа «Удалой» и эсминцы типа «Современный». Продолжал набирать мощь подводный флот – вводились в строй атомные субмарины таких типов как «Антей», «Гранит», «Барс», «Щука-Б», имевших весьма высокие тактико-технические характеристики. Но основным событием конца 80-х для советского флота стали ходовые испытания первого авианосца в истории отечественного флота – тяжелого авианесущего крейсера (ТАВКР) пр. 1143.5 «Тбилиси» (ныне «Адмирал Флота Советского Союза Николай Кузнецов»). В 1989 году на палубе этого авианосца были совершены первые в истории советского ВМФ взлеты и посадки корабельных вариантов истребителей МиГ-29 (МиГ-29К) и Су-27 (Су-33), штурмовика Су-25 (Су-25УТГ). Успешное освоение морскими летчиками палубы ТАВКР открыло новую страницу в истории отечественного флота.

      Оборонная промышленность конца 80-х была наиболее мощным сектором советского машиностроения (на него приходилось 60% физического объема производства). На ВПК работало более 35 млн. людей. Этот гигантский «айсберг» («Архипелаг ВПК») был скрыт от народа разного рода «почтовыми ящиками» (закрытыми городами). Индустрия вооружения структурно состояла из таких мощных отраслей как общего (космическая) и среднего машиностроения (ядерная), авиационной, судостроительной, приборостроения, бронетанковой, артиллерийско-стрелкового вооружения, боеприпасов и других. «Китами» космической индустрии являлись такие гиганты как Южный машиностроительный завод №586 (другие его названия – «Южмаш», или НПО «Южное») в Днепропетровске (Украина), который, кроме ракет-носителей космических аппаратов выпускал и МБР, завод им. Хруничева и Тушинский машзавод в Москве и целый ряд других, оснащенных первоклассным технологическим оборудованием и высококвалифицированными кадрами. Мощным ударом по космическому машиностроению стало свертывание программы «Энергия-Буран», на реализацию которой изначально был нацелен практически весь космический комплекс (об этом речь ниже).

    Авиационная промышленность в конце 80-х по своему технологическому уровню достигла передовых позиций в мире. Производством лучших в мире истребителей МиГ-29 занимались Московское авиационное производственное объединение (МАПО) им. Дементьева (выпуск одноместных боевых машин МиГ-29А и С) и Горьковский авиазавод (производство двухместных учебно-боевых самолетов МиГ-29УБ). Последний выпускал также перехватчики МиГ-31. Серийное производство Су-27 было налажено на Комсомольске-на Амуре АПО им. Гагарина (одноместные для ВВС и ВМФ), и Иркутском АПО (двухместные учебно-боевые Су-27УБ). Штурмовики Су-25 собирались на Тбилисском авиазаводе, фронтовые бомбардировщики Су-24 – на Новосибирском АПО им. Чкалова. Десятками в год Ташкентское АПО выпускало тяжелые транспрортные самолеты Ил-76. Ростовский и Арсеньевский вертолетные заводы готовились к выпуску боевых вертолетов нового поколения Ми-28 и Ка-50 соответственно.

    Кораблестроение в СССР традиционно концентрировалось в таких городах как Северодвинск, Комсомольск-на-Амуре и Горький (производство атомных и дизельных лодок), Николаев – авианесущие и ракетные крейсера, Ленинград – атомные крейсеры, БПК, эсминцы, атомные лодки некоторых типов, Владивосток, Хабаровск и других. Крупнейшими из них были Северное машиностроительное предприятие (ПО «Севмаш»), Черноморский сукдостроительный завод и завод им. 61 коммунара в Николаеве, Амурский судостроительный завод в Комсомольске-на-Амуре и судостроительный завод им. Жданова («Северная верфь») в Ленинграде. В 80-х годах кораблестроительная промышленность достигла пика своего развития и могла ежегодно обеспечивать строительство одного ТАВКР типа «Тбилиси», 4-5 атомных подлодок, 4-5 эсминцев и БПК, сдавать флоту ежегодно до 30 боевых коарблей различных классов. Была достигнута широкая кооперация и интеграция заводов отрасли и смежных с ними предприятий. Например, в строительстве ТАВКР «Тбилиси» было задействовано почти 2000 предприятий и организаций 20 отраслей промышленности.

       Высочайшего уровня достигла разработка современных вооружений. Впервые СССР создал системы, которые по своим боевым возможностям и уровню технологического совершенства не только соответствовали последним достижениям науки и техники в мире, но и начинали опережать уровень разработок оружия на Западе. Конструкторские бюро обладали лучшими научными и инженерными кадрами страны, обеспечивавшими столь высокий уровень отечественных военных технологий. Созданием стратегических ракет в 80-х годах занимались Московский институт теплотехники (МИТ), создавшего такие виды оружия как МБР РС-12М «Тополь», РС-22, БРПЛ РСМ-52 для тяжелых РПК СН типа «Акула». КБ Южного машзавода им. Янгеля разрабатывало модификации самых мощных в мире МБР РС-20. КБ им. Макеева занималось разработкой БРПЛ на жидком топливе.

    Разработку оперативно-тактических и тактических ракет нового поколения для сухопутных войск осуществляло Коломенское КБ машиностроения (комплексы «Ока» и «Точка»), управляемые ракеты класса «воздух-воздух» являлись полем приложения сил МКБ «Вымпел», ОКБ «Новатор» разрабатывало мобильные ЗРК для сухопутных войск, МКБ «Факел» специализировалось на создании ЗРК для войск ПВО страны, и ряд других. Разработкой авиатехники 80-х занимались такие всемирно известные организации как ОКБ им. А. Туполева (ныне АНТК им. А. Туполева), создавшего такие самолеты как Ту-160 и Ту-22М3, им. Микояна (ОКБ «МиГ» им. А. Микояна) – истребители МиГ-29 и МиГ-31, им. Сухого (АХ «Сухой») – Су-27 и Су-25, им. Яковлева – Як-141, им.Антонова – Ан-72, Ан-74, Ан-124 «Руслан», Ан-225 «Мрия» и ряд других. Высочайший уровень советских боевых самолетов был убедительно продемонстрирован на выставках авиационной техники в Фарнборо (1988 год) и Ле-Бурже (1989).

   Продолжало оставаться на передовых позициях и советское танкостроение. КБ по разработке современных танков находились в Ленинграде (КБ Кировского завода – Т-80), Нижнем Тагиле (Т-72), Харькове (Т-64). Разработкой и производством БМП занимался Курганский машиностроительный завод, в 80-х годах удостоенный ордена Красной Звезды за большие производственные успехи (выпускал в год до 2000 БМП). Создание других видов сухопутных вооружений также отвечало самым высоким мировым стандартам. Проектирование надводных кораблей в основном было возложено на Северное и Невское проектно-конструкторские бюро (Ленинград), а подводных атомоходов – на такие организации как ЦКБ-18 «Рубин», СКБ-143 «Малахит», ЦКБ-112 «Лазурит». В целом уровень советских военно-морских вооружений также был поднят на весьма высокий уровень. «Перестройка» не успела подкосить начавшийся взлет отечественных военных технологий.

      Несмотря на отставание от Запада в таких областях как разработка современной электронной техники, особенно цифровой, систем связи и управления советский ВПК удачно компенсировал слабые стороны своих разработок лучшей продуктивностью технических решений и более высокой, чем на Западе, степенью учета реальных боевых условий, в которых эти системы должны были применяться. Да и отставание в системах обнаружения, связи и управления не был столь большим, как это пытались представить на Западе.

       Чтобы не прослыть голословным, достаточно привести следующие факты. СССР нисколько не отставал в точности наведения своих стратегических ракет (технологический уровень отечественных РГЧ ИН был на уровне американских). МиГ-31 стал первым в мире боевым самолетом, оснащенным РЛС с фазированной антенной решеткой с электронным управлением лучом, которым в настоящее время оснащен только новейший американский бомбардировщик В-2В «Спирит» (приведены серийные самолеты). В средствах ПВО советские ЗРК С-300П, С-300В, «Тор» и «Бук» практически на голову превосходили своих западных оппонентов или вообще не имели аналогов в мире. Советские дизельные и атомные лодки последних проектов по такому фактору как уровень шумов впервые не уступили американским субмаринам.

     Читатель со стажем наверняка помнит скандал вокруг японской фирмы «Тошиба», продавшей СССР высокоточные шлифовальные станки для точной обработки крупных заготовок, которые, как утверждали США, нашли применение именно на обработке гребных винтов новых типов советских подводных лодок, в том числе семилопастных, резко уменьшивших уровень их шумов. «Перестройка», к счастью, не смогла полностью развалить отечественный ВПК – так добротно он был создан за прошедшие десятилетия. Но она ударила по новейшим разработкам ВПК второй половины 80-х, в результате чего научно-технический уровень наших вооружений в настоящее время фактически держится на заделе 70-х. Но военные технологии, как любая другая отрасль техники, непрерывно совершенствуется. То, что сейчас является достаточно современным и отвечающим последним требованиям за счет непрерывной модернизации, завтра исчерпает свой конструктивный ресурс и станет устаревшим. Загублены целые военные программы, имеющие стратегический характер для обеспечения обороноспособности государства. Яркий пример тому – провал разработки истребителя пятого поколения, но об этом позже. 

1 коммент. :

Для того, чтобы ответить кому-либо, нажимайте кнопку под автором "Ответить". Дополнительные команды для комментария смотрите наведя мышку на надпись внизу формы комментариев "Теги, допустимые в комментариях".

Тэги, допустимые в комментариях