Меню блога

3 марта 2015 г.

Провал Ближневосточной стратегии США

Владимир Алексеев,


Ближний и Средний Восток всегда был важнейшим приоритетом в мировой стратегии США. Для Вашингтона этот регион не только является территорией, богатой нефтяными и газовыми ресурсами, но и местом, где сосредоточены экстремистские силы – главное оружие Соединённых Штатов. Ближний и Средний Восток по-прежнему является базовой точкой в глобальной стратегии США, и опирается она главным образом на своих стран-союзников региона, которые попали под волну политических волнений. Но, несмотря ни на что, укрепление американских позиций на Ближнем Востоке является одним из основных элементов глобальной стратегии США.
Неарабские приоритеты США

 
Турция рассматривается американским руководством в качестве ключевого геополитического центра Евразии, способного внести необходимый вклад в достижение Соединенными Штатами своих целей в регионе. Внутриполитические и геостратегические особенности Турции позволяют видеть в ней «мост» между Западом и исламским миром. Очевидно, что Турция по замыслам Вашингтона призвана играть в реализации этого сотрудничества роль «важного элемента сближения Запада и исламского мира». Это соответствует основополагающему принципу внешней политики администрации Барака Обамы – «расширение глобального сотрудничества». Однако между США и Турцией сохраняются противоречия по некоторым региональным проблемам Ближнего Востока. Так, по Ирану между Соединенными Штатами и Турецкой Республикой существуют глубокие разногласия. По мнению США, Турция недооценивает озабоченность Запада относительно иранской ядерной программы (ИЯП). Кроме того, Турция не поддерживает введение санкций против Исламской республики. Более того, Анкара, продолжая действовать в своих интересах, заключила с Ираном ряд соглашений в энергетической сфере, продемонстрировав, таким образом, свою самостоятельность и стремление повысить авторитет среди мусульманских стран. США беспокоит и то, что Турция активно развивает партнерство с Россией, прежде всего в энергетической сфере, и может стать альтернативным вариантом «Южному потоку».
Иран стал одним из главных приоритетов внешней политики администрации Барака Обамы. Так же, как и бывший президент Джордж Буш, Барак Обама готов при необходимости использовать с целью помешать Тегерану приобрести ядерное оружие любые меры, включая и военные, но в то же время демократы выразили свою готовность к прямому диалогу с Тегераном. После избрания летом 2013 года президентом ИРИ Хасана Роухани, известного своими либеральными и прозападными взглядами в отличие от его предшественника Махмуда Ахмадинежада, Вашингтон пошел по своей инициативе на прямой диалог с ним, прежде всего по вопросу вопроса ИЯП. Ставка была сделана персонально на Хасана Роухани и его команду, так как в Белом Доме прекрасно понимали, что иранские консерваторы и «силовики», прежде всего командование КСИР, не пойдут на уступки по принципиальным вопросам ИЯП.
Это было крупнейшей ошибкой Вашингтона, который с самого начала не стал скрывать своих намерений через переговоры добиться таких результатов, которые бы означали де-факто капитуляцию Тегерана в обмен на отмену торгово-экономических и финансовых санкций. Иранцы же смогли просчитать, что американцев совершенно не волнует ни ИЯП, ни режим нераспространения, ни стабильность в регионе, а стремление добиться трансформации иранского общества, а затем и смены нынешнего правящего режима в ИРИ на прозападный. Это обеспечило бы вхождение Ирана в орбиту американского влияния и получение доступа американских компаний к богатейшим нефтегазовым ресурсам страны. В случае пробуксовки с переговорами по ИЯП в качестве запасного варианта США готовят организацию «цветной революции» с опорой на мощную «пятую колонну», на либерально-прозападные круги и оппозицию в этнических меньшинствах (азербайджанцы, курды, белуджи и т.д.). Кроме того, Вашингтон не знает, как добиться нормализации отношений между Ираном и Саудовской Аравией и странами Совета сотрудничества государств Персидского залива (ССГПЗ) в целом, без которой ситуация в Персидском заливе останется взрывоопасно напряженной.
Ближний Восток. Что касается позиции по ближневосточному конфликту, что также является приоритетным направлением американской политики США, то администрация Барака Обамы признает полное право Израиля на обеспечение собственной безопасности, но с учетом «легитимных политических и экономических надежд палестинского народа». Вашингтон относится с «глубоким сочувствием» к желанию Израиля обезопасить себя от ракет ХАМАС, и постоянно призывает эту группировку отказаться от насилия и признать официально Израиль. По мнению нынешней американской администрации, решением этой проблемы может стать заключение длительного мирного соглашения, которое позволит Израилю обеспечить свою безопасность и установить добрососедские отношения с приграничными странами, а палестинцам даст независимость, экономический прогресс и безопасность в их собственном государстве.  Существенную роль здесь Белый Дом отводит посредничеству Египта и Иордании. Но дела с урегулированием идут ни шатко, ни валко, пока Обама не может или не хочет оказать необходимое воздействие на премьер-министра Биньямине Натаньяху, который продолжает жесткую линию по отношению к палестинцам, включая их умеренную часть во главе с Махмудом Аббасом.
«Цветные революции»
Как это ни горько признавать Вашингтону, но его участие в «цветных революциях» в арабском мире закончилось провалом ближневосточной стратегии Обамы. В течение 2011-2014 г.г. в рамках реализации своей концепции региона большого Ближнего Востока и Северной Африки (РБВСА), цель которой была демократизация по западному варианту арабских стран, США фактически упустили контроль над ситуацией, чересчур близко сблизившись с исламистами, в том числе радикальными. В Вашингтоне почему-то не поняли, что свободные выборы в арабских странах приведут к власти именно эти силы, а вовсе не прозападных либералов. А надежды на их «вестернизацию» обернулись иллюзией с весьма печальным результатом.
Первой жертвой противоречивой по своей сути политики Вашингтона стала самая крупная страна арабского мира – Египет, который всегда был стратегическим союзником Белого Дома по многим региональным вопросам, включая ближневосточное урегулирование. В результате, власть там захватили не прозападные силы светского типа, которые начали протестные выступления против Хосни Мубарака, а радикально-исламисткая ассоциация «Братья-мусульмане», причем с опорой на мощную финансовую помощь еще более радикального ваххабитского Катара, откуда многими процессами управлял идеологический наставник «Братьев-мусульман» в международном масштабе шейх Юсеф аль-Кардави. Лишь вмешательство военной верхушки во главе с генералом Абдель Фаттахом ас-Сиси, совершившей государственный переворот, смогло вытащить Египет из процесса погружения в исламистскую вакханалию и экономический хаос. Причем сделано это было с помощью Саудовской Аравии, которая была взбешена наглостью Катара. Однако и сейчас США находятся в ступоре, не зная, что делать с Египтом дальше. Чтобы избавить эту страну от нынешних проблем, нужно слишком много финансовых средств. Но что бы уже ни произошло, это уже мало поможет репутации американцам, поскольку на территории Ближнего и Среднего Востока сейчас царят сильные антиамериканские настроения. Позиции США на Ближнем и Среднем Востоке до «цветных революций» были весьма твердыми и устойчивыми. Но им показалось этого мало, они захотели вообще переформатировать (путем организации «цветных революций») этот регион по-своему и нажили себе, фактически на ровном месте, много врагов.
После политических волнений в Тунисе и Египте, закончившихся «цветными революциями», нестабильная обстановка воцарилась в целом ряде стран Ближнего и Среднего Востока и Северной Африки, в том числе Бахрейне, Йемене, Ливии и Сирии. Однако президент США Барак Обама в конце февраля 2011 года заявил, что «все страны разные», каждое из государств отличается своими особенностями и обладает собственными традициями. Тем самым он фактически оправдал вторжение саудовских войск на Бахрейн, а затем и прямое участие США в свержении режима Муаммара Каддафи. И что мы имеем в результате? Ливия и Судан раздираемы межплеменными войнами, Египет бьётся с «Братьями-мусульманами», Ливан остался без правительства, Хизбалла сражается с «Аль-Каидой», Сирия бьётся с международными террористами, финансируемыми Саудовской Аравией. Ирак находится в состоянии гражданской войны, а Иран окружен санкциями и ведет переговоры по своей ядерной программе. Контролируемый хаос, теорию которого разработали стратеги в Вашингтона, сменился на никем не управляемый хаос.
Однако ярче всего двойные стандарты ближневосточной политики США проявились в Ливии и Сирии, где Вашингтон искусственно организовал сначала гражданские конфликты, а затем и исламистские вооруженные выступления против законных властей Триполи и Дамаска, которые, кстати, вели себя достаточно лояльно по отношению к Западу. Идя на поводу Саудовской Аравии и Катара, американцы наспех сколотили противоестественные коалиции из стран ЕС и ССАГПЗ, то есть соединив «просвещенную» Европу со средневековыми консервативными монархиями Аравии. После долгих месяцев войны, использовав авиацию под прикрытием резолюций СБ ООН, Вашингтон, Эр-Рияд и Доха смогли сбросить режим Муаммара Каддафи. Тогда они одержали победу, которая скоро стала пирровой, так как уже через несколько месяцев страна стала разваливаться на куски, где правили местные бандитские группы, а сейчас на первые роли выходит ИГИЛ.
Только в Сирии номер не прошел. Ужаснувшись ливийского сценария, сирийский народ сплотился вокруг Башара Асада и дал отпор альянсу НАТО с ваххабитами Аравии. Да и Россия и Иран, осознав коварство Запада, пришли на помощь Дамаску.
Приоритетом США остается Саудовская Аравия и ее сателлиты
После политического переворота в Египте администрация Барака Обамы заняла более осмотрительную позицию в связи с возможным повторением сюжета в Бахрейне. Несмотря на то, что Бахрейн − это всего лишь небольшое островное государство в Персидском заливе, эта страна входит в круг важных военных, стратегических и геополитических интересов США. В Бахрейне дислоцирован пятый флот ВМС США, эта страна является стратегической базой Соединенных Штатов. Бахрейн также рассматривается Штатами в качестве важной опоры по сдерживанию распространения влияния Ирана. В Белом Доме исходят из того, что Бахрейн является важным стратегическим ресурсом США в Персидском заливе, а также местом, где Соединенные Штаты «не смогут принять смену правительства». Именно здесь проявился двойственный подход Вашингтона к уважению прав человека, когда суннитское правящее меньшинство при опоре на саудовскую военную силу расправилось с шиитским большинством населения, которое требовало лишь одного – прекращения его дискриминации по религиозному признаку.
Еще большее значение для США имеет политика в отношении Саудовской Аравии – главного союзника в регионе и наиболее важной страны для американцев в военно-политическом и экономическом плане. Именно ей отводится роль американского «жандарма» в Персидском заливе, ключевого противовеса усилению влияния Ирана. Обладая крупнейшими запасами нефти, КСА имеет особое место в энергетической стратегии США, обеспечивая энергетическую безопасность западных союзников Америки. Кроме того, королевство является самым крупным покупателем американского оружия – на десятки миллиардов долларов, обеспечивая заказами американский ВПК. И какими бы ни были расхождения между Вашингтоном и Эр-Риядом, их союз в ближайшее время останется непоколебимым. В этом плане у КСА нет конкурентов в регионе. Не случайно во время болезни короля Абдаллы американцы ежедневно мониторили состояние его здоровья, чтобы после смерти монарха обеспечить плавный переход власти к преемнику без потрясений и неожиданностей. Именно поэтому в Тегеране должны понимать – даже вернувшись в орбиту американского влияния, Иран еще долго не сможет занять место королевства. Оно – «священная корова» для ближневосточной стратегии Америки.
Именно из-за этого Вашингтон так упорно борется с хусистскими повстанцами-шиитами в Йемене – южном подбрюшье КСА. Они ориентируются на Иран и, как уверены в Эр-Рияде, представляют угрозу безопасности королевству, которое видит в шиитах главный источник опасности самому своему существованию. Отсюда и готовность США закрывать глаза на самые жесткие подавления саудовскими силами безопасности выступлений шиитского населения Восточной провинции Саудовской Аравии, где добывается почти вся ее нефть. Можно быть уверенным – если дело дойдет до возможности раскола КСА и выхода из ее состава шиитских районов, американские войска появятся в королевстве почти сразу. Тем более что они уже размещены на базах в Кувейте, Катаре и на Бахрейне. Так что Саудовская Аравия – это самое слабое место США на Ближнем Востоке. Любые проблемы там означают головную боль для Вашингтона.
Стратегия Вашингтона породила ИГИЛ
И, наконец, еще одна проблема в регионе, на решение которой Вашингтон бросил свои лучшие стратегические умы, – борьба с радикальным исламизмом в лице ИГИЛ. В свое время, заигрывая с исламистами, которые боролись против Башара Асада, США способствовали становлению и укреплению этой организации. Подобные вещи – норма для американской стратегии на Ближнем и Среднем Востоке. Она была применена для борьбы с СССР в Афганистане, что закончилось созданием «Аль-Каиды», которая вышла из-под контроля «создателя» и нанесла мощный удар по США в целом ряде мест, и в первую очередь в Нью-Йорке и Вашингтоне 11 сентября 2001 года. Тайные контакты американцев с «Братьями-мусульманами» в Египте закончились исламистской революцией в этой стране. Затем настала очередь Йемена. Ну, а теперь мы наблюдаем расширение зоны влияния Исламского халифата, созданного ИГИЛ всего несколько месяцев назад на территории Ирака и Сирии. Более того, открыт и «второй фронт» ИГИЛ – в Ливии, что уже непосредственно вблизи Европы. И если так пойдет дальше, то нельзя исключать создания исламистского государства от Тигра до Нила с продолжением в Магриб. И все это – результат ошибочной стратегии Вашингтона.
******
Увлекшись конфронтацией с Россией под предлогом событий на Украине, США элементарно потеряли контроль над развитием ситуации на Ближнем Востоке. И теперь не знают, что делать дальше. Скорее всего, им придется все-таки вернуться в регион Ближнего Востока и Северной Африки, забыв про Украину. Иначе Америка лишится главного – контроля над основными нефтегазовыми богатствами мира (а действовать одновременно на двух направлениях США уже не смогут, нет ни сил, ни средств, ни потенциала). Пока же Вашингтон на перепутье. Тем более что нет гарантий, что процесс распространения ИГИЛ это остановит. Есть основания полагать, что линия невозврата пройдена. Но если США смогут укрыться за океаном, то Европе бежать некуда. Отсюда напрашивается вывод: американская стратегия «демократизации» РБВСА не просто провалилась, но и может закончиться глобальными катаклизмами, которые могут привести к новым потрясениям по всему миру.

0 коммент. :

Отправить комментарий

Для того, чтобы ответить кому-либо, нажимайте кнопку под автором "Ответить". Дополнительные команды для комментария смотрите наведя мышку на надпись внизу формы комментариев "Теги, допустимые в комментариях".

Тэги, допустимые в комментариях