Меню блога

12 мая 2014 г.

Йоханнес Штерн: Как готовилось возрождение германского милитаризма

Перевод: CCCPrevivel
by Johannes Stern

Агрессивные действия правительства Германии на Украине и массовая пропагандистская кампания, сопровождающая их, удивили многих. Немецкие политики и те, кто формирует общественное мнение, почти единогласно поддержали возглавляемый фашистами переворот на Украине. Они стремятся превзойти друг друга с требованием  более жестких мер против Москвы и осуждении немецкого народа, большинство из которых ясно настроены против военной пропаганды.

Что потрясло, так это то, что многие были тщательно подготовлены. Более года, 50 ведущих политиков, журналистов, академиков, военные и деловые фигуры, обсуждали более агрессивную немецкую внешнюю политику, в проекте под эгидой вырабатывающих государственный курс "Stiftung Wissenschaft und Politik" (SWP, Немецкий институт международной политики и безопасности) и вашингтонского аналитического центра "German Marshall Fund" (GMF, Германский Фонд Маршалла).


По завершении консультаций осенью прошлого года, был опубликован документ под названием "Новая власть, новая ответственность: Элементы немецкой внешней политики и безопасности в меняющемся мире". Он определяет политические планы, которые в настоящее время осуществляются на практике в форме санкций против России и перевооружении НАТО. С выходом этого документа, немецкая буржуазия, после двух мировых войн и ужасающих преступлений, возвращается к милитаризму и великодержавной политике.

С первых страниц документа SWP, выясняется, что Германия должна "как можно чаще и более решительно в будущем" преследовать свои глобальные интересы. Документ констатирует: "Немецкая политика безопасности больше не может строиться иначе, чем глобальная. Тем не менее, история Германии, ее расположение, и ограниченные ресурсы - являются причинами в разумном определении стратегических целей".

Документ не оставляет сомнений в том, что правящий класс понимает что является "разумным". Как "торговая и экспортная страна", Германия "извлекает выгоду из глобализации, как и несколько других стран" и опирается на систему "спрос со стороны других рынков, а также доступ к международным торговым маршрутам и сырью". Таким образом "наиважнейшей стратегической целью" должно быть "сохранение, защита и адаптация либерального мирового порядка".

Открытость, с которой документ утверждает германские сферы влияния и призывает, чтоб они были обеспечены в военном отношении, просто замечательна. "Прагматическая немецкая политика безопасности, особенно в отношении дорогостоящего и долгосрочного военного развертывания" должна "сосредоточиться в первую очередь на все более возрастающей европейской нестабильности в регионах от Северной Африки и Ближнего Востока до Средней Азии", сообщает документ.

В качестве "инструментов немецкой политики безопасности", документ подразумевает "комбинацию гражданских, полицейских и вооруженных сил". Военные вмешательства должны "варьироваться от гуманитарной помощи до военной консультативной помощи, поддержки, разведки и операций по стабилизации, до полномасштабных боевых операций". Призыв к Германии взять на себя "ведущую роль" проходит красной нитью через весь документ, и явно связан с военными операциями в рамках НАТО. Военный альянс, с его "постоянными политическими и военными структурами, широким диапазоном инструментов и возможности к коллективной защите",  как говорят "уникальный усилитель интересов политической безопасности Германии".

Документ продолжает: "Германия должна использовать свое повышенное влияние, чтобы способствовать формированию будущей ориентации НАТО. Мы заинтересованы в длительном существовании сильного и эффективного НАТО, потому что альянс - проверенная структура для политических консультаций и военного сотрудничества с США".

Но, в конечном счете, требуются "большие взносы" на "военно-оперативном уровне". Европа и Германия должны приспособиться к этому и "разработать форматы операций НАТО, которые меньше полагаются на американские взносы". Документ добавляет: "Это потребует больших инвестиций в военный потенциал и усиление политического лидерства".

Ключевой компонент проекта - оправдание внешней политики в условиях широкой народной оппозиции. Документ сетует на "скептически настроенную общественность", которая ставит под сомнение выбор "будущего курса".

В разделе, озаглавленном "Внутренние аспекты внешней политики Германии", документ предупреждает, что "более заметная немецкая роль на мировой арене" может "усугубить проблемы легитимности у себя дома". Поэтому документ прямо призывает "политиков и экспертов" заняться решение проблемы "отсутствия у общественности понимания внешней политики, чтобы убедить собственных граждан Германии, а также международное общественное мнение".


Масштабы заговора

Происхождение документа так же важно, как и его содержание. Почти год, ключевые фигуры от политики, средств массовой информации, бизнеса, университетов, министерств, неправительственных организаций и внешнеполитических мозговых центров, обсуждали аспекты этого документа, для достижения общей позиции.

Статья, которая появилась на "Zeit Online" в начале февраля описывала весь процесс в деталях. Под характерным заголовком "Глобальный курс", редакторы Zeit Йоахим Биттнер и Маттиас Насс дали понять, как готовилось возвращение Германии к великодержавной политике.

Они писали: "Новая внешняя политика альянса не случайность. Изменение курса имеет предысторию, предысторию, которую можно реконструировать. Она возвращает нас аж в ноябрь 2012 года, где все происходило в различных местах - в "Bellevue Castle", официальной резиденции президента Германии, Министерстве иностранных дел в "Werderian Market", и под эгидой "Фонда политических наук" - мозгового центра немецкого правительства. Многомесячные дискуссии за круглым столом, подготовили то, что завершилось в Мюнхене".

Изменение курса было вызвано отказом Германии участвовать в интервенции против Ливии, что вызвало резкую критику тогдашнего министра иностранных дел Гидо Вестервелле. Авторы статьи сообщили, что "недовольство состоянием летаргии Германии, подогревалось Берлинским сообществом внешней политики". Они продолжали: "Четыре года Вестервелле, четыре года без ясного курса, но с возрастающим разочарованием среди партнеров по альянсу. Все это разжигало недовольство. Ропот становился все громче".

Тогда, "в течение одного года, с ноября 2012 по октябрь 2013 года, рабочая группа встретилась в Берлине, для обсуждения стратегию внешней политики Германии. Чиновники из ведомства федерального канцлера и МИД провели совместную дискуссию с представителями аналитических центров, профессорами международного права, журналистами и ведущими представителями по внешней политике всех парламентских фракций".


Кооптации СМИ

Die Zeit забыла упомянуть, что Йоахим Биттнер, сам был членом рабочей группы, которая разработала новую внешнюю политику.
Николас Буссе из "Frankfurter Allgemeine Zietung" (FAZ), был добавлен в список участников проекта. Биттнер и Буссе входят в число тех немецких журналистов, которые тесно связаны с немецким и американским правительствами, Европейским Союзом (ЕС),НАТО и многочисленными иностранными аналитическими центрами. Как корреспондент FAZ в НАТО и ЕС в Брюсселе, Буссе имеет хороши связи с ведущими политиками ЕС и военными деятелями НАТО. Он пишет инсайдерские отчеты о перевооружении НАТО в Восточной Европе. 


Уже 25-го февраля, через три дня после переворота на Украине и за месяц до присоединения Крыма к России, он сообщил, под заголовком "Беспорядки на Украине: НАТО опасается новых горячих точек в Европе", что военные чиновники "в то же время даже разработали планы по защите территории альянса от России".

Биттнер был корреспондентом Zeit в Европе и НАТО с 2007 по 2011 года, и в 2008 и 2009 участником и докладчиком на Брюссельском форуме, в партнерстве с Германским фондом Маршалла и Фондом Бертельсмана.

4 ноября прошлого года, он опубликовал программную статью в "New York Times" под заголовком "Переосмысление немецкого пацифизма", которая отстаивала более агрессивную немецкую внешнюю политику. В ней он агитировал против "слишком глубоко укоренившегося пацифизма" среди немцев и призвал к большему количеству "военных вмешательств".

Если кто-то захочет понять, почему немецкие СМИ практически единогласно бьют в барабаны войны и не поднимут критическое мнение, исследование, опубликованное в 2013 году академиком в области медийных исследований Уве Крегером, которое следует изучить. Это исследование связей между ведущими немецкими журналистами и правительственными кругами в Германии и Соединенных Штатах и трансатлантических мозговых центров. Исследование показывает, как "журналистские штампы" журналистов меняются под влиянием их связей с "Американо-натовской средой".

Профессиональные писаки, как соредактор "Die Zeit", Йозеф Иоффе, и "Süddeutsche Zeitung's", Стефан Корнелиус, каждый из которых раскручивал маховик пропаганды войны с Россией в последние недели, принимают активное участие в организации, занимающейся вопросами внешней политики и безопасности и консолидацией трансатлантических отношений, "которые решаются в значительной степени через общий оборонительный альянс НАТО".

Их связи весьма разнообразны. Они регулярно принимают участие в Мюнхенской конференции по безопасности и имеют тесные связи с трансатлантическими мозговыми центрами, какие как "Американский институт современных немецких исследований" и "Американский совет по Германии". Иоффе участвует в тайной, элитной Бильдербергской конференции, и Корнелиус является членом исполнительного органа "Немецкого атлантического общества". Оба участвуют в "Немецком обществе по внешней политике" (DGAP), директор которого, Эберхард Зандшнайдер принимал участие в проекте SWP.


Появление Гаука, Штайнмайера и фон дер Ляйен

В то время, когда правящая элита согласовывала ключевые компоненты новой империалистической политики, бывший пастор Йоахим Гаук был назначен президентом Германии после кампании в прессе против своего предшественника, Кристиана Вульфа. Это было сделано Гауком, чтобы объявить о новом повороте во внешней политике публично.

Для этого, Гаук выбрал 3 октября 2013 года. В своем выступлении в день памяти о воссоединении Германии, он подвел итог того, что обсуждалось в течение года. Он заявил, что Германия была "не островом", который был вдалеке от "политический, военных и экономических конфликтов". Она должны была сыграть свою роль в Европе и в мире соответствующую ее экономическому весу и влиянию.

Некоторые из формулировок Гаука были непосредственно взяты из статьи SWP. Это не было случайностью. Начальником штаба Гаука и одним из самых важных фигур в канцелярии президента, является Томас Клейне-Брокхофф. Бывший корреспондент в США для газеты "Die Zeit", находился среди инициаторов проекта SWP как тогдашний директор Германского фонда Маршалла. Биттнер сообщает в своей статье, что "все выступления Йоахима Гаука попадают на стол".

Дата речи Гаука была выбрана не случайно. Это произошло через несколько дней после федеральных выборов 2013 года и определения повестки дня для переговоров коалиции. Это стало понятным в начале этого года. Вскоре после прихода к власти большой коалиции, министр иностранных дела Франк-Вальтер Штайнмайер (Социал-демократическая партия) и министра обороны Урсула фон дер Ляйен (Христианско-демократический союз) объявили курс, который был утвержден на Мюнхенской конференции по безопасности.

В почти идентичных формулировках Гаука от 3 октября, Штайнмайер заявил, что Германия должна "быть готовой вмешиваться во внутренние дела другого государства заблаговременно, более решительно и более существенно во внешней политике безопасности". В завуалированной критике своего предшественника Вестервелле (Свободная демократическая партия), она напал на "культуру сдержанности" и сказал, "Германия слишком велика, чтобы просто критиковать внешнюю политику со стороны".


Штайнмайер огласил список стран, рассматриваемых как часть сферы влияния немецкого империализма. Он заявил: "Сирия, Украина, Иран, Ирак, Ливия, Мали, Центрально-африканская Республика, Южный Судан, Афганистан, напряженные отношения в Восточной Азии,  - вот неполный перечень горячих точек в наступающем году.  Внешняя политика и безопасность не останутся без работы".


Фон дер Ляйен выступила в аналогичном ключе. Она заявила, что "для такой страны, как Германия, отсутствие интересов неприемлемо". Эта "страна значительных размеров" и она должна "выполнять свои международные обязательства". Это включает в себя международные миссии по линии ЕС и НАТО. Конкретно, она обязалась "увеличить помощь Мали",  участвовать в "уничтожении оставшейся части химического оружия из Сирии" и поддержать "грядущее вмешательство Европейского союза в Центрально-африканскую Республику".


Объединение Левой партии и Зеленых

Так называемые оппозиционные партии в немецком парламенте принимали участие на самом высоком уровне в смене внешней политики. Омид Нурипур от Зеленых и Стефан Либих от Левой партии участвовали в составлении документа SWP. Оба являются одними из ведущих выразителей внешней политики в своих партиях. Норипур - представитель на Парламентском Комитете обороны, и Либих - член Комитета по иностранным делам. Кроме того, Либих сидит в кресле руководителя Левой партии.

В участии Зеленых нет ничего удивительного. Бывшие пацифисты были самыми ярыми критиками отказа Германии от участия в войне против Ливии. С тех пор, когда они договорились о немецком участии в войне НАТО против Сербии при тогдашнем министре иностранных дел Йошке Фишере, они с энтузиазмом поддерживали все иностранные вмешательства немецкой армии.

Объединение Левой партии имеет особое значение. Партия отказывается от своих пацифистских высказываний в момент, когда германский империализм вновь возвращается на мировую арену. Либих является членом нескольких фондов и аналитических центров, в том числе Атлантического Моста и DGAP.

В период сотрудничества Либиха в разработке новой внешней политики под эгидой SWP, была достигнута договоренность в рамках Левой партии в пользу более агрессивной внешней политики. Еще осенью прошлого года, был опубликован сборник эссе издательством "WeltTrends" под названием "Левая внешняя политика: перспективы реформирования". В нем, руководящие политики Левой партии аргументировали терминами документа из стратегии SWP. Они высказались в пользу развертывания войск, тесного трансатлантического сотрудничества с США и большей международной роли Германии.

В настоящее время, Левая партия реализует этот курс на практике. В апреле, пять членов партии, во главе с Либихом, проголосовали вместе с правящими партиями за иностранные вмешательства немецкой армии. Это был первое в истории голосование делегатов от Левой партии в поддержку немецкого военного развертывания. Другой ведущий член Левой партии, Кристина Бухгольц член исполнительного комитета капиталистической группы Marx21, сопровождала министра обороны Фон дер Ляйен на недавнем визите последней в немецкие войска в Африке.


Идеологическая поддержка из университетов

Важной составляющей поворота внешней политики является вовлечение немецких университетов. Профессора из Свободного университета Берлина, университета Фридриха Шиллера в Йене, Иогана Вольфганга Гете, универсистета во Франкфурте-на-Майне, Европейского университета Виадрина во Фракфуртен-на-Одере и университета Гумбольда в Берлине, приняли участие в обсуждениях, спонсируемых SWP и GMF.

Вовлечение университетов в военную государственную пропаганду - нарушение принципа независимости исследований и обучения. Есть ужасные прецеденты такого сотрудничества в истории Германии - особенно, профессора Третьего рейха, которые стремились обеспечить научной основой расистскую идеологию, таких как Карл Шмитт, который интерпретировал закон в духе нацистов, и Мартина Хайдеггера, который поддерживал Гитлера своим философским славословием. Примечательно, что ученый-правовед Георг Нольте представлял университет Гумбольдта в обсуждениях. Он является сыном историка Эрнста Нольте, который спровоцировал так называемый Исторический Диспут в 1986 году, преуменьшая преступления нацистов.


Возрождение германского милитаризма требует, чтобы история 20-го века была переписана и преступления германского империализма в двух мировых войнах превратить в банальность. 


Университет Гумбольдта специализируется в решении этой задачи в последнее время. Глава департамента истории Восточной Европы, Йорг Баберовски, посвятил свою работу по реабилитации Эрнста Нольте. Шпигель недавно привел высказывание Баберовски: "С Нольте поступили несправедливо. Исторически он был прав".

В будущем, государство и крупный бизнес, предоставят военным идеологам в университетах еще большее количество научных фондов, чтобы они могли служить, прикрываясь наукой, как идеологические тренеры кадров милитаризма.


В документе SWP говорится: "Более сложная окружающая среда с быстрыми вызовами требует когнитивных навыков и знаний. Знания, восприятие, понимание, суждение и стратегическое предвидение: всем этим навыкам можно научить и обучить. Но это требует инвестиций со стороны государства, но и со стороны университетов, научно-исследовательских институтов, фондов и учреждений внешней политики. Цель должна заключаться в создании интеллектуальной среды, которая не только позволяет и лелеет политический творческий потенциал, но и также в состоянии развить стратегические варианты быстро и в форматах, которые могут быть приведены в действие".


Это новый Оруэлловский язык германского империализма в 21-ом веке. За фасадом концепций, таких как "интеллектуальная среда" "политическая инициатива" "стратегическое предвидение" и "быстрые и оперативные политические решения" скрываются призывы в очередной раз "полагаться на военную силу" и возвращение к "политически продуктивной" военной политике. Это путь, которым правящий класс отвечает на самый глубокий кризис капитализма с 1930-ых годов.

Масштабы этого военного заговора и его тщательной подготовки  - серьезное предупреждение. В двух случаях в прошлом веке, германский империализм бросил мир в пропасть. Международный рабочий класс не может и не позволит, чтобы это произошло в третий раз. Это подчеркивает важную роль Международного Комитета Четвертого Интернационала в строительстве нового, революционного руководства рабочего класса в Европе и на международном уровне.



© cccp-revivel.blogspot.com - 2011-2014 при копировании полностью или частично или репосте материала, активная ссылка на блог обязательна.

Оригинал на английском

0 коммент. :

Отправить комментарий

Для того, чтобы ответить кому-либо, нажимайте кнопку под автором "Ответить". Дополнительные команды для комментария смотрите наведя мышку на надпись внизу формы комментариев "Теги, допустимые в комментариях".

Тэги, допустимые в комментариях