Меню блога

24 октября 2011 г.

Советско-ливийское сотрудничество

Ливия - государство в центральной части Северной Африки. Граничит на западе с Тунисом и Алжиром, на юге с Нигерией и Республикой Чад, на юго-востоке с Суданом, на востоке с Египтом, на севере омывается водами Средиземного моря. Столица – Триполи. С 1943 года находилась под контролем военной администрации Великобритании (Триполитания и Киренаика) и Франции (Феццан). 24 декабря 1951 года получила независимость и была провозглашена независимым Соединенным Королевством Ливии (федерация в составе провинций Киренаика, Триполитания, Феццан) во главе с королем Идрис ас-Сенуси (Идрис I). Занимает выгодное стратегическое положение, располагаясь вблизи важнейших морских коммуникаций, связывающих страны Западной Европы с Ближним Востоком и Азией. Дипломатические отношения с СССР были установлены 4 сентября 1955 года. С 1971 года вместе с АРЭ и САР входит в состав Федерации Арабских стран.



1 сентября 1969 года в Ливии произошел государственный переворот, организованный группой молодых армейских офицеров – участников тайной политической организации «Свободные офицеры юнионисты-социалисты». Королевский режим был свергнут и провозглашена Ливийская Арабская Республика (ЛАР). Управление страной перешло к Совету революционного командования (СРК) во главе, в то время еще, с капитаном Муамаром Каддафи.

Интересно отметить, что в это время в Средиземном море находилось несколько десятков судов СССР, в том числе 4 крейсера – КР ПЛО «Москва», РКР «Грозный», артиллерийские КР «Дзержинский» и «Михаил Кутузов», 3 БРК - «Бравый», «Бедовый», «Бойкий», 3 БПК - «Решительный», «Сообразительный» и «Красный Кавказ», 4 ЭМ - «Находчивый», «Благородный», «Серьезный» и «Совершенный», шесть судов эскорта, шесть дизельных ПЛ (традиционно в отряд включалась ПЛ с крылатыми ракетами пр.651), и одна АПЛ проекта 627A. На востоке у египетских берегов находился десантный отряд, который включал 2 БДК, 5 СДК с морской пехотой и вооружением на борту. Возможно, что присутствие у берегов Ливии столь внушительной силы и предотвратило американское и британское вмешательство в политическую ситуацию в Ливии. А такая вероятность была очень высока, если учесть, что Британия была связана со свергнутым королем Идрисом договором об обороне, и на ливийской территории, к востоку от Триполи, располагались американская авиабаза и несколько британских военных баз.

Часть советских кораблей сформировала 210-мильную защитную линию от залива Саллум (семьдесят миль к востоку от британских баз в Тобруке и Al Adem) до восточной оконечности острова Крит. Возможно, рискованность перелета английских военных самолетов через линию советских судов с зенитными комплексами для достижения Тобрука и сделали операцию по восстановлению монархии слишком рискованной для Британии. И 5 сентября Лондон официально объявил, что не будет вмешиваться в дела страны.

Корабли 6-го флота США во главе с авианосцем «Джон Ф. Кеннеди» (CVA 67), также встреченные и сопровождаемые советскими кораблями 5-й эскадры и не рискнули оказать силовое давления на Ливию.

За первые четыре года правления нового руководства страны были закрыты английские и американские военные базы, национализирована иностранная нефтедобыча и конфисковано имущество всех евреев и итальянцев, после чего их выслали из страны. Восстановлены традиционные исламские законы. Одновременно был взят курс на сближение с Советским Союзом и странами социалистического лагеря, а также на достижение арабского единства (юнионизм).

В рамках курса юнионизма в Триполи еще в декабре 1969 года состоялась встреча М. Каддафи, президента Египта Г. Насера и премьер-министра Судана Дж. Нимейры. В результате была подписана «Триполийская хартия», содержавшая идею объединения трех государств. В ноябре следующего года три страны подписали Каирскую декларацию о создании Федерации Арабских Республик. Однако далеко идущим объединительным планам не суждено было сбыться. Особую сдержанность в вопросах объединения проявил, сменивший египетского президента Насера, Анвар Садат. Любые попытки ливийского руководства ускорить объединительные процессы Египтом блокировались, а к осени 1973 года вообще привели к заметному осложнению в ливийско-египетских отношениях.

Не давал покоя последовательный и независимый курс М. Каддафи и внутригосударственной оппозиции, подстрекаемой извне, главным образом США. В июне 1975 года во время военного парада было совершено первое покушение на лидера ливийской революции. А в следующем месяце группа реакционных офицеров во главе с О. Мохейши предприняла попытку военного переворота. После ее неудачи некоторые руководители заговорщиков бежали за границу, в том числе и в соседний Египет.

Что же касается позиции Советского Союза, то приход к власти нового правительства был принят его руководством с некоторой настороженностью. По словам бывшего полковника КГБ, перебежавшего на Запад О. Гордиевского «Центру было довольно сложно оценить путанную смесь ислама, социализма и эгомании Каддафи. Пугали и его попытки купить в Китае атомную бомбу, которые Каддафи предпринял сразу же после переворота». В то же время, как замечает перебежчик, «хотя КГБ и заметил у Каддафи некоторые признаки психической неустойчивости, на них смотрели, как на смесь политической наивности, личного коварства и детского тщеславия». Тем более, что Советскому руководству импонировали антисионистские взгляды ливийского лидера, его «хитроумное» ведение переговоров с западными нефтяными компаниями и главное - готовность Каддафи без задержек расплачиваться за советское оружие нефтью. Важное значение (если не основное) в сближении Советского Союза с Ливией играло и военно-стратегическое положение страны. Для Советского Союза Ливия являлась одной из союзных стран в противостоянии с экспансией США в бассейне Средиземного моря. Расположенная посредине Средиземного моря, она могла стать уникальным партнером в противостоянии с экспансией США и пунктом для развертывания морских баз, с которых огромный район моря оказывался под надежным контролем. Следует упомянуть, что еще после окончания Второй мировой войны СССР выступил с предложением предоставить ему возможность протектората над Ливией, но, как и следовало ожидать, западные страны выступили против этой идеи.

Все эти факторы сыграли немаловажную роль в принятии решения об оказании Каддафи военной помощи, которая стала осуществляться с 1973 года.

В 1974 году Советский Союз окончательно определился в отношении с Ливией. Этому способствовал визит в Москву ближайшего помощника Каддафи майора Абдула Салам Джаллуда. Совместное заявление, подписанное в конце переговоров, подчеркивало «идентичность или близость позиции Советского Союза и Ливийской Арабской республики по большинству важнейших международных проблем». За визитом последовало заключение ряда крупных военных сделок, которые на протяжении последующего десятилетия принесли Советскому Союзу 20 миллиардов долларов. Так, например, только в 1975 году ливийцы получили 30 современных советских истребителей МиГ-23 с советскими пилотами и техниками для использования и обслуживания их в ливийских вооруженных силах. Кроме того, были поставлены бомбардировщики Ту-22, хотя у Ливии в это время фактически не было обученных ливийских лётчиков, готовых летать на них. В 1977 году начались поставки в Ливию советских кораблей. К июлю 1981 года ВМС этой страны имели на вооружении следующие корабли советской постройки: 4 подводные лодки проекта 641К, 2 морских тральщика проекта 266М и 12 ракетных катеров проекта 205ЭР. В военных учебных заведениях СССР в начале 1980-х годов проходили обучение 100 ливийских военных моряков и 16 летчиков ВМС.

Поставляемая Советским Союзом техника была сложной, и наши моряки помогали ливийцам ее осваивать. Так, в 1977-1983 годах на шести советских подлодках проекта 641К в течение длительного времени, помимо обученной в СССР ливийской команды, находилось, по некоторым данным, по 12 советских советников на каждой лодке.

Всего же, за период с 1973 по 1975 год в Ливию было командировано около 500 военных советников, специалистов и переводчиков. В дальнейшем, в связи с бурным и стремительным углублением военного сотрудничества, количество ежегодно командируемых в страну советских военных советников, специалистов и переводчиков достигало 1000 человек.

Помимо Советского Союза, Ливия активно закупала вооружение и технику в других странах. Так, в 1974 году она закупила у Франции 50 самолетов «Мираж» в дополнение к уже имеющимся 110 машинам этой марки, поставленных ранее. В 1977 году, также во Франции были заказаны 10 ракетных катеров, куплены десантные корабли. В Италии приобретены ракетные корветы, а в Югославии - оборудование для боевых пловцов. Но все же этот период сотрудничество с СССР было более «дружественным», что предопределило участие советских военнослужащих в вооруженном конфликте с Египтом. Напомним, что к лету 1976 года Каддафи, еще три года назад активно помогавший Египту в вооруженном противостоянии с Израилем, находился с ним фактически на грани войны. Египетские власти, а затем Тунис и Судан, открыто обвиняли Ливию в поддержке оппозиции в Египте и организации неудавшейся попытки государственного переворота в Судане. В ответ на это Каддафи выслал из страны более 200 тысяч египетских и 80 тысяч тунисских рабочих и служащих.

В августе 1976 года Каир начал переброску своих войск на границу с Ливией, что вынудило Каддафи искать поддержку у Советского Союза. В декабре того же года М. Каддафи впервые побывал с официальным визитом в Москве, что серьезно продвинуло ливийско-советские отношения. Советское руководство, помня «предательство Садата» и стремясь компенсировать потерю стратегически важного союзника в регионе, которым ранее был Египет, обещало Каддафи увеличить поставки оружия и направить в страну военных советников и специалистов. Тем более что в марте 1977 года Ливийская Арабская республика стала именоваться Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахарией (СНЛАД) и объявила о планах строительства социализма.

Вот как вспоминает об этом периоде подполковник В. Марков, в то время, находившийся в Ливии в качестве специалиста по ЗРК С-125: «В октябре 1975 года совместно с другими специалистами по ЗРК «Печора» я был направлен в Ливию. По прибытии мы вначале находились в Триполи, а затем нас перебросили в Бенгази, где мы должны были постоянно находиться в составе группы бенгазийской группировки ПВО. Уже в это время ливийско-египетские отношения были напряженными.

В Ливии на тот момент работали около 600 тыс. египтян в различных сферах народного хозяйства. Некоторые трудились по контракту, но в основном неофициально. Дело в том, что границы как таковой между соседними государствами не было. Многие египтяне ее нелегально пересекали и устраивались на работу. В результате обострения отношений именно этих нелегалов и стали силой выдворять из страны ливийские власти. Это еще больше накалило обстановку.

В феврале 1976 года нашу группу специалистов перебросили в г. Тобрук, что в 120 км от ливийско-египетской границы. Здесь мы выполняли срочную задачу по развертыванию группировки ПВО, прикрывавшей военно-воздушную базу.

Часть наших специалистов проживала в городской гостинице, а часть с семьями – в специально отстроенных коттеджах вблизи базы. Рядом с нами проживали и французские военные, обслуживавшие технику и вооружение на аэродроме (истребители «Мираж» и ЗРК «Кроталь»).

Начиная с мая 1977 года, ливийско-египетские противоречия достигли критической отметки. С обеих сторон к границе стягивались сухопутные войска и авиация. ВВС Ливии перебрасывались на базы в Бенгази и Тобрук. По всему было видно, что идет усиленная подготовка к боевым действиям. Характерно, что с нами на эту тему бесед не было.

Если раньше из-за сильной жары мы трудились с раннего утра до обеда, то теперь группу перевели на усиленный режим работы с 7.00 до 18.00 , иногда работали и по ночам...

В июне объемы переброски боевой техники и личного состава к границе через Тобрук еще более возросли. В один из дней во второй половине июля 1977 года мы обратили внимание на то, что французы, проживавшие по соседству в таких же коттеджах, спешно загрузили свои вещи в автомобили и начали уезжать...».

Напряженность в ливийско-египетских отношениях все более нарастала. В апреле 1977 года в ливийском городе Бенгази были казнены, как отмечалась в официальных заявлениях «подготовленные в Египте», организаторы террористических актов, имевших место 1 сентября 1976 года. Вслед за этим участниками массовых антиегипетских демонстраций было занято отделение «бюро по связям» (генконсульство) АРЕ в Бенгази. В ответ на это, в Александрии было захвачено аналогичное представительство Ливии. Вдоль границы, разделяющей оба государства, стали концентрироваться группировки национальных вооруженных сил. Период с конца весны до середины лета 1977 года был самым напряженным. 26 июля в западной печати появился ряд публикаций, проливших свет на действия сторон в эти дни. Корреспондент лондонской газеты «Файнэншл таймс» в частности, передал из Каира, что есть довольно убедительные свидетельства «длительной подготовки к нападению, осуществлявшейся Египтом в период до возникновения конфликта». Американская «Нью-Йорк таймс» подчеркнула, «что египетское руководство планировало этот удар на май, но его осуществление было отложено в связи с «утечкой информации». Французская же газета «Фигаро» охарактеризовала ситуацию так: «Военная операция против Ливии была готова еще месяц назад. Однако в правительстве Египта до настоящего времени шла борьба двух тенденций – за и против нападения».

«В то время в Ливии было достаточно много советских военных и гражданских специалистов, - рассказывает бывший военный специалист по автоматизированным системам управления ракетных комплексов (АСУРК) подполковник запаса Владимир Нартов. - Офицеры и прапорщики ПВО были разбросаны по пяти бригадам: в Триполи, Бенгази, Дерни, в Тобруке и где-то в пустыне. К нашей бригаде были прикомандированы заводчане из Ленинграда и из Кунцевского головного производственно-технического предприятия. Последних возглавлял Борис Асетров. На КП и в дивизионах со мной вместе работали капитан Виктор Калинин из Ворошиловграда, старший лейтенант Юрий Соловьев из Минска, капитан Тимофей Канайкин, старший лейтенант Владимир Мохнабров из Нарвы, подполковник Григорий Сорока из Архангельска. Старшим при ливийской бригаде под командованием капитана Юсофа был бывший заместитель командира тбилисской бригады. Звали полковника Иван Игнатьевич. Фамилию, к сожалению, забыл. А главным инженером был подполковник Валерий Семенов. Переводчиками служили старшие лейтенанты Владимир Андреев из Ленинграда и Михаил Шергилов из Москвы.

Бригада располагалась в 30 км от города. На аэродроме базировались транспортные «Геркулесы», истребители «Мираж», МиГ-21, разобранные МиГ-25, истребители-бомбардировщики Су-22. Из иностранных военных у ливийцев кроме нас находились пакистанцы (дежурили на станциях) и французы (специалисты по «Миражам» и РЛС «Волекс»). В городе трудились немцы, чехи, поляки, болгары. Последние обслуживали бельгийские дизельные двигатели. Кстати, как раз перед началом событий все иностранцы уехали, кроме нас и болгар. Это еще выше подняло наш авторитет в глазах ливийцев...».

21 июля 1977 года египетские танки при поддержке авиации и артиллерии пересекли границу с Ливией на фронте шириной до 15 км, двинулись в глубь страны. Первыми в бой с ними вступили подразделения народной милиции СНЛАД. Затем к боевым действиям подключились ливийские дивизионы реактивной артиллерии БМ-21 «Град», уничтожившие до батальона танков противника. В ходе встречного боя несколько танков потеряли и ливийцы. В это же время египетские ВВС пытаясь захватить господство в воздухе, нанесли первые удары по ливийским аэродромам, стремясь уничтожить боевую авиацию ливийцев.

«22 июля мы как обычно, в рабочем режиме, проверили технику и вооружение и к 18.00 собрались в штабе бригады для отъезда в гостиницу и коттеджи, – вспоминал подполковник В.Марков, служивший в зенитно-ракетном дивизионе на авиабазе Тобрук. – И вдруг увидели большую группу истребителей, летевших в сторону базы ВВС Тобрук. Впоследствии выяснится, что в общей сложности налет осуществили 24 египетских «Миража» и МиГ-21. Самолеты летели парами с трех направлений с интервалом 20-40 секунд на предельно малых высотах от 30 до 50 метров. Вначале мы их приняли за ливийские. Но когда над аэродромом появилось множество парашютов, а затем последовали мощные взрывы фугасных авиабомб, поняли, что это египтяне наносят удар по военно-воздушной базе.

Средства ПВО бригады были застигнуты врасплох и предпринять ничего не успели. Очевидно, египетская разведка заранее установила, что именно в это время советские специалисты разъезжаются по домам. Как оказалось, объектами удара были: ВПП, рулежные дорожки, автомобили-заправщики, спортивные самолеты, располагавшиеся на открытых пространствах, КДП и боевые самолеты. Но последние находились в железобетонных укрытиях и поэтому не пострадали.

Налет длился буквально несколько минут. Находясь в штабе части, мы ничего не могли сделать. Возможно, это было к лучшему. Включив станции разведки, находившиеся в управлении бригады, наши специалисты определили, что самолеты противника удаляются и в воздухе новых целей нет.

После этого мы разбились на группы по 2-3 человека и разъехались на огневые позиции ЗРК «Печора» и «Волга», где включили и проверили матчасть, организовали совместное круглосуточное дежурство в ожидании новых налетов».

Они не заставили себя долго ждать. На следующий день над авиабазой Тобрук вновь появились египетские самолеты. На этот раз, сидевшие в кабинах радиолокаторов и станций наведения ЗРК советские офицеры, вовремя обнаружили группу из четырех вражеских самолетов, и предоставили возможность нажать кнопку «Пуск» ливийцам. В результате два истребителя-бомбардировщика были сбиты.

Бои продолжались и в последующие дни. Подполковник Марков вспоминал на страницах «Красной звезды»: «Мы продолжали дежурить на своих боевых постах посменно круглосуточно с включенной матчастью. 24 июля примерно в 12.07 Михаил Михненок, дежуривший на «Печоре», обнаружил на экране группу целей из 16 самолетов «Мираж» и МиГ-21. Они летели парами на предельно малых высотах 30-50 м по трем направлениям. Тут же были оповещены все комплексы и проведены мероприятия по подготовке к пуску ракет. Как только первая пара противника вошла в зону поражения ЗРК С-125, были выпущены две ракеты, которые достигли целей. Остальные египетские летчики, увидев это, стали беспорядочно выполнять маневры с набором высоты, освобождаться от бомб и покидать район боевых действий.

Вот тут-то все комплексы бригады и стали производить самостоятельный захват целей и вести их обстрел как вдогон, так и на встречных курсах. Кроме «Печор» и «Волг», были задействованы другие ливийские средства ПВО: ПЗРК «Стрела-1», ЗСУ-23-4 «Шилка».

Другой советский офицер, подполковник В. Нартов, участвовавший в отражении воздушного налета на авиабазу Тобрук, свидетельствует: «На моих глазах «Шилка» буквально изрешетила огнем «Мираж», и он еще в воздухе развалился. Только я поднялся из укрытия, как прямо над моей головой пролетела ракета «Стрела». Ливиец выстрелил из ПЗРК и сбил пролетавший на малой высоте истребитель-бомбардировщик».

Примитивная тактика ВВС Египта, отличавшаяся, по словам участников событий, однообразием, практически без использования средств радиоэлектронного противодействия, обернулась для них серьезными потерями. По словам пленных египетских пилотов, интервью с которыми было показано по ливийскому телевидению вечером 25 июля, в трех налетах было уничтожено 15 самолетов.

После 25 июля боевые вылеты египетских ВВС прекратились, хотя готовность в частях ливийских ПВО сохранялось еще более двух месяцев. Продолжали нести боевое дежурство и советские специалисты.

27 июля 1977 года, при посредничестве председателя Исполкома Организации Освобождения Палестины Ясира Арафата и президента Алжира Х. Бумедьена, было достигнуто соглашение о прекращении огня. Бои на египетско-ливийской фронте затихли. По ливийским данным, за четыре дня боев было сбито 37 самолетов ВВС Египта. Главная заслуга в этом принадлежала советским специалистам. По иронии судьбы советские офицеры сбивали самолеты советского производства, которые пилотировали летчики, учившиеся в Советском Союзе и еще совсем недавно сражавшиеся бок о бок с советскими пилотами над Синайским полуостровом.

Успех в войне еще более укрепил отношения между Социалистической Народной Арабской Джамахарией и Советским Союзом. В Ливию стало поступать еще больше советского оружия. Так, например, по западным источникам только в январе 1978 года в ливийских портах было выгружено около 10 000 тонн советского военного снаряжения, в том числе самолеты МИГ-23 и новейшее радиолокаторное оборудование. В феврале 1978 года ливийский военно-морской флот получил вторую и третью подводные лодки класса «F» первой серии. Ожидалось получение второй серии из трех подводных лодок того же класса.

Количество закупаемого страной вооружения было столь велико, что, по словам очевидцев его не успевали распаковывать: советские танки пылились на складах, а истребители так и оставались под брезентом. Для их эксплуатации просто не хватало специалистов.

Позже, в своей биографии Каддафи писал: «Мы коллекционировали оружие, как мальчишки собирают марки, пока военные расходы не легли тяжким бременем даже на нефтяную экономику Ливии».

Всего, в эти годы, по некоторым сведениям Ливией было закуплено около 300 самолетов различных типов, до 4 тысяч танков, 60 ЗРК С-125 «Печора», военно-морская техника и стрелковое оружие на сумму, по оценкам экспертов, примерно в 20 миллиардов долларов.

В конце 1970-х годов между странами было подписано еще одно соглашение, связанное с сотрудничеством в области разведки и мерах безопасности. С этого момента ливийские разведчики стали проходить подготовку в андроповском институте КГБ, получать консультации по методам ведения наблюдения и мерам безопасности в самой Ливии, а также материалы по деятельности Соединенных Штатов в Восточном Средиземноморье. В свою очередь Ливия поставляла КГБ разведданные по Египту, Израилю и Северной Африке, а также помогали проводить операции против западных дипломатов в Триполи. Однако, такая ситуация продолжалась не долго.

В начале 1980-х годов советско-ливийское сотрудничество начало постепенно сокращаться. Кремль стали серьезно беспокоить разведсводки о роли Каддафи как лидера поддерживавшего международный терроризм. Хотя Советский Союз и избегал открытого разрыва в отношениях, он стал постепенно отходить от ливийского руководителя. Тем не менее, по сообщению газеты «Нью-Йорк таймс» от 5 апреля 1989 года Советский Союз в это время, продал Ливии до 15 истребителей-бомбардировщиков СУ-24Д и согласился переоборудовать самолет ливийских ВВС Ил-76 (советского производства) в дозаправщик. Как явствует из данных американской разведки, истребители-бомбардировщики в разобранном виде были погружены в транспортные самолеты Ан-22 и доставлены из Новосибирска на ливийский аэродром Умм-Айтика.

Постепенное угасание сотрудничества между СССР и Ливией, во многом связанное с внутригосударственными проблемами Советского Союза, подстегнуло американцев к активизации и ужесточению своих действий. США обвинили Ливию в «поддержке международного терроризма» и под этим предлогом закрыли народное бюро (посольство) СНЛАД в Вашингтоне. Одновременно в мае 1981 года стало известно о разработке американской администрацией «секретного плана» по использованию ряда арабских стран для свержения режима М. Каддафи.

В августе 1981 года США провели демонстративные учения 6-го флота в заливе Сидра у побережья Ливии. 19 августа восемь американских истребителей, принимавших участие в учениях, сбили два ливийских самолета, несших патрульную службу.

17-22 октября 1981 года американцы провели новые маневры в заливе Сидра. В конце 1981 года в средствах массовой информации США появилась информация о якобы заброшенной, в страну группе ливийских террористов, готовившей покушение на президента Р. Рейгана. За короткий срок на базе этой информации, была раскручена шумная кампания по дискредитации ливийского лидера. Воспользовавшись шумихой, ЦРУ в декабре 1981 года обсудило в своей штаб-квартире план ликвидации М. Каддафи, который стал главной целью в серии тайных операций Центрального разведывательного управления США за границей. В том же месяце Р. Рейган рекомендовал американским техническим специалистам покинуть Ливию, что стало началом свертывания деятельности американских нефтекомпаний в СНЛАД. В декабре же 1981 года на территории Египта был проведен первый этап маневров «Брайт Стар», имевший четкую антиливийскую направленность.

Провокации продолжались.

В феврале 1982 года американские военные самолёты нарушили воздушное пространство Ливии, приблизившись на расстояние 80 км к городу Бенгази. В марте 6-й флот США вновь провел маневры в непосредственной близости от побережья СНЛАД. В этом же месяце Вашингтон объявил эмбарго на импорт ливийской нефти и поставки в СНЛАД американского нефтяного оборудования, что, по существу, свернуло экономические связи между двумя странами.

В сентябре 1984 года 6-й флот США провел очередные широкомасштабные учения и маневры военных кораблей вблизи территориальных вод Ливии. Всего с 1981 по 1986 годы США провело у берегов Ливана 18 военных учений и маневров, которые, иначе как провокационными назвать нельзя.

В ноябре 1984 году ЦРУ подготовило доклад «Об оценке уязвимости Ливии», в котором предложило осуществить против СНЛАД широкую программу «политических, экономических и полувоенных мер».

В рамках этой программы, в октябре 1985 года исполнительным указом президента США был введен запрет на импорт нефтепродуктов из Ливии. А в ноябре того же года администрация США санкционировала очередную тайную операцию ЦРУ с целью свержения режима М. Каддафи.

В январе 1986 года президент Р. Рейган объявил о введении новых санкций против СНЛАД: были запрещены все экономические и торговые связи американских госучреждений, частных фирм и отдельных лиц с этой страной. Находящимся на ливийской территории американским гражданам было приказано покинуть ее под угрозой тюремного заключения или штрафа.

Следует сказать, что позиция Советского Союза, в складывающейся вокруг Ливии ситуации была более чем сдержанной: СССР официально ограничился лишь критикой «провокационных действий американской военщины у ливийских берегов» в средствах массовой информации. Что же касается Каддафи, то он был вынужден терпеть действия американцев, прекрасно понимая, что любой ответный шаг повлечет за собой военную агрессию со стороны США и ее союзников.

Начало 1986 года ознаменовало еще большую активность США в Средиземноморье. С 24 по 31 января 6-й американский флот провел первые маневры близ ливийского побережья.

4 февраля истребители Израиля перехватили в воздухе ливийский пассажирский самолет. Данными для проведения этой операции израильскую авиацию снабжали опять же корабли 6-го флота.

12 - 15 февраля прошла очередная, вторая с начала года, американская военно-морская демонстрация у берегов Ливийской Джамахирии. 14 - 16 марта - третьи учения ВМС США в этом районе; еще через три дня - четвертые. Пятые учения кораблей 6-го флота США (23—28 марта) вылились в нанесение ракетно-бомбовых ударов по городу Сирт и близлежащим населённым пунктам в ходе операции «Огонь в прериях». Эти налёты выполнялись в условиях подавляющего превосходства американцев в силах и средствах. Только крейсеры и эсминцы УРО по числу пусковых установок ракет различных классов и боекомплекту в десятки раз превосходили весь ливийский флот. Всего у американцев здесь было 3 авианосца, 1 штабное судно, 5 ракетных крейсеров, 4 ракетных эсминца, 3 ракетных фрегата, 2 эсминца, 9 фрегатов, 4 АПЛ класса «Лос-Анджелес», 5 десантных судов и 10 вспомогательных кораблей, всего 27000 человек личного состава и морских пехотинцев.

Всего, в результате этих «учений», по данным Пентагона, американские самолёты совершили 1546 самолетовылетов и 5 раз применяли оружие по целям. В результате были потоплены 1 МРК пр.1234Э и 1 РК «Ла Комбаттант», повреждено десантное судно (или МРК) и легко - МРК пр.1234Э, повреждена одна РЛС ЗРК С-200ВЭ Вега. ПВО Ливии, по американским данным, осуществили пуск 12 зенитных ракет. По ливийским данным, им удалось предположительно сбить 3 штурмовика, американцы признали повреждение только одного истребителя F-14A.

26 марта Советский Союз осудил действия вооруженных сил Соединенных Штатов против Ливии. Агентство печати ТАСС назвало использование силы против ливийских военно-морских судов актом пиратства, которое нарушает международное право. 27 марта М.С. Горбачев на встрече с Президентом Алжира, осудив американские действия, выступил с предложением, чтобы советский и американские флоты оставили Средиземное море.

В течение нескольких дней американские соединения оставалось в районе, соблюдая все меры защиты. 26 марта нарушений воздушного пространства Ливии уже не было. Отряд боевых кораблей с крейсером УРО «Йорктаун» несколько раз приближался к побережью Ливии на 12 миль. 27 марта американцы объявили о завершении учений.

Ливийские политики проявили выдержку, что заставило американцев с еще большим усердием искать повод для новой атаки, уже предрешенной. Вскоре он был найден. 4 апреля 1986 года в Западном Берлине неизвестными террористами была взорвана дискотека. Более 250 человек, в том числе 50 американских военнослужащих, были ранены, сержант армии США и молодая девушка убиты. Американцы сразу же объявили миру, что располагают «конкретными доказательствами» причастности к взрыву Ливии. Журналистам была рассказана детективная история о перехваченных радиограммах, якобы содержавших «ливийский след». Немецкие партнеры США по НАТО американскую версию не поддержали. Напротив. Один из авторитетных экспертов федеральной разведывательной службы ФРГ заявил, что «тексты радиограмм не дают никаких свидетельств связи Ливии со взрывом бомбы в Западном Берлине». Более того, немецкие службы безопасности озвучили мысль, что мотивы для этой террористической акции могли бы иметь, например, группы торговцев наркотиками или даже владельцы конкурирующих дискотек. Ливию немецкие эксперты даже не упоминали.

Тем не менее, США, эти доводы не «убедили» и в ночь с 14 на 15 апреля провели операцию (кодовое наименование «Эльдорадо Каньон») по нанесению бомбового и воздушно-ракетного ударов по ливийским городам Триполи и Бенгази. Следует отметить, что, накануне, 13 апреля, советская разведка предупредила М. Каддафи, о готовящемся нападении и рекомендовала ливийцам привести их вооружённые силы в полную боевую готовность и объявить тревогу. Но ливийцы не отнеслись к совету серьезно и проигнорировали предупреждения.

В операции «Эльдорадо Каньон» участвовало около 100 самолётов ВВС и ВМС из состава 60-го авианосного ударного соединения и 3-й воздушной армии ВВС США, дислоцировавшихся на аэродромах Великобритании. Для удара были намечены пять целей, из которых три располагались в районе Триполи: казармы Баб-Аль-Азизия, база подготовки боевых пловцов Сиди Билала и военный сектор аэропорта Триполи, и две — в районе Бенгази: казармы Аль-Джамахария-Баррас и аэродром «Бенина». Однако в результате «точечных» ударов пострадали не только военные объекты. Наряду с ними были разрушены многие жилые дома, частично французское посольство (метили по одному из объектов системы госбезопасности страны), дворец Каддафи. В Бенгази ракета попали в роддом. Погибли и получили ранения более ста мирных жителей.

По мнению американских экспертов, цели операции были достигнуты, всем объектам был причинен серьёзный ущерб, на аэродромах уничтожено и повреждено 17 истребителей, 10 транспортных самолётов и вертолётов. Правда, по некоторым данным ливийским ПВО удалось сбить 4 самолета (по другим данным был сбит 1 истребитель и 1 поврежден). Военное руководство США не подтвердило эти цифры, ограничившись фразой о том, что в целом американские потери были незначительными.

Агрессивная акция США вызвала возмущение во всём мире. Она была осуждена в Совете Безопасности ООН, куда Ливия обратилась с жалобой. Советское правительство выступило с заявлением, требовавшим незамедлительно положить конец «разбойничьей акции США против Ливии — члена ООН». В этом заявлении, опубликованном 16 апреля 1986 года, отмечалось также, что «в противном случае в Советском Союзе вынуждены будут сделать далеко идущие выводы». Следует заметить, что в это время в Ливии находилось около 5-6 тысяч наших специалистов и инструкторов, в том числе и в силах ПВО (около 300 человек), однако, непосредственного участия в боях они не принимали.

Не ограничиваясь только словесными заявлениями, у берегов Ливии были выставлены корабельные дозоры из состава сил Средиземноморской эскадры. Так, по американским данным, советский крейсер класса Kresta (БПК пр.1134) был поставлен на якорь в ливийских водах, а еще семь других советских военных кораблей расположились неподалёку от побережья Ливии. В их числе был и отряд кораблей 7-й оперативной эскадры СФ, которые несли БС в Средиземном море в составе: РКР пр.1134 «Вице-адмирал Дрозд» (к-1р. Стаценко), ЭМ пр.956 «Отличный» (к-2р. А.В.Степахин), БПК пр.61 «Огневой» и «Смышленый». Соединением командовал командир 120-й БРК капитан 1 ранга А.С.Ковальчук. Наши корабли отслеживали все действия американцев. Так, ЭМ пр.956 «Отличный» 20 – 23 марта осуществлял слежение за авианосцем «Саратога», а 10 – 15 апреля - слежение за авианосцем «Америка». А РКР «Вице-адмирал Дрозд» сопровождал авианосец «Корал Си» CV-43.

На подходах к заливу Сидра патрулировали подводные лодки, чтобы не пропустить прорыва кораблей 6-го флота и авиации к побережью Ливии с целью нанесения ударов с моря и воздуха. Для предотвращения разгорания конфликта Черноморскому флоту было приказано спланировать и провести командно-штабное учение с силами Средиземноморской эскадры в районе залива Сидра. Замысел его проведения был представлен командующим флотом адмиралом М. Хронопуло Главнокомандующему ВМФ. После его утверждения в центральной части Средиземного моря было проведено учение, с завершением которого на подходах к заливу Сидра и у его побережья были выставлены корабли радиолокационного дозора, а корабли эскадры были сосредоточены в готовности в заданном районе. Со временем инцидент был исчерпан, попыток нанесения повторных ударов не предпринималось.

Тем не менее, операции США против Ливии продолжались. Осенью 1987 года агентство Рейтер, ссылаясь на материал американской газеты «Джорнэл», сообщило, что летом 1986 года американские коммандос произвели несколько высадок на побережье Ливии с подводных лодок в районе залива Сидра с целью вывода из строя коммуникационных линий. Представители Пентагона отказались от комментариев.

В это же время США прибегли к мощной информационно-психологической обработки мировой общественности, с целью оправдать свои последующие, планируемые силовые акции по отношению к СНЛАД. «Ливия вооружает и обучает партизанские организации или оказывает какое-то влияние на ультралевых и террористов», — писала 28 августа 1986 года газета «Вашингтон пост», опубликовав в качестве подтверждения отчет о докладе госдепартамента США с перечислением 32 стран Центральной и Южной Америки, куда якобы протянулись «щупальца М. Каддафи». В антиливийскую кампанию включился Рональд Рейган. «Политика и действия правительства Ливии — заявил он — продолжают представлять собой необычную и чрезвычайную угрозу национальной безопасности и внешней политике Соединённых Штагов». Однако вскоре американское руководство было вынуждено умерить свои нападки на Ливию. Это было связано с политическим скандалом, разразившимся в США. В октябре 1986 года газета «Вашингтон пост» назвала антиливийскую кампанию Белого дома и публиковавшийся доклад госдепартамента США о 32 странах, куда протянулись «нити» из СНЛАД, провокационными. Газета сообщила также, что еще 14 августа 1986 года на секретном совещании со своими помощниками Р. Рейган утвердил «секретную директиву Совета национальной безопасности, предусматривавшую распространение Центральным разведывательным управлением фальшивой информации о Каддафи». Это делалось путем проталкивания антиливийских фальшивок ЦРУ в иностранные органы печати. Госсекретарь Дж. Шульц поспешил заявить, что не видит в этом ничего предосудительного, так как администрация США имеет право «вводить противника в заблуждение». Однако его слова многим пришлись не по вкусу, и руководство США посчитало более правильным тихо «замять» дело.

Американцы дело «замяли», а ливийцы попытались возложили ответственность за все неудачи на СССР. 24 апреля, встретившись с советскими журналистами, ливийский лидер М. Каддафи упрекнул советскую сторону в слабой помощи Ливии в отражении американского нападения.


Александр ОКОРОКОВ, доктор исторических наук

Источник

0 коммент. :

Отправить комментарий

Для того, чтобы ответить кому-либо, нажимайте кнопку под автором "Ответить". Дополнительные команды для комментария смотрите наведя мышку на надпись внизу формы комментариев "Теги, допустимые в комментариях".

Тэги, допустимые в комментариях