Меню блога

9 декабря 2011 г.

Нефть и внешняя политика


Наблюдая за ситуацией в мире за последний год, и перечитывая огромный массив информации в интернет и в свой электронный архив книг, натолкнулся на давно прочитанную книгу, "Нефть и внешняя политика" выжимки из которой и решил выложить в блоге, ввиду того, что все описанное в ней более 60 лет назад, как под кальку ложится на сегодняшнюю действительность. Конечно можно найти эту книгу в интернет, если кому-то захочется прочитать её полностью. Но не каждый желает это читать полностью. Поэтому и появилась эта статья. И так в качестве пролога несколько фраз известных политиков и государственных деятелей:


Ллойд Джордж вновь заявлял:

"Мы не намерены вмешиваться во внутренние дела России. Какое правительство будет у русских - забота самих русских. Пусть даже это будет большевистское правительство. При этом лично мне не нравится никакое их правительство."

12 августа 1919 британский кабинет собрался для обсуждения представленного Керзоном проекта послания Союзникам. В нем говорилось, что британское правительство больше не намерено нести всю тяжесть поддержки антибольшевистских сил. На этом заседании прозвучали высказывания министров Бэрнса и Эддисона о том, что Британия ставит в России "не на ту лошадь". По их мнению - "надо иметь дело с правительством большевиков, а не с разными мелкими республиками или с такими неустойчивыми фигурами как Деникин или Колчак".
В завершение этого заседания Ллойд Джордж заявил, что намерен предоставить Деникину последний "пакет" помощи и заявить ему:
"Вы владеете всем углем России, достаточными источниками нефти и основными сельскохозяйственными районами. Поэтому мы не можем больше дарить вам помощь, однако намерены торговать с вами на обычных условиях."
Ллойд Джордж выразил надежду, что вскоре в России наступит мир, но не восстановление единой России "Ленин не получит ресурсов, а Деникин не завоюет Москву."
Проще говоря - Ллойд Джордж рассчитывал, что вместо большого русского медведя, опасного для Британии, будут два не опасных медвежонка - не воюющих, но враждующих между собой.


Характеризуя экономическое и военное значение нефти, товарищ Сталин говорил: 
«...вопрос о нефти есть жизненный вопрос, ибо от того, у кого больше будет  нефти, зависит, кто будет командовать в будущей войне. От того, у кого больше будет нефти, зависит, кто будет командовать мировой промышленностью и торговлей. Нефть, после того как флот передовых стран переходит на моторные двигатели, является жизненным нервом борьбы мировых государств за преобладание как во время мира, так и во время войны»[1].

[1] И. В. Сталин. Сочинения, т. 7, стр. 278.



В 1989 году, накануне своей инаугурации, Буш говорил: "Я сказал бы это так: они получили президента Соединенных Штатов, который вышел из нефтегазовой отрасли и который хорошо ее знает".

Как явствует из Cyrus Vance, Hard Choices: Critical Years in America`s Foreign Policy (New York: Simon and Schuster, 1983, pp. 316-20), "Обзор 1021 документа государственного департамента, полученного на основании Акта о свободе информации" свидетельствует о постоянном сопротивлении правительства США более высоким ценам на нефть с 1974 года и далее, включая администрацию Никсона, Форда и Картера. Например, покидающий пост заместитель министра по экономике Уильям Д.Роджерс (администрация Форда) написал длинное частное письмо своему преемнику Ричарду Н.Куперу (администрация Картера), в котором изложил основные международные аспекты экономики и политики США. "Наша нефтяная дипломатия, - отмечал Роджерс, - концентрируется на том, что мы можем сделать, чтобы не допустить роста цен на нефть". Действительно, в последние дни работы администрации Форда Киссинджер встречался с послом Саудовской Аравии для того, чтобы объяснить, что совесть обязывает его выступать против повышения цен по поручению заступающей администрации Картера!". Эта политика была очень выигрышной для США: они, как главный импортер нефти, решали свои проблемы и наносили мощный удар по советской экономике. В то же время, увеличивая свой стратегический запас нефти, были готовы ко всяким неожиданностям.

И сегодня колебание цен на нефть - болезненный процесс для российской экономики.



                                                                   ***
Книга английского прогрессивного публициста Майкла Брукса «Нефть и внешняя политика», изданная в 1949 г. в Лондоне, является одной из немногих в зарубежной литературе книг, наглядно показывающих зловещую роль англо-американских нефтяных монополий в подготовке новой мировой войны, а также в угнетении и эксплоатации народов колониальных и полуколониальных стран. 





Нефть—это взрывчатый материал. Где бы она ни была найдена, куда бы она ни направлялась, она не только приводит в движение механизмы промышленности и транспорта, но является также той искрой, от которой разгораются многие большие пожары. Одно дело использовать нефть в мирных целях, другое дело—превращать ее в средство наживы; последнее обычно вызывает волнения в странах и беспокойство во всем мире. 


Не мешает напомнить, что нефть играла основную роль в интервенции в Советскую Россию и тормозила признание СССР; 
нефть была истинной причиной гражданской войны в Мексике; 
нефть служила помехой эффективным санкциям против Муссолини; 
нефть в свое время дала возможность Японии победить Китай, а также вести войну против союзников. 
В настоящее время нефть не только следует по пятам международных событий. 
Она фигурирует во всех спорах и волнениях, связанных со Средним и Дальним Востоком, 
она является одним из арбитров в балканской политике, она играет особую роль в странах Латинской Америки и влияет на внутреннюю и внешнюю политику США. 


Во всех странах, за исключением Советского Союза, господствуют крупнейшие нефтяные монополии. 


Ни в одной из отраслей промышленности не наблюдается такого неослабного стремления монополий к экспансии, как в нефтяной. 
Объяснение этому найти нетрудно. С тех пор как нефть стала коммерческим продуктом, она явилась предметом активной спекуляции как на внешних, так и на внутренних рынках. В настоящее время добыча нефти и ее запасы в колониальных и полуколониальных странах приобрели наибольшее значение. Даже Соединенные Штаты Америки, являющиеся крупнейшим производителем и потребителем нефтепродуктов, всегда устремлялись в поисках нефти 
за пределы своих границ, для того чтобы не дать возможности другим странам разрабатывать нефтяные источники. Нефтяные компании США.


Великобритания как крупная промышленная и морская держава, занимающая третье место среди мировых потребителей нефтепродуктов, полностью зависит от импорта нефти. Английские нефтяные компании развивают свою деятельность только в «тех местах, о которых мы знаем очень мало», где, как правило, нефть является главным источником богатства страны и где владение ею означает политическую власть. Коммерческие интересы нефтяной империи издавна оказывают влияние на стратегию и внешнюю политику Англии в такой же мере, как и Соединенных Штатов. Широко распространенное и обоснованное мнение о том, что за многими высокопарными фразами о принципах внешней политики скрываются интересы нефтяных компаний, является признанием экономического значения и ведущей роли нефти как в мирный период, так и во время войны. [2]

[2] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 30]

В июле 1946 г. Гарольд Икес—министр внутренних дел, руководивший нефтяной промышленностью в период войны, 
заявил, что нефтяная промышленность «фактически может диктовать свои условия конгрессу» и что «настало время решить 

вопрос о том, не управляет ли нефтяная промышленность страной в своих собственных интересах».[3]

[3] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр. 31

В последний год войны для полного удовлетворения потребностей авиации Соединенные Штаты должны были производить 
не менее 20 млн. тонн горючего в год. Хотя потребности мирного времени, несомненно, значительно ниже, 
тем не менее требования авиации к нефтяной промышленности будут возрастать с каждым годом. [4]

[4] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, Стр.34

Всякому наступлению, которое замышлялось американскими нефтяными компаниями с целью проникновения в другие страны или дальнейшего укрепления в них всегда предшествовали громогласные заявления правительства США о том, что Америка стоит перед угрозой истощения ее собственных запасов нефти в течение жизни данного поколения. 
Всякая экспансия английских нефтяных компаний и захват ими нефтяных месторождении объяснялись (если вообще давались объяснения) тем, что промышленность и транспорт требуют постоянного притока нефтепродуктов. [5]

[5] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, Стр 50

Империя является благом для немногих и злом для большинства. Она дает возможность наполнять денежные сундуки кучке монополистов, а простым смертным предлагает скудные подачки, которые, однако, дорого им обходятся. Империя не только подчиняет своей власти огромное количество стран и древних цивилизаций, но и на свой народ возлагает также все большие и большие тяготы. Империя несет политическую, экономическую, дипломатическую и военную ответственность за территории, удаленные от нее на тысячи километров. Намерения 
ее часто замаскированы, но всегда зловредны. По мере того как растет сопротивление господству империи, растет и угроза со стороны империалистических сил; 
по мере того как увеличивается радиус действия транспорта и скорость передвижения, создается необходимость в приобретении все большего количества военных баз, расположенных в отдаленных пунктах земного шара для защиты имперских владений.[6]

[6] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 54

Коммерческому и финансовому проникновению всегда предшествовало (а также следовало за ним) политическое и военное вмешательство. Для удержания завоеванного требовалось применение силы внутри и война за пределами империи. Подчиненные страны, как крупные, так и мелкие, превращались в пешки на имперской шахматной доске, а стратегические соображения брали верх над всякими другими.[7]

[7] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 55]

Опираясь на англо-иранский военный договор, заключенный в 1814 г. с целью противодействия России, Великобритания расширяла и закрепляла сферу своего влияния вдоль всего побережья Персидского залива путем дипломатических и торговых соглашений с правящими шейхами. 
Она построила две морские базы и заключила перемирие с пиратами, которые издавна препятствовали ее торговле и угрожали ее безопасности в этом районе. Заняв твердые позиции в Персидском заливе, она завоевала себе «особое положение» в его водах и вдоль всего побережья. [8]

[8] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 56]

Памятуя о стратегической связи Персидского залива с Индией, лорд Ленсдаун, министр иностранных дел, стяжавший громкую известность в 1916 г. вследствие того, что выдвинул предложение о соглашении с Германией, в начале XX века заявил в палате лордов: 
«Я твердо убежден, что мы должны рассматривать создание какой-либо другой державой укрепленного порта в Персидском заливе как серьезную угрозу британским интересам и обязаны, конечно, сопротивляться этому всеми имеющимися в нашем распоряжении средствами». В 1903 г. лорд Керзон, тогдашний вице-король Индии, появился в заливе во главе индийского флота для того, чтобы подчеркнуть значение этой декларации. [9]

[9] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 57]

В августе 1919 г. было подписано англо-иранское соглашение, которое дало Великобритании почти официальное право протектората. Немедленно после опубликования соглашения вспыхнуло возмущение и создалась оппозиция, поразившие своей интенсивностью как сэра 
Перси Кокса, так и шаха.  Северные провинции считали центральную власть марионеточным правительством и смотрели на Советскую Россию с еще большим восхищением, чем раньше. 
Иранский Азербайджан был охвачен движением за независимость, и даже племя бахтиаров в южных нефтяных районах заняло враждебную правительству позицию. Чтобы предотвратить ухудшение положения, английские войска должны были занять все важные позиции, военные власти ввели строгую цензуру, а правительство Восуг-эд-Доуле массами ссылало представителей оппозиции, закрывало редакции газет, совершало налеты на студенческие кварталы. 

[10] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 64

Когда полковник царской армии Старосольский оказался не в состоянии подавить восстание в северных районах Ирана, шах совершил новое безрассудство, обратившись с просьбой к англичанам послать свои войска в город Решт. Но волну возмущения нельзя было сдержать ни на севере, ни в центре Ирана; 
С одной стороны, Великобритания предъявила ультиматум, заявляя о своей готовности подавить восстание в северных провинциях только при условии, что ее войска примут активное участие, с другой стороны, имелось предложение представителя Советской России Чичерина отвести русские войска при условии, что то же сделает и Великобритания. 

Восстание Реза-хана 

События приняли драматический оборот. 21 февраля 1921 г. иранский казачий офицер Реза-хан захватил власть в Тегеране. Пять дней спустя англо-иранский договор был официально денонсирован, и в тот же день подписан договор с Советской Россией. Последняя отказалась по своей собственной инициативе от всех прав, которые в течение прошлых десятилетий были предоставлены Ираном царскому правительству России, представлявшей империалистическую державу. Реза-хан уволил всех английских офицеров и советников, распустил обученные и возглавляемые английскими офицерами южноиранские стрелковые части, созданные во время войны, и влил их в национальную иранскую армию. [11]

[11] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 65]

Появление Реза-хана и его первоначальная политика полной независимости и примирения с Советской Россией явились сильнейшим ударом по британскому влиянию и британским нефтяным интересам. Внезапное появление сравнительно сильной государственной власти пришлось не по вкусу нефтяной империи на юге Ирана, так же как и намерение назначить контролера для наблюдения за уплатой причитающихся шаху процентов. 
Поэтому британские агенты ухватились за идею использования недовольства вождей племен на юге, не желавших подчиняться центральному правительству. Англия стала выдвигать план создания южноиранской конфедерации; 
в конце 1921 г. вспыхнуло инспирированное восстание, возглавляемое Мохаммедом Таки-ханом при поддержке войск, состоявших, главным образом, из южноиранских стрелков. 

Но политика «разделяй и властвуй» не приносила больше ожидаемых результатов. Недовольство в Иране еще больше усилилось в результате проверки финансового состояния Англо-персидской нефтяной компании, произведенной приехавшим из Лондона по приглашению шаха бухгалтером-экспертом Уильямом Маклинтоком. Эту проверку никак нельзя было предотвратить. Однако Англо-персидская нефтяная компания очень ловко уклонилась от официального обследования своих широко разветвленных компаний. Только в результате тщательного анализа баланса всех ее дочерних компаний можно было бы установить суть сложных финансовых сделок между ними. 

Англо-персидская компания продавала нефть по пониженным ценам морскому министерству Великобритании и, таким образом, уменьшала доходы концессионеров. Не кто иной, как Уинстон Черчилль, невольно подтвердил справедливость последнего обвинения в своей 
книге «Мировой кризис», в которой сказано: 
«Контракт на снабжение нефтепродуктами дал возможность правительству получить в свою пользу разницу между ценой нефти по контракту и рыночной, выразившуюся в сумме около 7500 тыс. фунтов стерлингов». Эта сумма в три с половиной раза превышала сумму, уплаченную английским правительством за акции, купленные у Англо-персидской нефтяной компании. [12]

[12] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 67]

Реза-хан определенно взял курс на достижение большей политической самостоятельности Ирана путем внутреннего накопления сил и использования разногласий между Великобританией и СССР, с учетом позиции Соединенных Штатов—потенциального партнера, держащегося в тени. С другой стороны, он был полон решимости сохранить, насколько возможно, старинные привилегии землевладельцев и других имущих классов. 

Полуфеодальный характер политики Реза-хана и систематическое культивирование антирусских настроений создали к 1930 г. базу для англо-иранских отношений. Первый фактор гарантировал должное отношение к концессиям Англо-персидской нефтяной компании, а второй создавал возможность опереться в области внешней политики на мощную державу. [13]

[13] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 71]

7 декабря 1932 г. газета «Тайме» заявила, что бедному Ирану не только угрожает финансовый крах, но что, кроме того, разбойники с большой дороги проникли в районы, граничащие с южными концессиями. Через некоторое время британские военные корабли и торпедные катеры появились в Персидском заливе для того, чтобы не осталось и тени сомнения в том, что Великобритания весьма серьезно намерена поддерживать требования Англо-персидской нефтяной компании. Все это служило предостережением для колониальных и полуколониальных стран, где имелись аналогичные концессии, ибо потеря престижа в Иране могла иметь для Великобритании очень серьезные последствия.[14]

[14] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 77]

Иран превратился в фашистский аванпост и трамплин для нападения на Советский Союз. Только благодаря требованию, обращенному Советской Россией к Ирану через месяц после того, как на нее напала нацистская Германия, была устранена опасность, угрожавшая СССР со стороны его южных границ. Вступление Советской Армии в Иран 25 августа 1941 г. находилось в полном соответствии со статьей 6-й советско-иранского договора от 26 февраля 1921 г(подтвержденного в 1927 г.), дававшей советскому правительству «право ввести свои войска на территорию Персии, чтобы, в интересах самообороны, принять необходимые военные меры» в случае попытки «превращать территорию Персии в базу для военных выступлений против России». [15]

[15] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 78]

Присутствие в Иране британских и американских войск не было законно обосновано, так как между этими странами и Ираном не существовало соответствующих договоров. Советский Союз поддержал просьбу Великобритании, в результате чего 29 января 1942 г. был подписан договор между СССР, Великобританией и Ираном, давший юридическое обоснование для пребывания британской армии в Иране. Военные силы США находились в Иране в период всей войны без всякой санкции такого рода. [16]

[16] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 78]


Американские советники, количество которых доходило до семидесяти пяти, впервые прибыли в Иран в 1943 г. Летом 1944 г. к ним присоединились два нефтяных эксперта—Герберт Гувер младший и А. А. Кэртис, имевшие официальное указание Вашингтона «давать советы по вопросам, связанным с нефтью». Их задача, однако, была более точно определена бюллетенем государственного департамента (23 июля 1944 г.), в котором было сказано, что они «должны немедленно обратить внимание на вопрос о возможности получения нефтяных концессий в Иране». Они посоветовали премьер-министру Ирана Саеду вступить в переговоры с нефтяными компаниями Америки и отклонить предложение СССР. [17]

[17] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 79]

В основе стремления англичан и американцев завоевать большее влияние в Иране после окончания войны лежат различные соображения. 

Во-первых, удельный вес Ирана в мировой добыче нефти увеличивается очень быстро; 
во-вторых, эксперты считают, что на Среднем Востоке имеются крупнейшие в мире нефтяные запасы и что первое место по нефтедобыче на этой территории занимает Иран; 

Справка на сегодняшний день

Нефтяные и газовые месторождения Ирана
[Разведанные запасы нефти Ирана составляют около 95 млрд. барр., или почти 9% мировых. При условии применения новейших технологий этот показатель, по оптимистичным оценкам, может возрасти до 130 млрд. барр. Объем нефтедобывающих мощностей в стране в настоящее время оценивается иностранными экспертами примерно в 3,75 млн. барр. в сутки, что выше установленной для Ирана в рамках ОПЕК индивидуальной квоты добычи (3406 тыс. барр. в сутки). По объему запасов природного газа (24 трлн. куб. м, или почти 16% мировых) Иран уступает только Российской Федерации.

Иранская нефтяная промышленность требует срочной модернизации. Потери в добыче нефти (depletion rate) в настоящее время оцениваются примерно в 250 тыс. барр. в сутки. Для стабилизации ее уровня на действующих месторождениях необходимо шире применять методы повышения отдачи пласта (включая закачку воды и газа). Базируясь на прогнозах роста мирового спроса на нефть, планируется в перспективе увеличить нефтедобывающие мощности до 7,30 млн. барр. в сутки. Добываемый попутно с нефтью и до сих пор обычно сжигаемый в факелах газ будет использоваться для нужд экономики.

Недавно в Хузестане была введена в эксплуатацию одна из самых современных нефтехимических установок страны. С развитием в последующие годы нефте-, газодобычи и нефтехимии резко возрастают потребности Ирана в модернизации предприятий данных отраслей. Для зарубежных фирм, предоставляющих капиталы и ноу-хау, открываются в этом плане большие возможности, а Иран, со своей стороны, как считают, должен предпринять необходимые внутриполитические шаги. 

* * *

В 2001 году Конгресс США принял решение продлить еще на пять лет экономические санкции против Ирана и Ливии. В соответствии с санкциями, срок действия которых должен был истечь в августе 2001 г., США могут налагать взыскания на иностранные компании, инвестирующие более 20 млн. долл. в развитие нефтегазовых отраслей этих стран. Санкции против Ирана и Ливии действуют с 1996 г., и с этого времени администрация США лишь в одном случае отказалась от их применения против иностранных нефтяных компаний, нарушивших запрет на инвестиции.

С резким осуждением данного решения выступила Европейская комиссия. Ее представитель заявил, что в случае применения штрафных санкций в отношении западноевропейских фирм ЕС будет добиваться их отмены через ВТО] 

в-третьих, район Персидского залива не только не утратил своего стратегического значения, 
но стал играть еще большую роль, став аэродромом и одновременно барьером на пути в Индию, Австралию и на Дальний Восток; 
в-четвертых, поскольку Юго-Восточная Европа должна быть сброшена со счетов как удобный плацдарм для военных планов, направленных против Советского Союза, нужно готовить для этой роли Иран, имеющий общие границы с СССР, и, наконец, демократическое движение в Иране может иметь очень серьезное влияние на Индию, расположенную к востоку 
от Ирана, а также на Ирак и другие страны, расположенные к западу от Ирана.[18]

[18] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 80]

Нельзя не солидаризироваться с иранской газетой «Рахбар», которая спрашивала: 
«Не с помощью ли группы английских магнатов—королей нефти, которые сидят на троне, 
сделанном из костей колониальных народов — пришло к власти правительство господ Эттли и Бевина?» 
«Манчестер гардиан» в номере от 8 августа 1946 г. цитировала сообщение этой же газеты, 
в котором указывалось на продолжавшиеся аресты вождей профсоюзного движения в Хузестане, южной провинции Ирана,
где находятся нефтеперегонные заводы Англо-иранской нефтяной компании. 
Истинные подстрекатели беспорядков, происшедших 14 июля на Абадане—острове в Персидском заливе, 
на котором расположены нефтеперегонные заводы, оставались на свободе. 
Газета выражала недовольство тем, что руководители профсоюзов, арестованные в Ахвазе (коночный пункт
нефтепровода абаданских промыслов), были преданы военному суду, между тем как настоящим виновникам 
беспорядков на Абадане была предоставлена возможность «встречи в Басре с полковником Ундервудом, который 
обещал им вооруженную поддержку для нападения на клубы профсоюзов». Газета указывала также, что за рекой Шатт-эль-Араб в Ираке находятся индийские войска и что военный губернатор Абадана регулярно встречается с английскими представителями, «от которых он получает инструкции». 

Когда британское министерство иностранных дел выпустило коммюнике, намекавшее на необходимость вмешательства в дела Южного Ирана в случае «чрезвычайных обстоятельств», иранское правительство выразило Англии официальный протест. Принц Муззавер Фируз—министр труда—заявил, что «присутствие британско-индийских войск в Басре, казалось бы, находится в соответствии со статьей четвертой англо-иранского договора, 
но договор предусматривает посылку английских войск только при условии наличия опасности войны». Нельзя не обратить внимания на то, что традиционная имперская политика приняла наиболее отвратительную форму как раз в поворотный момент истории Ирана,— когда его правительство предприняло первую попытку введения социального законодательства и демократических прав, и страна на основе этой прогрессивной программы готовилась к выборам. [19]

[19] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 86]

Журнал «Нью стейтсмен энд нэйшн», к сожалению, прав, когда он дает следующую оценку политики Бевина на Среднем Востоке: 
«Он [Бевин] очень часто говорил о своей решимости поднять жизненный уровень феллахов и необходимости притеснения богатых эффендиев [1], которые извлекали большую выгоду от пребывания американских и английских войск на Среднем Востоке во время войны. Но его слова расходятся с делами. Какие бы доводы ни приводил Бевин в свое оправдание, он фактически проводил политику, благоприятную для Англо-иранской нефтяной компании. Каждый разумный человек, наблюдающий действия Бевина за то время, как он находится у власти, может заключить, что он продолжает старую традиционную имперскую политику, направленную против России. 
Если Бевину удастся втянуть США в средневосточные дела, он, конечно, может усилить этим свою позицию в переговорах с арабскими властителями и политиками. Но для поднимающейся мелкой буржуазии и для зарождающихся профсоюзов—единственных представителей масс—появление англо-американского блока под эгидой лейбористского правительства послужит только подтверждением того, что британский социализм является обманом и что настало время искать других, более революционных союзников»[2]. 

[1[ Феллахами называют в Аравии оседлых земледельцев, являющихся классом, 
эксплоатируемым правящей верхушкой арабских скотоводов—эффендиями. (Прим. ред.) 
[2] «New Statesman and Nation», July 27 th, 1946.

ЗНАЧЕНИЕ ИРАНСКОГО АЗЕРБАЙДЖАНА 

Ворота в Россию 

Взгляд на карту убедительно показывает, что Северный Иран является удобным плацдармом для нападения на южные республики Советского Союза. Иран является самым непосредственным соседом России, тогда как от Великобритании Иран отделяют 3200 километров. 
Для Советского Союза Иран, начиная с 1918 г., всегда являлся реальной и потенциальной угрозой; 
для Великобритании Иран был и остается, в первую очередь, стратегическим плацдармом и территорией, на которой имеется нефть. 

К сожалению, это—далеко не абстрактные рассуждения. В конце войны 1914—1918 гг. Великобритания продемонстрировала молодому Советскому государству, как велико значение Северного Ирана. 
Полный развал армии царской России послужил сигналом для германо-турецкого наступления. 
15 апреля 1918 г. Турция оккупировала Батуми, в мае-июне немцы оккупировали Тбилиси и Тавриз. Донесения генерала Людендорфа ясно подтвердили, что целью этого наступления была нефть. [20]

[20] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 88]

Подлинной целью англичан был захват Баку и Тбилиси; 
они рассчитывали, что «сознательные элементы» Азербайджана и Грузии помогут им отрезать нефтяные промыслы от Советской России. 
Во время судебного процесса в Москве в 1924 г. Борис Савинков, деникинский агент в Париже и Лондоне, который много раз встречался с Уинстоном Черчиллем, заявил: 
«Англичане часто и настойчиво повторяли мне, что было бы желательно создать независимый Юго-восточный Союз, состоящий из Северного Кавказа и Закавказья; 
они говорили, что этот Союз будет только началом, что позже должны будут присоединиться Азербайджан и Грузия. Во всем этом я чувствовал запах нефти»

До 1933 г. Иран получал керосин и бензин для внутреннего потребления из СССР, так как транспортировка нефтепродуктов с южных промыслов Англо-персидской нефтяной компании была очень сложна и обходилась невероятно дорого. Нельзя не отметить, что постоянные просьбы о предоставлении прав на разведку и бурение в Северном Иране являлись только предлогом для засылки агентов в эти районы, а также для того, чтобы предотвратить возможность разработки и эксплоатации нефтяных ресурсов Северного Ирана Советским Союзом. 
Это еще больше бросается в глаза за последнее время, ибо в ход было пущено все то, что давало возможность использовать проблему Северного Ирана в целях вовлечения союзных держав в конфликт с Советским Союзом. [21]

[21] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 93]

Как выразился Филиппс Прайс, член английского парламента, «создалось опасное положение в силу того, что Россия поддерживает создание автономного режима и проведение реформ в Иранском Азербайджане, между тем как англичане и американцы поддерживают наиболее реакционные элементы в стране» [1.] 
Во время оккупации союзниками Ирана правительство в вопросах внутренней политики фактически придерживалось двух противоречащих друг другу линий. 
В советской зоне преследования профсоюзов и рабочих партий были, естественно, прекращены; 
в результате этого эксплуатация, конкуренция, взяточничество и коррупция уменьшились, а социальная помощь и гражданские свободы были расширены. 
Между тем в других районах царили все те же злоупотребления, безудержная нажива и беспредельная коррупция. Старые методы покоились на старых устоях, и за время английского и американского господства не произошло никаких перемен ни в политике, пи в промышленности.[22]

[22] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 95]

На севере имели достаточно оснований опасаться, что успехи демократического движения будут немедленно ликвидированы, что в северные районы вторгнутся враждебные им военачальники и племена, которые только и ждут ухода Советской Армии. 

Иностранные наблюдатели не могли не быть заинтересованы в крушении надежд Иранского Азербайджана, ибо это наносило удар демократическому движению во всем Иране; 
они не могли также не быть заинтересованы в том, чтобы Северный Иран вновь превратился в потенциальный плацдарм против Советского Союза. Дипломатия атома и нефти не упускала из виду стратегического и экономического значения Северного Ирана. [23]

[23] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 96]

В то время как в Организации Объединенных наций шли дебаты, клеветнические слухи против Советского Союза продолжали распространяться. 
12 марта государственный департамент США объявил, что «советские вооруженные силы передвигаются на юг, по направлению к Тегерану и к западной границе Ирана». 
А позже государственному департаменту уже мерещились советские танки, направлявшиеся в глубь Ирана. 
Несколько дней спустя английское радио сообщило, будто иранский военный министр заявил, 
что советские войска находятся в 37 километрах от Тегерана и что иранская армия будет сражаться до последнего человека и каждый, от мала до велика, будет защищать город. Когда стало ясно, что вся эта грубо состряпанная информация является от начала и до конца сплошным измышлением, «Дейли телеграф» заявила, что «иранский премьер придерживается мирной политики и, хотя располагает информацией о военных действиях России, старается не фиксировать внимания на этом печальном факте, чтобы не вызвать недовольства Кремля». 

Что скрывалось за всей этой шумихой? Беглого взгляда на соотношение сил было достаточно, чтобы увидеть—хотя это и было весьма неожиданно и неприятно для некоторых людей,—что мощь и авторитет Советского Союза сильно возросли. В материальном и моральном смысле соотношение социализма и капитализма изменилось в пользу первого

Поэтому важные проблемы, стоящие перед СССР и Ираном, изображались за границей как крупные разногласия, угрожающие миру и безопасности,—и все это для того, чтобы обвинить Советский Союз в нарушении установленного порядка разрешения международных вопросов. Северный Иран был отдаленной страной, о которой большинство людей знало очень мало или совсем ничего не знало; 
его использовали в качестве орудия против Советского Союза. Кроме того, было очень важно отвлечь внимание международного общественного мнения от восстановления реакционных 
режимов в Греции и Индонезии, а также от факта попустительства фалангистскому режиму в Испании. 

Поэтому не было ничего удивительного в том, что, пока Организация Объединенных наций обсуждала принципиальные вопросы, американские и английские нефтяные компании продолжали обсуждать проблемы нефти. Компании эти подготовили весьма хитроумный план, заключавшийся в том, что где бы ни были обнаружены запасы нефти, над ними должен был быть немедленно установлен своего рода международный контроль.

Они, однако, были достаточно предусмотрительны, чтобы не предлагать распространение этого контроля на уже распределенные между ними источники нефти, так как благодаря такой системе контроля были бы задеты их инте-ресы, в частности интересы Англо-иранской нефтяной компании в Южном Иране. Их план не распространялся на южные районы, зато он предоставлял им преимущество на севере—в случае открытия и эксплоатации.[24]

[24] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 98]

Тогдашний министр иностранных дел Ирана принц Фируз [1] сказал о нефтяном соглашении следующее: 
«Оно не противоречит закону. Я признаю, что иранское правительство но может предоставлять нефтяные концессии 
и что это не концессия. Это создание смешанной компании» [2]. Проект договора, который должен был быть ратифицирован меджлисом не позднее чем через четыре месяца после 4 апреля 1946 г., предусматривал создание смешанной советско-иранской нефтяной компании, не являющейся исключительно иностранной монополией, которая ставит своей целью разведку и разработку нефтяных источников Северного Ирана. В течение первых 25 лет существования компании соответствующие доли участия иранского и советского правительств должны были составлять 49 и 51%, а затем, в последующий период, по 50%. Советское правительство брало на себя обязательство обеспечить компанию техническим оборудованием и квалифицированным персоналом, а также производить подготовку кадров. Иран, со своей стороны, предоставлял свои нефтяные ресурсы. Доходы должны были распределяться в соответствии с участием каждой стороны, а через 50 лет иранскому правительству предоставлялась возможность купить все акции, принадлежащие Советскому Союзу, или продлить договор с компанией. За безопасность территории концессии в течение всего периода существования компании должна была отвечать иранская вооруженная охрана—явление новое в истории нефтяных концессий Ирана! 

Принятие этих условий означало бы для Ирана развитие его промышленности и экономики при полном соблюдении его суверенитета и независимости. Но как бы ни были велики эти выгоды для полуобанкротившегося Ирана, определенные круги были полны решимости похоронить это соглашение еще до того, как оно родится. 


Значительным влиянием—чтобы не сказать больше пользовался в этих кругах Джордж Аллен, американский посол в Иране, чей намек на «необходимость сопротивления русским требованиям» о создании смешанной советско-иранской нефтяной компании послужил для иранского премьера своего рода шпаргалкой.

22 октября 1947 г. иранский меджлис отказался ратифицировать соглашение. Вслед за заявлением о том, что нефтяные концессии не будут предоставляться иностранным компаниям,— о существующих в Иране иностранных концессиях не было сказано ни слова,—последовало заявление о создании иранской корпорации, основной задачей которой является разработка нефти Северного Ирана. Факт скрытого участия в этом деле крупного американского капитала никогда и никем не был опровергнут. [25]

[1] Принц Фируз был в то время парламентским заместителем премьера по политическим вопросам. (Прим. ред.) 
[2] «Times», April 6 th, 1946. 
[25] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 100]

За период 1936—1938 гг. в Ираке произошел ряд дворцовых переворотов. Антибритански настроенные политические деятели в армии и правительстве смело выдвинулись на первый план. До известной степени они были действительно недовольны британским правлением; 
в то же время они преследовали свои собственные честолюбивые цели, организуя восстания племен и заигрывая с фашизмом. Еще раз Великобритания потерпела неудачу, так как она не имела намерения поощрять, даже косвенно, давление народа на шейхов и помещиков. [26]

[26] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 115]

Во время второй мировой войны в Ираке стали сказываться результаты английской политики. Дело было не только в том, что Англия столкнулась лицом к лицу с антибритански настроенными высшими чиновниками, находившимися у власти,—политика ограничений, проводившаяся Иракской нефтяной компанией, также принесла свои печальные плоды. Двойной нефтепровод, соединяющий Киркук со Средиземным морем, был построен для транспортировки иракской нефти, количество которой было ограничено картельным соглашением до 4 млн. 
тонн в год. Правительство Виши в Сирии потребовало закрытия нефтепровода длиной в 850 километров, идущего в Триполи, а вступление Италии в войну почти прекратило движение танкеров в Средиземном море. В основе всех этих неудач лежали, однако, одни и те же причины: монополия, политика «умиротворения» и политика ограничений, проводимая картелями. [27]

[27] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 116]

Саудовская Аравия выдвигается на первый план 

Около двух лет назад разразился еще один нефтяной кризис, взволновавший прессу и общественное мнение Соединенных Штатов. Опять, как и после первой мировой войны, было официально объявлено, что американские нефтяные ресурсы расходуются с такой быстротой, что через пятнадцать лет не только придется в огромном количестве импортировать нефть в Соединенные Штаты, но и нефтяные скважины на территории США будут полностью истощены. Как и в прошлый раз, эта ложная тревога была официально поднята для того, чтобы извлечь максимальную выгоду из все более укрепляющегося положения США на мировой арене. К тому времени, когда панические крики стихли, нефтяные компании достигли своей цели. Общественное мнение Америки было подготовлено к тому, чтобы поддерживать фирмы «Стандард ойл», «Галф ойл» и «Тексас ойл» в их наступлении на Среднем Востоке, и в особенности в Саудовской Аравии. Конечно, было уже давно известно, что Саудовская Аравия располагает огромными запасами высококачественной нефти. [28]


[28] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 118]

В июне правительство США создало «Петролеум резерв корпорэйшн». Ее основные задачи были сформулированы Икесом, возглавлявшим во время войны администрацию по вопросам нефти, в его выступлении в Чикаго 11 ноября 1943 г.: «Ввиду того что частный капитал не в состоянии в полной мере установить и поддерживать национальные позиции в этой области, может оказаться необходимой правительственная помощь и участие. «Петролеум резерв корпорэйшн» будет служить этим целям, когда в этом будет необходимость». 
Два месяца спустя Колльерс и Роджерс добились того, что их устремления стали выдаваться за государственную политику. Под заголовком «Наши нефтяные запасы истощаются» министр внутренних дел (этот пост также занимал Икес) писал: 
«Капитал нефтяной империи устремляется на Средний Восток—к Персидскому заливу и странам, прилегающим к нему, таким, как Аравия, Ирак, Иран, Кувейт, Бахрейн и, пожалуй, даже Афганистан. И нельзя сказать, что он «движется на верблюде». 
Далее он обрисовал «внешнюю политику по вопросам нефти» и упомянул, что именно такая политика нужна для того, чтобы поддержать «Стандард ойл» и «Тексас ойл» в Саудовской Аравии. 

1 февраля 1944 г. Американская техническая миссия по вопросам нефти, объездившая Средний Восток, представила свой доклад президенту и директорам «Петролеум резерв корпорэйшн». 
В докладе говорилось: «Центр тяжести мирового нефтяного производства передвигается из района Мексиканского залива —Караибского моря на Средний Восток, в район Персидского залива, и возможно, что он будет продолжать передвигаться, пока прочно не установится в этом районе». [29]

[29] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 119]

Средний Восток становился общей территорией. Во вторых, американский президент должен 
был учитывать арабские интересы, и поэтому государственный департамент все меньше и меньше оказывал поддержку сионистскому движению. Выход для арабской нефти стал основой внешней политики США. [30]

[30] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 122]

Средний Восток дает сейчас около 25 млн. тонн нефти в год. Это равняется довоенному импорту всей Европы. Согласно последним определениям, запасы нефти на Среднем Востоке составляют примерно 3 млрд. тонн. В силу этого Средний Восток является самым крупным потенциальным источником снабжения нефтью в будущем, не исключая и Соединенных Штатов. Контроль над всей текущей добычей нефти находится исключительно в руках английских и американских компаний. 

Добыча нефти на Среднем Востоке - карта месторождений. Наши дни

Что касается запасов как действительных, так и предполагаемых, то американские нефтяные компании владеют примерно 42% запасов нефти на Среднем Востоке. Концессии, принадлежащие английским и американским нефтяным компаниям, распространяются фактически на весь Средний Восток. [31]

[31][Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 126]

Нефть рассматривают как техническую и экономическую проблему (что, конечно, соответствует действительности), как объект экономического и политического соперничества (что само собой очевидно). Но ее не рассматривают как неотъемлемую часть политических и стратегических планов—планов подготовки баз для агрессии и войны. 

Симптоматично, что за последние годы одной из характерных черт разработки запасов нефти на Среднем Востоке явилось параллельное создание сети авиационных и военноморских баз, охватывающих район от Южной Аравии до Северного Ирана и Турции. Не случайно, что в то время как отделы пропаганды нефтяных компаний трубили о несомненных технических достижениях своего персонала, покров тайны окружал военные сооружения, которые стали теперь неотъемлемой частью средневосточного пейзажа.[32]

[32] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 128]

По мере того как с каждым днем становится яснее, что монополисты Уолл-стрита все больше и больше склон- 
ны рассматривать войну и подготовку к ней как разрешение социальных и экономических проблем, стоящих перед 
американским капитализмом, уроки второй мировой войны приобретают все большее значение. По мере того как с каждым днем становится яснее, что подготовка к войне против Советского Союза и стран
.народной демократии становится одной из основных черт американской политики, как внутренней, так и внешней, 
изучение вопроса о роли Среднего Востока в такой войне становится все более необходимым. 
наступление немецких сухопутных армий на Египет, совпадение этого наступления с восстанием Рашид Али в Ираке и сопротивлением вишийских войск в Сирии; непосредственная связь между военными операциями стран «оси» в Западной пустыне и попыткой фашистского переворота в Ираке,—все эти факты приводят к одному неизбежному заключению: 
никакое нападение на Советский Кавказ, даже базирующееся в Турции, невозможно без соответствующих баз в Сирии и Ливане и без прочного тыла в Египте, Палестине и Ираке. [33]

[33] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 129]

Точно так же греческие кампании 1941 и 1944 гг., итальянская и сицилийская кампании во время второй мировой войны показали, что при наличии враждебного тыла военные операции в этих странах зависят в большой степени от того, как налажено снабжение из Среднего Востока и Северной Африки, и от наличия там авиационных баз. Англо-американскому империализму необходимо удержать свои военные базы. А на Среднем Востоке эти базы неизбежно связаны с нефтью. Этим и объясняется некоторая кажущаяся непоследовательность в англо-американской политике. 

Между Англией и Америкой на Среднем Востоке существует соперничество как из-за нефти, так и из-за других вопросов. Это соперничество принимает иногда острую форму как в области экономики (например, нарушение соглашения о «красной линии» компаниями «Стандард ойл» и «Сокони-Вакуум»), так и в области политики (например, частые трения между издавна враждебными друг другу Абдуллой в Трансиордании, поддерживаемым англичанами, и Ибн-Саудом в Aравии, поддерживаемым американцами). Эти трения частично объясняют беспомощность Арабской лиги в целом ряде вопросов, с которыми она сталкивалась. Тем не менее, как бы ни казались значительны эти стычки и противоречия, это соперничество—все они отступают на задний план перед повелительной необходимостью для англо-американских монополистов и их ставленников—реакционных князьков и их марионеток—поддерживать единый фронт против демократического национально-освободительного движения арабских народов. 

Жестокие репрессии и террор против деятелей арабского прогрессивного движения и профсоюзов объясняются, как и в других странах, экономическими, а также стратегическими и политическими соображениями. Так как всякое повышение жизненного уровня арабских народов может иметь место только за счет уменьшения прибылей корпораций и отчислений, выплачиваемых феодальным правителям, требование предоставления независимости, которое сегодня тесно связано с борьбой за лучшие условия существования, является прямой угрозой англо-американской империалистической политике подготовки войны. 

Растущее народное движение в арабских странах и усиление кризиса англо-американского империализма являются причиной возобновления ожесточенной борьбы против арабских народов, а также новой тактики Англии и Америки в Организации Объединенных наций и в самих арабских странах; 
этим же объясняются: антикоммунистическая конференция в Блаудейне; 
англо-иракский договор, англо-трансиорданский договор, американо-иранский договор; 
предложения за и против раздела Палестины; 
вторжение в новое еврейское государство вооруженных англичанами арабских армий; 
признание этой политики Соединенными Штатами де-факто, несмотря на официальные протесты. 
Средневосточные нефтяные ресурсы и их разработка приобретают, таким образом, новое и беспрецедентное значение в современном мире. 

И, наконец, английские и американские капиталисты, владеющие нефтяными ресурсами Среднего Востока, пытаются использовать это преимущество для того, чтобы тормозить восстановление разрушенных войной районов Советского Союза и стран народной демократии путем отказа им в поставках, которые облегчили бы выполнение их задачи. [34]

[34] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 130]


Ротшильды уже давно были заинтересованы в нефти, особенно в русской. Начиная с 1883 г. они владели частью добываемой на Кавказе нефти через свои фирмы «Каспиан-Блэк си компани»
(Каспийско-Черноморская компания) и «Мазут компани». Ввиду того что и «Ройал датч» и Ротшильды опасались соперничества американского колосса, который захватывал все рынки, было естественно, что они стали компаньонами. В будущем связь «Ройал датч» со знаменитым банкирским домом Ротшильда помогала ей одерживать победу во многих стычках со «Стандард ойл». [35]



[35] [Нефть и внешнеяя политика.Майкл Брукс.1949, стр 140]

Во время второй мировой войны, как и во время первой, союзники, возможно, всплыли на гребне нефтяной волны к победе, как заявил некогда Клемансо, но вскоре эта же волна может повлечь мир к катастрофе, если своевременно не будут приняты меры предосторожности. Вышеупомянутое соглашение является шагом по неправильному пути, потому что оно маскирует махинации частных нефтяных компаний Соединенных Штатов и Англии. 
Слишком долго нефть играла зловещую роль в политике, и она будет продолжать играть эту роль и в дальнейшем, если не прекратить этого силой. Лейбористское правительство должно было бы не только отказаться участвовать в таком договоре, но и поддержать требование национализации нефтяных ресурсов. Оно должно было бы открыто приветствовать мероприятия, которые привели бы к возвращению нефтяных ресурсов на Среднем Востоке и в Индонезии национальным правительствам. Для Англии, так же как и для Соединенных Штатов, этот вопрос имеет чрезвычайно важное значение. Если положение не изменится, то обе эти страны будут попрежнему продолжать жестокую борьбу во имя интересов частных нефтяных компаний. 

Контроль над нефтяной промышленностью, осуществляемый повсюду национальными правительствами, отмена собственности иностранных частных компаний явятся залогом подлинной независимости стран, обладающих нефтяными ресурсами, и устранят повод для обострения международных отношений. Это не означает, что потребность Англии в нефти 
не будет удовлетворена. Напротив, те нации, которым Англия окажет поддержку в их стремлении владеть своими собственными нефтяными ресурсами и пользоваться ими, станут для нее значительно лучшими компаньонами в торговле и внешней политике. Если интересы частных нефтяных компаний и международная политика не будут больше связаны друг с другом—огромный шаг будет сделан в сторону мира и безопасности в нашем подвергающемся тяжелым испытаниям мире. 

При частичном и полном копировании или перепосте, активная ссылка на http://cccp-revivel.blogspot.com/ обязательна (с)

1 коммент. :

  1. VOVANSOKOL^
    Ну что сказать,после таких фактов,вся это либеральная визготня на почве свободы и демократии,не более чем дешевый текст ,дешевой постановки местного методиста из местного сельпо.
    Сразу начинаешь осознавать гнусность лицемерия либералов западников,с их разговорами о Западной цивилизации,о ее более гуманности и цивилизованности и прочими либеральными бреднями!Все очень просто ,как барабан.Все дело в бабках и пофиг Западу на всю свободу и демократию.Это пусть оставят для безмозглых радикалов дурачков-неолиберастов и нациков навальновцев,смысл жизни который ,свободно и демократично пресмыкаться перед "Большим Братом" и лизать ему сапог .

    ОтветитьУдалить

Для того, чтобы ответить кому-либо, нажимайте кнопку под автором "Ответить". Дополнительные команды для комментария смотрите наведя мышку на надпись внизу формы комментариев "Теги, допустимые в комментариях".

Тэги, допустимые в комментариях