Меню блога

29 июля 2012 г.

"Красная армия" Оливера Кромвеля и Богдан Хмельницкий

Последние восемь с половиной десятков лет считалось, что сформированная по декрету от 15(28) января 1918 года Рабоче-крестьянская Красная армия — революционная регулярная армия нового образца — не имела аналогов в военной истории. Однако 360 лет тому назад член английского парламента Оливер Кромвель сформировал для борьбы против войск Карла І армию под названием «Новая модель». Именно ее взяли за основу большевики при создании собственной революционной армии.

Оливер Кромвель

Великий английский полководец, политик и дипломат Оливер Кромвель родился 25 апреля 1599 года в семье сэра Генри Кромвеля в Гентингдоне, небольшом городке одноименного графства. Сэр Генри в разное время занимал должности мирового судьи и городского бейлифа. Семья была пуританской, с традиционными и четко установленными правилами поведения, ее идеалами были деловой практицизм и глубокое убеждение в том, что каждый поступок на виду у Бога и к делам своим надо относиться как к молитве. Тон в семье задавала мать Оливера, в девичестве Элизабет Стюарт. Ее требования к сыну подкреплял и школьный учитель будущего лорда-протектора королевства — Томас Бирд, известный своей книгой «Театр божественных воздаяний». Все сущее для Бирда воплощало борьбу между Господом и дьяволом, в которой «святые» (пуритане) сражались на стороне Бога и были уверены в победе, так как к ней их вел Господь. И мать, и школьный учитель сформировали мировоззрение будущего великого политика и полководца: в различные периоды своей жизни Оливер Кромвель всегда неустанно повторял своим единомышленникам и солдатам, что все их победы — суть благое воздаяние за «божье дело», которое они защищают с Библией и мечом в руках, а все поражения их врагов — суть карающее воздаяние за то, что они выступают против «ратников Бога».



Окончив городскую гимназию в 1616 году, Оливер стал студентом Сидней-Сассекса, самого пуританского из колледжей Кембриджа, но проучился там лишь год. Летом 1617 года скончался его отец, и пришлось вернуться домой, чтобы помочь матери вести хозяйство: Оливер был единственным мужчиной в семье, у него было шестеро сестер. Наладив хозяйство и приведя в порядок отцовское наследство, Оливер в 20 лет покинул родной город и поехал в Лондон изучать право, но где именно он учился, история умалчивает. Зато известно, что в августе 1620 года он женился на старшей дочери богатого лондонского торговца мехами и вскоре вместе с молодой женой вернулся в родной город. Там он прожил 11 лет, в течение которых Элизабет родила ему семерых детей, из которых выжили две дочери и четыре сына.
Высокие моральные устои семьи, порядочность и честность в ведении дел, непримиримость в делах религии — все это снискало уважение к Кромвелям, но их материальное положение было плачевным. Оливер продал дом и выехал с семьей в городок Сен-Айве, что в соседнем Кембриджшире, однако и там было тяжело. Но вот в 1636 году умирает дядя Оливера Томас Стюарт, брат его матери. По завещанию дяди Оливер получил значительное состояние, переехал в городок Или и стал там одним из уважаемых сквайров в графстве. И когда в 1640 году Карл І решил созвать новый парламент, Оливер Кромвель стал одним из двух депутатов от Кембриджа в Палате общин, а затем членом Палаты общин в парламенте следующего созыва. Так Оливер Кромвель стал политиком.

В сорок лет Оливер выглядел типичным деревенским дворянином-пуританином: он носил скромную одежду темно-серого цвета, белье из простого полотна, а белый широкий воротник рубахи выпускал поверх лацканов пиджака. Лицо его было одутловатым, мясистым, нижняя губа выдавалась вперед, и поэтому Оливер носил небольшие усы, скрывавшие этот недостаток. Темно-каштановые, немного вьющиеся волосы свободно падали на белый пуританский воротник. Голос его был резким, скрипучим и неприятным, но речь — лаконичной, логичной и пылкой. Как-то роялист сэр Филипп Уоррик спросил о нем одного из лидеров парламентской оппозиции Джона Гемпдена: «Кто этот неряшливый сэр?» Тот ответил: «Этот «неряшливый» человек, которого вы видите перед нами, если мы, не дай Бог, дойдем до разрыва с королем… станет одним из величайших людей в Англии». Уже потом, эмигрировав во Францию, сэр Уоррик вспоминал об этом разговоре в своих мемуарах. А тогда, глядя на Кромвеля, скрипучим голосом попрекавшего королевскую администрацию с трибуны Палаты общин, сэр Филипп лишь недоуменно пожал плечами.

Карл І Стюарт


Политическим противником Кромвеля был Карл І из династии Стюартов, сын Иакова І и Анны принцессы Датской, король Англии и Шотландии. В описываемый период английской истории ему было 40 лет; они с Кромвелем были почти одногодки. Карл был женат на принцессе Генриетте, дочери французского короля Генриха ІV Наваррского. Он занял английский престол только в 1616 году, после смерти двух старших братьев, и сразу же попал под влияние герцога Бекингема (того самого, о котором так проникновенно написал Александр Дюма в «Трех мушкетерах»). Влияние это было пагубным: из кроткого и покорного богобоязненного юноши получился грубый, высокомерный и заносчивый король, никогда не понимавший ни придворных и военачальников, с которыми его сводила судьба, ни главных стремлений своего народа. Политиком и дипломатом он не был.

Его падение началось с того, что он потребовал у первого созванного им в 1625 году парламента утвердить субсидии на войну с Испанией. Парламент согласился дать 140.000 фунтов стерлингов, но при условии введения нового «бочоночного налога», что крепко ударило по сквайрам и йоменам. Не получив желаемого результата, Карл І распустил парламент. Однако созванный на следующий, 1626 год, парламент начал с того, что потребовал суда над герцогом Бекингемом. Король попытался защитить своего фаворита в Палате лордов, но это не помогло, и Карл І вновь распустил парламент.


К тому времени, о котором идет речь, Карл І оказался «в долгах, как в шелках» и вынужден был вновь обратиться к парламенту, без которого он обходился 11 лет. Именно тогда Оливер Кромвель впервые стал депутатом. На первом же заседании Палата общин потребовала от короля отчета о том, что было сделано в Англии за то время, пока он правил без парламента. Тогда Карл І вновь распустил парламент, и возмущение народа обратилось против его администрации.
Следует возвратиться к тому времени, когда была создана и подписана «Великая Хартия Вольностей», о которой народные представители не вспоминали на протяжении всего правления династии Тюдоров. Согласно этому документу, отношения короля и народа были строго регламентированы: король заботился о благосостоянии народа, а народ присягал ему на верность; но коль скоро король этого не делал, то народ мог через парламент призвать его к ответу.
В 1640 году представители распущенного королем парламента вспомнили об этом документе. Волей-неволей, в ноябре Карлу І пришлось вновь созвать парламент, и снова в Палате общин оказался Оливер Кромвель. На заседании 11 ноября 1640 года он первым потребовал суда над графом Стрэффордом. Лорд Стрэффорд, глава королевской администрации в Северной Англии и Ирландии, а также королевский казначей Уэстон и архиепископ Лодд так устроили свои дела, что народ волком выл от непомерных налогов. Кроме того, тайный резидент римского Папы под видом отлучения от церкви злостных неплательщиков налогов начал гонения на пуритан с целью реставрации католицизма в Англии; многие пуритане уехали в североамериканские колонии.

Речь Кромвеля поддержали: Стрэффорд и Лодд были арестованы в тот же день и отправлены в тюрьму. Пожертвовав своим министром, король остался в одиночестве, а парламент фактически захватил власть в столице. В мае 1641 года, по окончании следствия, лорд Стрэффорд был прилюдно обезглавлен. Пройдет только восемь лет, и на этом месте такая же участь постигнет и короля. А пока парламент, набирая силу, упразднил все сформированные королем незаконные трибуналы, в том числе и «Звездную палату», принял закон, по которому время от роспуска старого парламента до начала работы нового не могло превышать трех лет, а король не имел права распустить парламент без его согласия на это.

Терпение Карла І иссякло, и в январе 1642 года, обвинив трех членов Палаты общин в тайных сношениях с шотландцами, он потребовал их ареста и даже направился со свитой в Вестминстер, где заседал парламент, чтобы самолично произвести аресты. Но, как тогда смеялись обыватели, «птички улетели в Сити». Король и его «войско» поспешили туда, но жители этого района столицы, собравшиеся толпами на улицах, окружили кортеж Карла І, а шерифы отказались выполнить его приказ и разогнать толпу. Король возвратился во дворец, а депутаты, бежавшие в Сити, вновь заняли свои места в Палате общин под охраной городских стражников.
Король собрал совет, на котором присутствовало подавляющее большинство членов Палаты лордов и несколько человек из Палаты общин. На совете было решено: король едет на север страны, собирает войска и выступает против своей столицы и парламента. Вечером того же дня Карл І, лорды и придворные покинули Тауэр. Кортеж взял направление на Йорк. Наступил 1642 год. 360 лет тому назад Англия стояла на пороге гражданской войны.

Парламент и король собирают силы

Король поселился в Йорке. Командовать войсками он назначил своего племянника принца Руперта (Рупрехта). Со всего севера Англии и из Шотландии к Карлу стекались добровольцы. Его войско должно было состоять из дворянского ополчения, а также наемных солдат, для чего были необходимы средства, а это, в свою очередь, требовало внешних займов, так как казна осталась в Лондоне. Некоторые историки считают, что Карлу пришлось обратиться к еврейской общине в Испании, но документально это не подтверждено. Чтобы дать залог под заем, король хотел заложить серебряную посуду, хранившуюся в столице. Но Кромвель, сформировав на собственные средства два волонтерских отряда, взял серебро под свою охрану — король лишился драгоценностей на 20.000 фунтов стерлингов.

Парламенту также требовались собственные войска, чтобы защитить себя и Лондон. В марте 1642 года парламент издал ордонанс, по которому лорды-лейтенанты графств должны были собрать волонтеров, годных для военной службы. 4 июля парламент учредил Комитет обороны, возглавивший формирование армии, а 12 июля было издано постановление о создании армии. Главнокомандующим был назначен граф Эссекс.
Началом гражданской войны в Англии считают 22 августа 1642 года: в этот день король Карл І поднял свой штандарт в Ноттингеме. Это означало официальное объявление войны парламенту в Лондоне. 29 августа Оливер Кромвель на свои средства приступил к формированию отряда кавалерии на главной площади своего родного города Гентингдона. В обращении к волонтерам он сказал: если случится, что король лично окажется во вражеском строю, который он (Кромвель. — Авт.) должен атаковать, то он разрядит в него свой пистолет, как в любого другого человека. И, если им (солдатам) совесть не позволяет поступить подобным образом, то он не советует им находиться под его (Кромвеля) командованием.

Первый блин — комом

9 сентября 1642 года первым выступило против противника парламентское войско в 20 тыс. ружей и сабель. Командующий, граф Эссекс, шел медленно, не торопясь. В Нортсемптоне его армия расположилась на отдых. Король, решив воспользоваться этой медлительностью, двинул свои небольшие силы прямо на Лондон. Только по прошествии почти двух недель парламентский командующий понял свою ошибку и двинулся на Вустер, чтобы перехватить короля. Он нагнал Карла на подступах к Оксфорду, у высоты Эджхилл, 12 октября 1642 года.
Королевские войска были лучше вооружены, обстреляны, а главное — имели хорошо организованную кавалерию. Граф Эссекс потерял по дороге почти 6 тыс. человек — дезертиры и больные, силы противников были практически равны — по 14 тыс. солдат и офицеров. Оба противника-англичанина построили свои порядки одинаково: в центре была пехота, на флангах — кавалерия. Принц Руперт с королевской кавалерией атаковал первым и опрокинул правый фланг графа Эссекса, но затем солдаты увлеклись преследованием противника и стали грабить обозы. Королевская пехота осталась без прикрытия. Это увидел Оливер Кромвель, конный отряд которого прикрывал левый фланг пехоты. Он сразу же ударил по открытому правому флангу противника, потеснил пехоту и ударил по тылу кавалерии Руперта. Парламентская пехота пошла в атаку. Казалось бы, удар конного отряда Кромвеля должен был привести и к более решительным действиям его войск, но этого не произошло. Королевская пехота оправилась, вернулась на свои позиции, вставила в рогатки аркебузы и дала залп по противнику. Парламентская пехота ответила, перестрелка длилась до самой ночи.

Утром 24 октября к Эссексу пришло подкрепление, но он решил отступить, а герою прошлого дня, Оливеру Кромвелю, сделал выговор за самовольную атаку. Боевое крещение показало, что парламентская кавалерия по всем параметрам проигрывает королевской.

Армия «Новая модель»

Оливер Кромвель, овеянный славой Эджхилла, выступил в Палате общин. Он подверг анализу действия армии парламента, умолчав при этом об ошибках графа Эссекса. В этом проявился еще один талант великого пуританина: он стал политиком-дипломатом, решив избавиться от Эссекса и ему подобных совершенно иным путем — законным. Но первым необходимым шагом Кромвель считал замену кадрового состава армии и высказал ключевую идею: «Чтобы сразиться с людьми чести (такими тогда считали дворян), мы должны иметь людей религии (пуритан), а где их найти, я знаю...»
Таким образом, за 276 лет до ленинского декрета о формировании Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА), Оливер Кромвель предложил парламенту создать армию нового образца — революционную регулярную классовую армию, которая вошла в мировую военную историческую науку под названием «Новая модель». Перед своим выступлением в Палате общин Кромвель говорил об этом с Гемпденом: «Ваши (парламентские) силы в основном состоят из старых, дряхлых военных служак и пьяниц, а их (королевские) — из сыновей джентльменов и почтенных людей. Неужели вы думаете, что души этих низких и подлых людей когда-нибудь будут в состоянии померяться силами с джентльменами, обладающими честью, мужеством и решимостью?.. Вы должны набрать людей такого духа, который заставил бы их вести себя по-джентльменски; в противном случае, я уверен, вас опять разобьют».
Великий пуританин противопоставил воодушевление воинов, идущих в бой за правое дело, «дело божье» — королевскому воинству, воспитанному на рыцарских, феодальных понятиях войны. Он настаивал на полном обновлении вооруженных формирований парламента — личного и командного состава, организации, структуры и баланса родов оружия. Кромвель также указал членам Палаты общин на необходимость быстрой и эффективной победы, так как в противном случае народ, силы которого не безмерны, повернется против парламента. Четко, пункт за пунктом, выдвигал он тезисы реформы парламентских вооруженных сил и фактографически доказывал необходимость скорейшего их внедрения.

Естественно, что командовать «божьими воинами» должны выходцы из той же среды, пользовавшиеся в ней достаточным авторитетом. Но для этого необходимо было напрочь сломать традиции подбора офицерского корпуса, существовавшие в то время в вооруженных силах всех стран Европы и Азии. Традиционно офицерский корпус формировался исключительно из дворянского сословия, а солдаты — из низшего, и отношения господ и рабов автоматически переносились в вооруженные силы. Исключение составляли лишь наемники, для которых главным стимулом военной службы была оплата. Такая армия победить короля не могла.

Кромвель обратил внимание членов Палаты общин на графства Восточной Англии. Там со времен Ричарда Львиное Сердце наиболее многочисленной прослойкой сельского общества были свободолюбивые йомены-фригольдеры, которые считались наиболее яростными приверженцами Реформации, антипапистами и ревностными пуританами. При первых представителях династии Стюартов эти графства были очагом фундаментального кальвинизма. Еще только формируя свою конницу, Кромвель через посредников разыскивал там «людей духа», «божьих ратников». Посредниками Кромвеля были пуританские проповедники, один из которых, Ричард Бакстер, оставил мемуары, в которых писал: «Он особенно заботился о наборе в свой отряд религиозных людей. Эти люди обладали большим пониманием, чем обычные солдаты, и поэтому больше представляли важность и последствия войны. Они воевали не ради денег, а во имя того, что считали своей целью, — общественного блага». Именно из этих людей, проявивших талант увлекать за собой остальных, Кромвель решил создать офицерский корпус армии «Новая модель».


Однако Палата общин до сих пор назначала офицерами в свою армию военных профессионалов из числа своих членов. Кромвель задумал сломать эту традицию, открыв дорогу своим «божьим людям». И это ему удалось. 19 декабря 1644 года под впечатлением речей Кромвеля и его сторонников был принят «Билль о самоотречении», по которому члены парламента не имели права занимать военные должности. Первым кандидатом на уход из армии был лорд Эссекс, вторым — Оливер Кромвель. Однако, когда солдаты узнали о том, что их любимый полковник вынужден их оставить, они направили петицию в парламент, и депутатам ничего не оставалось, кроме как в порядке исключения просить полковника Кромвеля вернуться в армию. Все же остальные офицеры — члены парламента — из армии ушли.

Парламент принял концепцию Кромвеля «Новая модель» и подтвердил это постановлением Палаты общин от 15 февраля 1645 года. Вместо прежнего территориального ополчения отдельных графств, которое иногда отказывалось воевать за их пределами, была учреждена новая регулярная армия, централизованно финансируемая общественными средствами. Ее главнокомандующим, генералом, был назначен Томас Ферфакс, его заместителем, генерал-лейтенантом, командующим парламентской кавалерией — Оливер Кромвель, прибывший в армию 13 июня, накануне решающей битвы с армией короля.

Боевое крещение при Нэзби

Ранним утром 14 июня 1645 года, когда первые лучи восходящего солнца коснулись креста сельской церквушки деревни Нэзби, что стояла на восточной стороне дороги из Ноттингема, Кромвель, сидевший на вороном коне в солдатской каске и простой стальной кирасе, указал на освещенный золотом крест и воскликнул: «Божьи ратники, видите, сам Господь с нами, он посылает нам знаменье и мы победим!» Кирасиры обнажили головы, и проповедники, бывшие в каждом взводе, прочли молитву.
Солдаты короля Карла І, одетые в белые кафтаны (их называли «белокафтанниками»), увидели на юге ярко освещенную красную линию и воскликнули «Вот она, Красная армия, изменников короля!» Действительно, принимая постановление о регулярной английской армии 19 февраля 1645 года, парламент предусмотрел унифицированную форму одежды — «красный мундир из сукна хорошего качества». Таким образом, в народе армия парламента получила название «Красной армии», а королевская — «Белой армии». Большевики прекрасно знали военную историю: Фридрих Энгельс даже написал серию статей по военной истории и военному искусству для «Новой американской энциклопедии». Поэтому нет ничего удивительного в том, что некоторые аспекты построения армии Оливера Кромвеля и ее название они заимствовали, но при этом «забыли» указать источник, а выдали это за собственное «изобретение», заменив только пуританских проповедников армии Кромвеля политическими комиссарами. Но, так или иначе, первые сведения об этом большевики почерпнули из статей Фридриха Энгельса, написанных в 1857 году.

Увидев построенную для боя армию парламента, Карл I решил отойти на север, так как Ферфакс имел двойное численное превосходство. Но принц Руперт убедил короля принять бой, указав на превосходство в качестве кавалерии. Принц командовал кавалерией правого фланга королевских войск. Против него стоял генерал-комиссар Айртон, зять Кромвеля, женатый на его старшей дочери, а командиром одного из полков был старший сын Кромвеля — Оливер. Принц Руперт решил сначала ударить по Айртону, смять левое крыло парламентской армии, занять деревню Нэзби и, таким образом, выйти в тыл Ферфаксу. Но он упустил из вида мощную кавалерийскую группировку Кромвеля, которая могла ударить по левому флангу королевской пехоты.
Принц Руперт смял кавалерию Айртона и вышел во фланг и тыл пехоте Ферфакса. Королевские кавалеристы, как обычно, бросились преследовать драгун Айртона, рассыпались по полю и теперь их было весьма сложно снова собрать в ряды. Когда Кромвель увидел, что на его зятя навалился принц Руперт, он ударил по королевской коннице генерала Ландгейля. Кромвель лично повел своих «железнобоких» в атаку. Среди кирасир скакали пуританские проповедники в черных одеждах с большими белыми воротниками, с крестами в правой руке и библиями в левой, громкими криками призывая «божьих ратников» победить «неверное войско царя Ирода». Отбросив драгун Ландгейля, Кромвель ударил во фланг королевской пехоте. Противник дрогнул, и тут с фронта ударил Ферфакс. Разгром был полным. Король, бросив поле боя, ускакал со своим двором и телохранителями. Принц Руперт, которому наконец удалось собрать свою конницу, увидел разгромленный центр своей позиции. Он решил не продолжать бой, поспешив за королем.

Армия, созданная Оливером Кромвелем, выдержала экзамен на зрелость. Из ее среды выдвинулись такие талантливые военачальники, как полковник Прайд — бывший извозчик, полковник Хьюстон — бывший сапожник, полковник Фокс — бывший котельщик, полковник Рейнсбро — бывший корабельный шкипер и генерал-комиссар Генри Айртон — бывший сквайр. Все они никогда раньше не брали в руки оружие, но были ревностными пуританами. Шотландский полководец Лесли, имевший опыт Тридцатилетней войны, отозвался о «Красной армии» так: «Европа никогда не имела лучших солдат». Радость победы омрачала лишь гибель сына Оливера, но отец принял это стойко: «на то воля божья».

В отличие от своих единомышленников, Оливер Кровель понимал, что пока жив Карл I, гражданская война будет длиться, и сделал все, чтобы заполучить короля в руки парламента, судить его как предателя народа и казнить.

Предательство и смерть

После освобождения 24 июня 1646 года Оксфорда парламентскими войсками король направился в Шотландию в надежде склонить местных графов на свою сторону. Но резиденты Кромвеля не дремали, и в декабре 1646 года между шотландскими военачальниками и Кромвелем была достигнута договоренность: парламент выплачивает 400.000 фунтов стерлингов (деньги, которые король не уплатил шотландским наемникам за участие в войне против парламента), а они, в свою очередь, передают Карла I в руки парламента. В январе 1647 года предательство свершилось. Под эскортом «железнобоких» король проследовал в замок Холденби. На всем пути от границ Шотландии и до замка звонили колокола, роялисты возглашали: «Боже храни короля!» Жизнь знатного пленника была весьма комфортна — с затратами парламент не считался, так как был не прочь затеять с Карлом І переговоры и выторговать себе привилегии, а тут еще Ирландию охватило восстание.

Кромвель понял, что если все эти действия парламента не прекратить, то договор с королем состоится и платой за парламентские привилегии будет его голова. Он сделал все, чтобы над королем состоялся народный суд и добился своего. Суд был открыт для публики 27 января 1649 года. Главный судья Бредшоу вышел в красной мантии, чтобы огласить приговор: «Упомянутый Карл Стюарт, как тиран, изменник, убийца и публичный враг, присуждается к смертной казни через отсечение головы от туловища». Приговор подписало 99 человек.

На площади, с трех сторон огороженной зданиями королевского дворца Уайтхолла, народ собрался еще до того, как смолк стук молотков, обивавших помост для казни черным крепом. В два часа пополудни из центрального здания дворца появился одетый в черное Карл I, окруженный стражей. На помосте его уже ждали палач с помощником, в масках и одежде матросов. После того, как палач сделает свое дело, помощник должен был поднять за волосы голову короля и прокричать: «Вот голова изменника!» Король взошел на эшафот, его духовник отпустил ему грехи. Потом Карл І вынул из кармана лист бумаги и зачитал «прощальное слово», в котором отрицал свою виновность в измене народу Англии, но слышала его только стража. Затем король обратился к палачу и попросил его ударить лишь тогда, когда он вытянет обе руки вперед. Над площадью повисла тишина. Король опустился на колени, положил голову на плаху и вытянул руки. Толпа ахнула: голова Карла І откатилась от плахи. Это было 30 января 1649 года.

Оливер Кромвель и Богдан Хмельницкий

Итак, Оливер Кромвель со своими единомышленниками совершил то, что казалось невозможным: актом парламента от 17 марта 1647 года была отменена королевская власть. Через три дня упразднили Палату лордов, а 19 мая Англия была провозглашена «свободным государством общего блага», которое должно было управляться «представителями народа и парламента». Но воевать пришлось еще долго: в Англии, Шотландии и Ирландии, — и нигде «Красная армия» Кромвеля не терпела поражения. Красные мундиры надолго остались в армии Великобритании — вплоть до англо-бурской войны. Но парламентская республика просуществовала недолго.
20 апреля 1652 года Оливер Кромвель разогнал парламент, как через 147 лет это сделал Наполеон Бонапарт, став впоследствии императором Франции. Оливер Кромвель королем Англии становиться не хотел, но власть стремился удержать в руках. 16 декабря 1653 года он был провозглашен лордом-протектором Англии и стал некоронованным королем страны.

Теперь было необходимо, чтобы эту власть признали легитимной в Европе и Азии. И прежде всего те страны, в которых главенствовала некатолическая конфессия. Зная о войне против католицизма, которую вел украинский гетман Богдан Хмельницкий, Кромвель с большим вниманием следил за лондонской прессой, публиковавшей отчеты о боевых действиях, начиная с битвы под Желтыми водами в мае 1648 года. 
Пуританская Англия с уважением и вниманием следила за борьбой православия с Папой Римским, поддерживавшим Речь Посполитую и материально и морально. Мало того, в 1649 году Оливер Кромвель, тогда еще генерал-лейтенант армии парламента, обратился с личным посланием к украинскому гетману с таким его титулованием: «Богдан Хмельницкий, божьей милостью генералиссимус войска и стародавней греческой религии и церкви, властелин всех запорожских казаков, страх и уничтожитель польской шляхты, завоеватель крепостей, преследователь язычников, антихриста и иудеев...» Исходя из такого титула, можно с достаточной достоверностью предположить, что Оливер Кромвель видел в Богдане Хмельницком не только своего потенциального союзника, но и родственную душу. К великому сожалению, от письма Оливера Кромвеля сохранился лишь титульный лист, но, возможно, когда-нибудь найдутся и недостающие страницы. Став лордом-протектором, Кромвель в 1657 году направил в Бранденбург своего личного представителя, генерал-комиссара Джеферсона. Генерал должен был добраться до Украины и установить связь с Хмельницким. В это время Оливер Кромвель хотел реализовать идею Большой антигабсбургской, антиримской и антиконтрреформационной коалиции, в которую на востоке должны были войти Московское царство и Войско Запорожское, а на севере — Шведское королевство. Однако Московское царство в это время ввязалось в войну со шведским королем, что и спасло Речь Посполитую от полного уничтожения.

Современники обоих великих людей в свое время сравнивали их. Так Шевалье в предисловии к книге «История войн казаков против Польши» назвал Хмельницкого казацким Кромвелем. Жан Лоре в газете «Историческая муза» писал о «двух наивысших бунтовщиках», как их называли при французском королевском дворе. Сравнивали Кромвеля и Хмельницкого и итальянские историки того времени. Польский историк Леопольд Кубала писал: «Чужеземцы сравнивали Хмельницкого с Кромвелем, так как это сравнение напрашивалось само собой, особенно в те годы, когда оба они привлекали к себе исключительное внимание на Западе и Востоке».

Хмельницкий был старше Кромвеля на четыре года. Он формировал свою армию по тем же принципам, что и Кромвель, и так же не оправдал надежд его преемник. Те, кто должен был помочь Юрию Хмельницкому, предали его и пустили по ветру его дело. Те, кто должен был помочь младшему сыну Кромвеля продолжить дело своего отца, спаивали его, а потом предложили Ричарду Кромвелю отступного, чтобы тот отрекся от завещанного отцом звания и должности. Государственная система, которую создали в своих странах оба этих великих человека, оказалась недолговечной.
Наладить дипломатический контакт с украинским гетманом лорду-протектору не удалось: Богдан Зиновий Михайлович Хмельницкий скончался в пять часов утра, в понедельник, 27 июля 1657 года. Ему было 62 года.

В год смерти украинского гетмана Кромвелю исполнилось 58 лет. Уже сказывались годы, проведенные в боях и походах, смерть старшего сына, которого он горячо любил. Лицо лорда-протектора стало еще более одутловатым и приобретало багровый оттенок, походка потеряла свою стремительность, но более всего его угнетало то, что дрожали руки и он почти не мог писать.

Друзей не осталось, он был одинок и с горечью думал о будущем: что станет с народом и страной после его смерти. Младший сын, наместник Ирландии, не радовал. А летом следующего года заболела его любимая дочь Элизабет. Две недели Кромвель не отходил от ее постели, лучшие доктора страны лечили бедняжку, но тщетно. Смерть дочери была ударом, от которого лорд-протектор не оправился. Оливер Кромвель скончался в возрасте 59 лет, 3 сентября 1658 года, в годовщину его победы под Денбаром и Вустером. Казна государства была пуста. Похороны взяли на себя купцы из Сити. Кромвеля похоронили в Вестминстерском аббатстве — древней усыпальнице английских королей.

Эпилог

Парламент и генерал-лейтенант Джордж Монк помогли сыну казненного короля, Карлу II, занять отцовский трон. Парламент отменил «Билль упразднения монархии» и восстановил Палату лордов. В апреле 1660 года Монк начал тайные переговоры с принцем Карлом Стюартом, а 25 мая Карл высадился в Дувре и 29 мая торжественно въехал в Лондон. 30 января 1661 года, в годовщину казни отца, Карл II приказал извлечь тело Кромвеля из могилы, повесить его, потом отсечь голову и выставить в Вестминстерском дворце «на обозрение». Обезглавленный труп закопали под виселицей.


От «Красной армии» Оливера Кромвеля ничего не осталось, кроме цвета ее мундиров и структурной организации родов оружия: суть идеи великого пуританина была уничтожена. Идеями Оливера Кромвеля воспользовались спустя 135 лет после его смерти, во время Великой Французской революции, позднее их взял на вооружение Наполеон Бонапарт, а через 260 лет — Лев Бронштейн (Троцкий), создавший Рабоче-крестьянскую Красную армию.





3 коммент. :

  1. Анонимный29 июля 2012 г., 10:58

    ИЗЯЩНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ГРАБЕЖА
    Цитата: "Чтобы дать залог под заём, король хотел заложить серебряную посуду, хранившуюся в столице. Но Кромвель, сформировав на собственные средства два волонтерских отряда, взял серебро под свою охрану — король лишился драгоценностей на 20.000 фунтов стерлингов."
    "Взял серебро под свою охрану" -- очень "изящное" определение грабежа. Браво!
    Ну, а то, что творили изуверы Кромвеля в захваченной Ирландии, вообще, трудно поддаётся описанию. Кровь стынет в жилах.
    Зверства Кромвеля и его вооруженных бандитов в Ирландии никогда не забудет ирландский народ. Да будет проклята эта бешенная собака во веки веков.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Абсолютно согласна с Вами! Статья перевернула всё с головы на уши. Продажного и жадного ставленника сионизма и капитализма Кромвеля преподали как "великого воина" "красной армии". Видимо у автора этой статьи Наполеон, который проделал то же самое с Европой, а потом и с Россией, величайший полководец всех времён и народов.

      Удалить
  2. Хорошая статья: Как Англия "любила" Россию
    Англия давно мечтала расправиться с Россией. Но почти всегда она пыталась это сделать чужими руками.

    источник: http://www.opoccuu.com/angl1.htm

    ОтветитьУдалить

Для того, чтобы ответить кому-либо, нажимайте кнопку под автором "Ответить". Дополнительные команды для комментария смотрите наведя мышку на надпись внизу формы комментариев "Теги, допустимые в комментариях".

Тэги, допустимые в комментариях