Меню блога

15 июня 2014 г.

Переворот? Нонсенс!

Перевод: CCCPrevivel
Uri Avnery
Ури Авнери
Существование армии в действительно демократическом государстве представляет собой парадокс.

Армия должна подчиняться избранному правительству. Это подчинение является безоговорочным.
Но армия (в том числе, сухопутные, военно-морские и военно-воздушные силы) являются единственной мощной вооруженной силой в стране. Она может совершить переворот и захватить власть в любой момент.

Только за последние месяцы, армейские командиры провели перевороты в Египте и Таиланде, и, возможно, в других местах тоже.

Так что же мешает военачальникам, осуществить перевороты во всем мире? Просто демократические ценности на которых они были воспитаны.

В Израиле военный переворот просто невероятен.



Здесь можно вспомнить старый израильский анекдот: начальник штаба собирает своих старших командиров и обращается к ним: "Товарищи, завтра утром в 06:00 мы свергаем правительство и берем власть в свои руки." На мгновение повисла тишина. После чего вся аудитория впадает в истерический хохот.

Циник мог бы прервать здесь: "Почему армия должна думать о перевороте? Она правит Израилем в любом случае?"

В школе, изучая основы гражданства и права, мы узнаем, что Израиль является демократическим государством. Официально: "еврейским и демократическим государством." Правительство принимает решения, армия следуем приказам.

Но, как сказал один человек: "Это не обязательно так."

Действительно, никогда не было особо высокого уровня неповиновения военных в Израиле. Ближайший случай, который был накануне войны 1967 года, когда премьер-министр Леви Эшколь медлил отдать приказ атаковать, и несколько нетерпеливых генералов угрожали подать в отставку. Кроме того, полковник ушел в отставку протестуя против плана нападения на Бейрут в Ливанской войне 1982 года.

Но даже во время вывода войск из Сектора Газа в 2005 году, в момент высокого эмоционального кризиса, когда общественность была сильно расколота, не было никаких актов отказа. Армия выполняла приказы правительства.

Но роль армии в национальной политике намного сложнее.

ПРЯМО СЕЙЧАС, армия участвует в ежегодном ритуале борьбы за бюджетное финансирование.

Армия говорит, что ей необходимо значительно больше, чем Минфин в состоянии дать. Это - вопрос национальной безопасности, нет, это вопрос выживания нации. Ссылаются на ужасные опасности. После ожесточенного спора, компромисс будет достигнут. Затем, спустя несколько месяцев, армия приходит и требует на несколько миллиардов больше. Новая опасность маячит на горизонте. Еще денег, пожалуйста.

Финансисты утверждают, что огромный кусок военного бюджета расходуется на выплату пенсий. Для поддержания армии молодой и свежей, офицеры уходят на пенсию в 42 года - на остаток жизни получают очень щедрую пенсию. Это относится не только к боевым офицерам, которые участвуют в боевых действиях, забывая о своих семьях, но и к бумагомарателям, просто специалистам, и техническому персоналу, чья работа в основном несет гражданский характер. Робкие предложения платить меньше, с этого момента гневно отвергают.

Когда генерал уходит со службы, армия считает своим дружеским долгом, предоставить ему подходящую гражданскую работу. Страна наводнена бывшими генералами и бывшими полковниками, занимающими центральные позиции в политике, государственном управлении, государственных корпорациях и услуг, и.т.д. Магнаты нанимают их за большие деньги из-за влиятельных связей. Многие из них основали "связанные с безопасностью" компании и заняты международным импортом и экспортом оружия и военной техники.

Почти каждый день, эти бывшие появляются на телевидении и пишут в газетах в качестве экспертов по политическим и военным делам, тем самым осуществляя огромное влияние на общественное мнение.

Мало кто из них "левые" и пропагандирует за мирные взгляды. Подавляющее большинство выдвигает мнения, которые варьируются от "правоцентристского"
до фашистского правого.

Почему?

ТОТ ЖЕ САМЫЙ циник может выдвинуть очень простое объяснение. Война - элемент армии. Суть военной профессии вести войну и готовиться к войне. Все ее существование основано на создании войны.

Естественно, каждый профессиональный человек с нетерпением ждет возможности показать свое профессиональное мастерство. Мирное вермя редко предоставляет такую возможность для военных офицеров. Война - огромная возможность. Война привлекает внимание, продвигает по службе, пожизненная пенсия. Во время войны, офицер может показать свой характер и выделиться неожиданным способом, который невозможен в мирное время.

(Высокопоставленным чиновникам нравится объявлять, что они ненавидят войну больше, чем кто-либо еще, "потому что они видели ее разрушительные действияю." Это- чистая ерунда.)

Род занятий также, конечно, своего рода война. Которая, по словам Клаузевица, есть продолжение политики другими средствами.

Я не циник, и не склонен к циничной точке зрения, которая является обязательно простой и поверхностной.

Я готов признать, что подавляющее большинство нынешних и прошлых профессиональных военных, по крайней мере, по их собственным представлениям, истинные идеалисты. Когда их товарищи заканчивают свою обязательную военную службу и устраиваются на хорошо оплачиваемую гражданскую работу, офицеры остаются в армии из чувства долга и патриотизма. Если бы они верили в мир, они бы всем пожертвовали ради мира.

Беда в том, что они этого не делают.

Армия создает точку зрения, мировоззрение, которое присуще самой своей природе. Оно говорит солдату с первого дня, что есть "враги", против которых он должен быть готов вступить в бой и, при необходимости, пожертвовать своей жизнью. Мир полон потенциальных врагов, злых и жестоких, которые ставят под угрозу Отечество. И не нужно быть евреем и помнить Холокост, чтобы знать это (хотя это, безусловно, помогает.)

Мог ли Гитлер, придя к власти, были свергнут каким-либо образом кроме как войной? Был ли другой способ, чтобы спасти мир.

Очевидно нет. Возможно, презираемый в мирное время, в случае необходимости, какой-либо генерал, на которого все надеются и кто, как ожидают, спасет страну.

Это убеждение, повторяется каждый день в течение многих лет, формируя военный склад ума. Оно будет продолжать делать это, пока человечеству не удастся в конце концов создать всемирную структуру управления, чтобы войны ушли в прошлое.

Все эти тенденции еще более экстремальны в Израиле.

Государство Израиль родилось в долгой и жестокой войне. Начиная с первого дня, его существование зависит от моральной и материальной силы его армии. Армия - центр национальной жизни, любимица еврейских граждан. Это, безусловно, самое популярное учреждение в современном Израиле.

Он напоминает немецкий рейх Кайзера, где было сказано, что "солдаты - лучшие люди в государстве". Возможно, это не было случайностью, что основатель сионизма, Теодор Герцль, был ярым поклонником кайзеровского рейха.

В моем происходящем в настоящее время интернет-диалоге с моей подругой в Лахоре, я был снова поражен сходством наших двух стран. Пакистан и Израиль родились в то же время, в бывших британских колониях, после болезненного раздела с большим кровопролитием, в котором массы людей стали беженцами. Оба были основана на религиозно-этнической идеологии и жили в постоянном конфликте со своими соседями.

Обе- демократические государства - управляемые, негласно, своими армиями и разведывательными учреждениями.

Каждый молодой еврейский израильтянин, как предполагается, служит в армии. Мужчины служат 3 года - самые формирующие годы в жизни мужчины, годы идеализма, все еще не обремененного семьей, готовых пожертвовать своей жизнью.

(На практике, почти 40% не служат вовсе - арабские граждане и православные еврейские граждане освобождаются, хотя и по разным причинам.)

Армия - плавильный котел для родившейся молодежи, выходцев из России, Марокко, Эфиопии и многих других стран. На протяжении 1100 дней и ночей, армия приводит их к совместным действиям и общим взглядам.

Они приходят в армию уже подготовленными. Израильская система образования  - фабрика для сионистской идеологической обработки начиная с детского сада. Эти 15 лет, завершающимися тремя годами службы в армии, выводят на свет, подавляющее большинство обывательских, националистических, ориентированных по этническому принципу мужчин и женщин. Оттуда профессиональный военный офицер начинает свою карьеру, как бы далеко она не могла пойти, его идеологический багаж всегда при нем.

Оставить армию в 42 года и, начать с гражданской карьеры не означает, скинуть с себя эту идеологию. Напротив, армейские офицеры остаются армейскими офицерами, даже когда они уши в запас. Можно сказать, что офицеры, настоящие и прошлые, являются единственной реальной партией в стране.

Это не та же самая армия, которой я присягнул на верность в день ее основания. В то время, многие офицеры были членами Киббуц, воспитанны в духе социализма и солидарности. После 57 лет оккупации, армия стала жестокой, многие офицеры - поселенцы, многие носят национал-религиозные вязаные кипы. Кране-правые религиозные партии прилагают преднамеренные усилия, чтобы проникнуть в офицерский корпус и добиться крупномасштабных успехов.

Более 200 лет назад, граф Мирабо, лидер французской революции, классно сказал, что Пруссия "не государство, у которого есть армия, а армия, у которой есть государство."

То же самое можно сказать сегодня о Единственной Демократии на Ближнем Востоке.

Ури Авнери является давним израильским мирным активистом. С 1948 года выступает за создание палестинского государства рядом с Израилем. В 1974 году Ури Авнери был первым израильтянином установившим контакт с руководством ООП. В 1982 году он был первым израильтянином когда-либо встречавшихся с Ясиром Арафатом, после разделительной линии в осажденном Бейруте. Он пробыл три срока в израильском парламенте (Кнессете), и является основателем Гуш Шалом (Блок Мира).

© cccp-revivel.blogspot.com - 2011-2014 при копировании полностью или частично или репосте материала, активная ссылка на блог обязательна.

Оригинал статьи на английском 

0 коммент. :

Отправить комментарий

Для того, чтобы ответить кому-либо, нажимайте кнопку под автором "Ответить". Дополнительные команды для комментария смотрите наведя мышку на надпись внизу формы комментариев "Теги, допустимые в комментариях".

Тэги, допустимые в комментариях