Меню блога

16 января 2015 г.

Заградотряды 1915 года

К началу Первой мировой наш народ был глубоко болен и разлагался. К вопросу о феномене Сталина 
Меня тошнит от мифов про расчудесную Российскую империю, «святую» династию Романовых и злых красных, якобы испоганивших русский народ. Меня тошнит от стенаний идиотов, призывающих сравнить фотографии русских до 1917 года и времен СССР, и называющих эти фото изображениями «двух разных народов». Мол, большевики уничтожили самых лучших, а до них мы были честнейшими, благороднейшими и прочая.
Предпочитаю оперировать неопровержимыми фактами. И начну я с приказа командующего Восьмой армией, героического и славного генерала Алексея Брусилова (1853-1926). Итак, на дворе – 1915 год. Ровно век назад…
 
«НЕ СЛЕДУЕТ ЗАДУМЫВАТЬСЯ ПЕРЕД ПОГОЛОВНЫМ РАССТРЕЛОМ ЦЕЛЫХ ЧАСТЕЙ ЗА ПОПЫТКУ ПОВЕРНУТЬ НАЗАД…» 
25 сентября 1914 года.


«К глубочайшему моему огорчению, сейчас узнал, что между ранеными, направленными в Садовую Вишню, часть легко раненых в левые руки имеют ясные ожоги, что свидетельствует об умышленном членовредительстве. Приказываю всех таких раненых выделять в особые госпиталя, немедленно же составлять дознания об умышленном членовредительстве и немедленно же, не ожидая выздоровления, предавать суду. Таких раненых не эвакуировать в дальний тыл, а тотчас по выздоровлении отправлять в свои части с тем, что судебные приговоры о них будут приведены в исполнение по окончании войны…»

5-е июня 1915 г.

А.Брусилов издает приказ: вести наступление не редкими, а густыми цепями, «а поддержки иметь в еще более густых цепях и даже в колоннах». Причина – низкая стойкость и плохая дисциплина войск, необходимость контролировать рядовых со стороны офицеров.

«…Кроме того, сзади надо иметь особо надежных людей и пулеметы, чтобы, если понадобится, заставить идти вперед и слабодушных. Не следует задумываться перед поголовным расстрелом целых частей за попытку повернуть назад или, что хуже, сдаться противнику. Все, кто видит, что целая часть (рота или больше) сдается, должны открывать огонь по сдающимся и совершенно уничтожать их…»

Это что? Правильно: заградительные отряды уже в июне 1915 года. До сталинского приказа «Ни шагу назад» - 27 лет. Воюет еще православное русское воинство, не тронутое никаким коммунизмом, комсомолом, атеистической пропагандой Ярославского-Губельмана. Это те, кто еще не прошел через коллективизацию и репрессии. Люди, полностью сформировавшиеся при поздних Романовых. Но уже – и низкая стойкость в бою, и стремление массой сдаваться в плен, и самострелы. А нам говорили, будто заградительные отряды придумали красные «палачи». Что это Троцкий придумал косить свои же части из пулеметов под Царицыным в 1918-м, что это Сталин гнал солдат вперед с помощью заградотрядов. А как вам приказание идти в наступление густыми цепями на австрийские пулеметы и под огнем вражеских пушек? Вам это, читатель, ничего не напоминает? Так таки советские генералы придумали гонять густые массы солдат в атаки под убийственный автоматический огонь?

Почитаем приказ Брусилова далее. Напомню: на дворе – июнь 1915-го.

«…Многие из гг. начальников стремятся только управлять подчиненными им частями и это даже тогда, когда по очевидности настало время уже командовать, а не управлять; к вечеру 3 июня из семи начальников пехотных дивизий, бывших в составе 12-го корпуса, трое находились в д. Липина, а остальные в той же деревне, где и штаб корпуса, и это в то время, когда, по крайней мере, некоторые части чуть не бежали, а остальные колебались. Не знаю, где в это время были командиры полков, но допускаю, что, глядя на командиров дивизий, и командиры полков в это время собирались где-нибудь по два и по три; генералы и командиры частей не только могут, но и должны быть сзади, чтобы управлять, но до поры – до времени; раз какие-то части дрогнули, вперед не идут, а некоторые уже и поворачивают – место начальников впереди, а не на центральной телефонной станции, где можно оставить и адъютанта. Никаких оправданий в малом числе штыков быть не может: чем их меньше, тем легче перейти от управления к командованию, а это теперь зачастую только и дает успех. Мы начали отступать не по своей вине, но отступаем уже второй месяц…»

Как видите, царский генерал Брусилов (национальный герой Первой мировой) в 1915 г. приказывает высшим чинам водить дрогнувшие войска в атаки. Так же, как это делал Ворошилов под Ленинградом летом 1941 года. И другие советские генералы и полковники в ту суровую годину.

Уважаемый мною Юрий Мухин посвятил прекрасные книги свои разоблачению трусости советских генералов и офицеров во время войны 1941-1945 годах. Мухин на богатейшем фактическом материале показывает, как советские командиры оставляли части без командования, норовили из тылу по телефону руководить. А гитлеровские генералы не боялись выходить на передовую. Но, как видите, царские генералы и старшие офицеры страдали тем же самым, что и советские их аналоги. А нам говорили, что они были бесстрашными и благородными дворянами, истинно русскими офицерами, которых заменили на всякое рабоче-крестьянское хамье, без культуры и чести. Но факты говорят, что выходцы из низов лишь копировали поведение славного русского офицерства до 1917 года. С офицерством у нас – давным-давно проблемы. В СССР так и не сумели излечить шкурность офицерства: царская армия передала «бациллы» в РККА/Советскую армию. А дальше – и в ВС РФ.
Но продолжим чтение брусиловского приказа…
 
«ЗАБЫТЬ НА ВРЕМЯ СУДЕБНЫЕ ПОРЯДКИ» 

«…Первое – при обороне занимать передовые окопы наименьшим числом стрелков, располагая сзади поддержки и резервы в несколько линий, а наступать густыми цепями, чтобы держать людей в руках, а за ними двигать поддержки и резервы в еще более густых строях, не боясь потерь, которых при бесповоротном движении вперед всегда меньше;
второе – для малодушных, сдающихся в плен или оставляющих строй, не должно быть пощады; по сдающимся должен быть направлен и ружейный, и пулеметный, и орудийный огонь, хотя бы даже с прекращением огня по неприятелю; на отходящих или бегущих действовать таким же способом, а при нужде не останавливаться также и перед поголовным расстрелом;
третье – дисциплину всегда и везде, а тем более в строю, поддерживать строжайшую, забыть на время судебные порядки;
четвертое – начальникам всех степеней, до начальников дивизий включительно, в бою выбирать себе такое место, чтобы видеть бой, а не только слышать его;
пятое – во время боя доносить все без мрачных прикрас, бодро и правдиво;
шестое – не пугаться прорывов и обходов, прорывающихся брать в плен, а обходящих обходить в свою очередь, для чего иметь резервы и живо всеми силами помогать соседям;
седьмое – разведку и наблюдение за флангами высылать возможно дальше и обязательно иметь боевое сторожевое охранение, не заставляя бодрствовать всех;
восьмое – помнить, что дальше нам уходить некуда: под Львовом мы должны удержаться, разбить немцев и погнать их, а потому поменьше заботиться о следующих оборонительных рубежах, а укрепления оборонять те, на которые поставлены;
девятое – помогать соседям не только огнем, но и наступлением, памятуя, что оборонительный образ действий, принятый армией, не исключает, а требует развития самых энергичных активных действий на отдельных участках, в зависимости от обстановки по инициативе ближайшего начальства...»

Как видите, Брусилов вынужден издавать подробнейший приказ, фактически излагая азбучные истины для своих генералов и офицеров. Это очень напоминает приказы Сталина и верховного главнокомандования СССР в первые годы Великой Отечественной, о коих с возмущением пишет Ю.Мухин. Сталину приходилось учить воевать профессиональных военных, издавая длиннейшие директивы? Но, как видите, и Брусилову это приходилось делать. Советские командиры панически боялись обходов и охватов? Но и царские их аналоги, судя по Брусилову в 1915 году, страдали теми же страхами. Советские генералы могли безучастно глядеть на то, как враг молотит соседние дивизии? Но и царские генералы сим страдали. Красные генералы боялись проявлять инициативу? Но так и Брусилов этим возмущен – в Русской армии. Нам говорили, что безынициативность, пассивность советских военачальников порождались страхом личной ответственности, ужасом перед палачами из НКВД и особых отделов. И вообще инициатива и живая мысль в командном составе Красной армии были уничтожены антиармейскими репрессиями Сталина 1937-1938 годов (миф о сорока тысячах уничтоженных командиров). Интересно, а какого НКВД и каких репрессий боялись царские командиры в 1915 году? Над ними не стояло никаких комиссаров, никаких политруков, никаких членов военного совета от компартии.
 
ПОРТАЛ ВО ВРЕМЕНИ
Сам приказ я цитирую по любопытнейшей книге штабс-капитана Михаила Лемке «250 дней в царской ставке», изданной в Петрограде в 1920 году. Написана она была гораздо раньше: ее издали еще с ятями и ерами.
М.Лемке (1872-1923) служил офицером Ставки главковерха Николая II. Он оставил подробнейший дневник. Его личные записи я почти оставляю за скобками, как субъективные. Меня интересуют только документы: приказы и секретные телеграммы, шедшие через царскую ставку в 1915-1916 годах. Книга – этакая толстенная «библия» в 850 страниц, сейчас такую не переиздадут. То, что она вышла в свет в 1920-м, исключает возможность подлогов: ни сам автор, ни его издатели ничего не могли знать ни о Великой Отечественной, ни о Гитлере, ни о 71 годе советского периода впереди. Не знали они, тем паче, и о нынешних мифах о царской России, распространяемых сегодняшними «романофилами». Ценность основательного труда Лемке в том, что он приводит подлинные документы. По его описаниям, выносить их из царской Ставки не составляло особого труда. В отличие от Ставки ВГК Сталина, царский ее аналог работал лениво, по-сибаритски, секретность там практически не обеспечивалась.

Читаешь книгу – и волосы становятся дыбом. Оказывается все, в чем обвиняли генералитет СССР, было и в царской армии. Те же тупые атаки в лоб «живыми волнами», неумение организовать взаимодействие родов войск, неспособность грамотно использовать артиллерию. То же безучастное отношение к тому, что враг наседает на соседей (меня не трогают – и ладно). Та же паника при прорывах и окружениях. То же стремление урвать из казны как можно больше благ, при этом ничего не делая. При этом царские войска, как и советские, не умеют толком ни стрелять, ни гранат метать, ни окапываться. Безобразное отношение к связи, передача приказов и донесений открытым текстом. Плюс дичайшее воровство сверху донизу. Плюс стремление солдат гуртом сдаваться в плен, как в СССР в 1941-1942 годах. Немудрено, почему эти русские офицеры с генералами (белые) с треском продули войну красным в 1918-1922 гг.

Сходство царской и советской армий поразительно, вплоть до характерных дубовых словосочетаний, перекочевавших из имперских войск в ВС СССР. Например, когда я попал в сержантскую учебку летом 1985 года, то поразился совершенно идиотским выражениям вроде: «Действовать согласно приказа» вместо, как следовало бы говорить по-русски – «согласно приказу» (кому, чему, дательный падеж). «Упражнение согласно Курса стрельб…» - это меня сразило еще при первом нашем выходе на стрелбище. Но точно так же путали падежи и в царской армии, в ее документах, и даже в дневниковых записях самого Лемке! Мы смеялись над советскими офицерами за их дубовость и ограниченность. Но тем же самым страдали и царские командиры. Круг их чтения – скабрезные книжицы, тогдашнее порно, бульварное чтиво. Когда Игоря Стрелкова называют сейчас реинкарнацией русского офицера до 1917 года, комплимент выходит сомнительный.
Давайте познакомимся с некоторыми документами Первой мировой.
 
МАССОВАЯ СДАЧА В ПЛЕН

Из приказа по IV армии от 24 ноября 1914 года (четвертый месяц войны).

«Мною усматривается из полученных донесений слишком большое количество без вести пропавших нижних чинов, из числа которых большая часть, несомненно, попавших в плен. Приказываю произвести и впредь производить в полках строжайшие расследования об обстоятельствах, при которых могли иметь место подобные недопустимые случаи, и по данным расследований составлять списки всех нижних чинов, сдавшихся, не использовав всех средств к сопротивлению, до штыков включительно, для предания их, по окончании войны, суду по законам военного времени. Копии списков препровождать в штаб армии для надлежащего направления, в случае, если по возвращении из плена эти нижние чины не попадут в свои части, а также сообщать на родину о позорном поведении не исполнивших свой долг…»

Как видите, не Сталин в 1941-м придумал объявлять всех попавших в плен изменниками, а русские генералы в 1914-м. Разве их идея судить всех вернувшихся пленных по законам военного времени отличается от приписываемого СССР заключения всех освобожденных пленных в ГУЛАГ? На зоны пошла лишь малая толика освобожденных советских военнопленных, кстати. Но продолжим читать документы.
Из приказа по II армии от 19 декабря 1914 г.

«Стойкость, мужество и геройская храбрость русского воина была всем известна с самых древних времен… За полтораста лет до этой войны мы также дрались с немцами, но тогда о сдаче не было речи, напротив, немецкий король говорил тогда: «Русского солдата мало убить, надо еще повалить». Такова была русская стойкость. К великому стыду, теперь замечается, что в эту войну русские сдаются в плен. Неужто мы, сыновья и внуки героев, дошли до того, что, забыв присягу, забыв позор, который пленные приносят своему полку, армии, родной матери, святой Руси, измалодушествовались до страха перед врагом?
…Попадаются только отдельные трусы, забывающие о том, что они носят честное русское имя и позорящие его. Не будет же им ни пощады, ни милости! Предписываю начальствующим лицам разъяснить всем чинам армии смысл статьи 248 книги XXII Свода военных постановлений. Предписываю подтвердить им, что все сдавшиеся в плен, какого бы они ни были чина и звания, будут по окончании войны преданы суду и с ними будет поступлено так, как велит закон.
…О сдавшихся в плен немедленно сообщать на родину, чтобы знали родные о позорном их поступке и чтобы выдача пособия семействам сдавшихся была бы немедленно прекращена. Приказываю также: всякому начальнику, усмотревшему сдачу наших войск, не ожидая никаких указаний, немедленно открывать по сдающимся огонь орудийный, пулеменый и ружейный…»

Подписавший оный приказ генерал Смирнов прямо-таки предвосхищает действия Сталина 27 лет спустя и пытается «демотивировать» сдающихся тем, что их семьи лишатся государственного пособия и помрут с голоду. Полгода спустя, 4 июня 1915 г., тот же Смирнов дает новый приказ по Второй армии, где есть и такой пункт: 

«Объявить, что мира без обмена пленных не будет, как не будет его без окончательной победы над врагом, а потому пусть знают все, что безнаказанно изменить долгу присяги никому не удастся…»

21 января 1915 года главком Северо-Западного фронта генерал Рузский пишет своему начальнику штаба: 

«К прискорбию, случаи добровольной сдачи в плен среди нижних чинов были и бывают, причем не только партиями, как сообщаете вы, но и целыми ротами…»
Рузский сообщает, что после угрозы военных трибуналов над пленными после их освобождения и снизили число сдающихся (а в ряде случаев по сдающимся открывали огонь товарищи), проблема не решена. Она коренится в «отсутствии офицерского надзора, являющегося следствием крайнего недостатка офицеров».

И тут мы узнаем, что офицеры пользуются любым случаем, чтобы не возвращаться на фронт после ранений. Рузский требует:

«Необходимо принять самые энергичные меры к возвращению вылечившихся офицеров, находящихся ныне во внутренних губерниях России. Об этом я просил уже несколько раз, но офицеров до настоящего времени возвращают очень туго. Войсковые части, случайно узнававшие о своих офицерах, которые, будучи здоровы, медлят возвращаться в строй, от себя принимают посильные меры, побуждающие к возвращению путем угрозы представлять их в будущем к увольнению из армии без пенсии и мундира…»

Мудрено ли, что рядовые, видя такое дезертирство офицеров, воевать не желали и сдавались немцу с австрияком?

Мне понятно, почему белое движение проиграло: оно было сколком с больной России начала ХХ века. И если офицеры в самом начале войны норовили бежать с фронта в тыл, то неудивительно, почему их тысячами унитожили Землячка и Кун в Крыму 1920-го.
Нынешние русские монархисты, националисты и тупые антисоветчики объясняют массовую сдачу красноармейцев в 1941 году тем, что русский народ не желал воевать за Сталина и за его кровавый режим. Особенно после ужасов коллективизации, гладомора и 1937 года. По той же логике и святой Николай Второй, и династия Романовых также не вызывала желания за них воевать у русских. Ни у рядовых, ни у офицеров. А если рассматривать массовую сдачу в плен войск демократической, республиканской Франции в 1940 году, то и они не хотели биться. Видимо, там тоже был кровавый режим? И во Франции случились коллективизация, гладомор и 1937-й год?

Из приказа по IV армии от 4 июня 1915 г.

«Одна из женщин-врачей, вернувшаяся из германского плена, привела в своих показаниях случаи массовой сдачи в плен нижних чинов одного из полков, главным образом ратников, которые в разговоре с ней объяснили причину сдачи тем, что им «надоело сидеть в окопах и они измучились». Главнокомандующий, сообщая мне об этом позорном факте, приказал поставить о нем в известность всех войсковых начальников с тем, чтобы они использовали этот случай для своих приказов и соответствующих бесед с нижними чинами…
Так, во время майских боев в окрестностях Опатова в одном из полков произошло следующее. Наступавший на неприятельскую укрепленную позицию батальон залег перед проволочными заграждениями в ожидании приближения соседей. Когда выяснилось, что соседи не подойдут, батальону приказано было отходить назад. Но так как отход приходилось совершать под огнем противника, то часть отошла, а часть предпочла, вместо этого, остаться лежать на местах и сдалась в плен неприятелю…»

СССР обвиняют в том, что он всегда трупами немцев заваливал? А тут, между прочим, описан эпизод весны 1915 года, когда «Россия, которую мы потеряли», оказалась бессильной дать армии достаточно снарядов. Потому в те дни русские могли отвечать всего одним орудийным выстрелом на 10-15 выстрелов врага. Людей бросили грудью на неподавленную оборону противника, на убой. Они дошли до «колючки», соседи их не поддержали, и люди, понеся бессмысленные жертвы, решили не отходить под огнем, чтобы не погибать. Они были просто деморализованы. За что им гибнуть? За бегущих с фронта господ офицеров? За воров-чиновников и капиталистов-поставщиков, наживающихся на военных заказах? (О последних у нас речь еще впереди).

А вот и выдержки из доклада главы русской военной миссии во Франции генерала Жилинского осенью 1915 г. Огромная Россия держит армию в 2,5 миллиона человек. Гораздо меньшая Франция – 3,6 млн. Однако против нее Германия выставила 2/3 своих войск, против русских – треть. При этом пленными французы к осени 1915-го потеряли четверть миллиона человек, а Россия – 2 миллиона. Если французы перед тем, как пойти в наступление, долго и упорно молотят немецкие позиции артогнем, то русских бросают на убой: снарядов не хватает.
Сам Михаил Лемке, приведя документы, пишет: «Все базируется на страшном общем народном недовольстве своей жизнью, на сознании, что все равно никакими жертвами во время войны не купить новой жизни, нового ее строя. В России человек потерял себя и сделался крайним индивидуалистом, не видя ничего от общества и ближних. Совершенно атрофировал он в себе сознание связи общего блага с огромным целым, он сознает, что в этом целом им никто не дорожит, что он стоит только в счету вагонов пушечного мяса… Ведь любовь к родине отходит в нашем внутреннем сознании все дальше и у многих миллионов совершенно атрофировалась, заменившись самым свинским эгоизмом. Если бы не это ужасное отмирание высокого чувства, у нас не было бы повального воровства, повального игнорирования общих интересов, повального устройства своих собственных личных благ, чего бы они ни стоили родине…»
 
В ПРОШЛОЕ ПУТИ НЕТ
Вот мой вывод: нет нам пути в прошлое. В Российской империи русские были разложены уже к 1914 году, и война быстро показала распад и деморализацию общества. СССР пытался преодолеть пороки царской России, но удалось ему сие лишь частично, все быстро вернулось на круги своя. Сталину пришлось в 1941-1945 гг. применять те же методы, что и царским властям. Хотя ему и удалось избежать повального воровства в тылу и куда лучше мобилизовать страну на борьбу. Однако мне понятно, почему ему пришлось пойти на репрессивные меры в свое правление: он имел дело с больным народом, с теми же пороками его, что наблюдались в Первую мировую.


От РП: гр. МК - клоун ещё тот, но если пишет дело, как в данном материале, то всё равно, кто написал, лишь бы в целом правильно. Ляпы и небольшие ошибки есть, "но в главном он прав" (С)

0 коммент. :

Отправить комментарий

Для того, чтобы ответить кому-либо, нажимайте кнопку под автором "Ответить". Дополнительные команды для комментария смотрите наведя мышку на надпись внизу формы комментариев "Теги, допустимые в комментариях".

Тэги, допустимые в комментариях