Меню блога

15 июня 2013 г.

О, Русская земля!..

Она выйдет из метро неподалеку от Красной площади, ощущая, как стягивает тело тяжелый пояс с вшитыми плитками взрывчатки, нашпигованной пластиковыми иглами. Окинет презрительным взглядом идущих мимо людей и звонко крикнет: «Аллах акбар!», бросая вызов городу и миру. Успеет уловить, как оборачиваются к ней прохожие, как равнодушие на их лицах сменяется маской удивления и ужаса. Мощный взрыв разорвет ее тело на части, забрызгав асфальт кровью и клочками плоти… 
Наверное, так представляла девятнадцатилетняя Алёна Быкова миг своего торжества, апофеоз своей короткой жизни. «Гражданка оккупированного русскими мусульманского государства Синбар», как пишет Кавказцентр. А на самом деле жительница городка Волжский Волгоградской области, недавно арестованная ФСБ за содействие террористической деятельности и сама высказывающая намерение «взорваться в центре Москвы».

Тюрьма пассионариев

Мне всегда казалось обывательским типичное объяснение психологов такому явлению, как уход молодежи в экстремизм: «Террористами становятся люди, у которых были трудности с успешной социализацией, отсутствовала достойная работа, возникли проблемы в семье, не удалось получить образование». Недавно выкинула книгу Дмитрия Ольшанского «Психология терроризма», где только эти идеи и муссировались. Такое впечатление, что «знатоки человеческих душ» изучают свой предмет по сериалам для домохозяек. По их мнению, если террорист, значит, недоел, недоспал, недополучил. Ну и расхожее утверждение, что террористов «обманули, использовали, промыли мозги», отказывающее этим людям в самостоятельном мышлении. Собственно, психологи – те же обыватели, отсидевшие пять лет в аудиториях вузов и теперь зарабатывающие на жизнь повторением штампов, вычитанных в учебной литературе. Им не постичь, что некоторым свойственны стремления, выходящие за рамки общепринятых, «общечеловеческих» взглядов на жизнь и политику. Конечно, я допускаю, что для кавказских женщин
теракт порой вынужденная мера – ее приносит в жертву семья за проступок, или она мстит за мужа-боевика, но для русской мусульманки не существует таких мотиваций, для нее шахада – революционный романтизм, личный бунт.

Лев Гумилёв говорил о пассионариях – людях с необоримым внутренним стремлением менять действительность, воздействовать на общество. Причем достижение намеченной цели, часто иллюзорной или губительной для самого субъекта, представляется такому человеку ценнее собственной жизни, ценнее жизни оппонентов. В Советском Союзе был механизм управления пассионарностью, использующий жажду приключений, активной яркой жизни.
Пресса, ориентируя на созидательную деятельность, постоянно говорила о том, где можно реализовать свои силы и таланты – огромные стройки в малоосвоенных таежных краях, непаханые просторы целинных земель, научная деятельность, где ждут невероятные открытия, экстремальные профессии. Эти идеи звучали позитивно, настраивали на веру в успех, делали человека причастным к истории великой державы. Предлагался широкий выбор для приложения энергии, желания менять мир, преодолевать и побеждать. Когда этот механизм стал давать сбои, пассионарии перестали быть на стороне государства.

Нынче массмедиа демонстрируют нам Россию, в которой больше нет места для подвига, для красивого поступка, для высокой мечты. Но выползает из кавказской пещеры обросший ваххабит с ноутбуком, подключает глючный интернет и объявляет изголодавшейся по идеализму русской молодежи: «Мы построим царство справедливости по законам Всевышнего – всемирный халифат. Те, кто лицемерит и лжет с экранов, будут наказаны. А погибшие герои попадут в рай, где длится вечный пир». Короче, «весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем…». Недаром салафитов зовут новыми большевиками.

И вот в сонном провинциальном городке, где один день похож на другой, где всем суждена тусклая обыденная жизнь, случайно вырастает романтик, волевой человек, идеалист, которого давит и душит мещанство окружающих, у которого вызывает ненависть ложь политиков и пошлость телевидения. Однажды в бездне интернета этот герой, не имеющий возможности состояться в либеральной России, натыкается на сайт, чем-то созвучный своим мыслям и чувствам, на идею «священной войны». И он на крючке. Думаю, подобное произошло с Алёной. Изучив идеи ваххабизма, она в октябре 2011 года уговорила свою подругу выехать вместе с ней в Чеченскую Республику для вступления в незаконное вооруженное формирование. Быкова убеждала подругу пройти подготовку в качестве смертницы-шахидки. Однако перед отправлением автобуса Волгоград–Грозный оробевшая подруга отказалась от этой идеи. Но Быкова не оставляла своих стараний. В январе 2012 года, общаясь в социальных интернет-сообществах, познакомилась с ровесницей из Москвы, которую тоже стала агитировать стать шахидкой.

Москвичка зашла дальше, чем предыдущая жертва Алёниной агитации, и добралась до Чечни. Однако несостоявшуюся самоубийцу задержали, провели воспитательную беседу и вернули в Москву. Но Быкова продолжала пропагандистскую деятельность, у нее уже были связи с бандподпольем. Через некоторое время убедила парня из Астрахани вступить в ряды моджахедов, и в марте 2012 года ее новый знакомый выехал в Чеченскую Республику, но вскоре был арестован сотрудниками правоохранительных органов города Грозный. Во время задержания у него было обнаружено оружие. Вы попробуйте уговорить кого-нибудь взорваться во имя Аллаха или уйти в горы к террористам, а Алёна агитировала успешно, что показывает ее как харизматичную личность, умеющую влиять на окружающих. Такую энергию и ум да на добрые дела бы…

В сетевых сообществах мусульман сейчас много русских. Боюсь, что около трети. Там часто обсуждаются проблемы, с которыми сталкиваются неофиты: «Наша сестра Хадиджа в Москве попала в трудное положение, она приняла ислам, и мать стала выгонять ее из дома, препятствовать ей соблюдать ее религию, отнимать и уничтожать платки и другие вещи. Более того, сестра одержима джинном, возможно, мать наложила на нее проклятие. Если есть возможность у кого-то ее принять, отзовитесь ради Аллаха! Также нужна машина, чтобы отвезти сестру в мечеть на лечение от джиннов». Ну что сказать, порой и православные бывают «одержимы». Не опаснее ли гипотетических джиннов для «сестры Хадиджи» ее новые братья и сестры по вере? Мусульманки любят говорить, что ислам дает женщинам защищенность. Это утверждение они же и опровергают своими смертями, превращаясь в одноразовое оружие.

Во время написания статьи мне пришло сообщение ВКонтакте, изобилующее вопросительными и восклицательными знаками, от девушки, имя которой, набранное арабским шрифтом, я не смогла разобрать. «Марина, ты хоть знаешь, кто такие ваххабиты??? И кто такие мусульманки, ты хоть различаешь? Может, уже пора заканчивать верить тому, что говорят по телевизору? Может, пора посмотреть правде в глаза? Что вообще такое ислам, ты хоть знаешь или ты судишь по тому, что врут журналисты??!! Чтобы получить ответ, возьми священную книгу Коран и изучай. И иншаллах поймешь, что такое ислам!!!» Наверное, тут я должна вставить политкорректную мантру: «Разумеется, не все мусульмане террористы».

На мой взгляд, любую религию нужно судить по делам ее адептов. Если религия не смогла сделать их достойными людьми, грош цена ей. С мусульманами лично я не общалась, поэтому не стану делать однозначных выводов. Хотя к антиисламизму подталкивают несчетные статьи о тех зверствах, которые творятся в арабских государствах в отношении христиан, об уничтожении мирного русского населения чеченскими боевиками, о проблемах женщин в странах радикального ислама – помните ролики с забрасыванием камнями жертв, полузарытых в землю? Я лично не понимаю, как женщина может принять ислам, разве что полюбит мужчину восточной национальности. Но сколько таких потом не знали, как спастись из ловушки брака с человеком, по своим традициям воспринимающим жену как рабыню, а детей как безгласную собственность. Есть известные книги о трагических судьбах женщин в такой среде. Например, «Суад. Сожженная заживо», она основана на реальных событиях.

В зависимости от политических обстоятельств меняется и восприятие людьми собственной веры, нередко они ищут в священных книгах оправдание своей агрессии, что характерно для всех авраамических религий. Не надо прикрывать и оправдывать волей Всевышнего свои преступления, приписывая Богу требование карать. Я говорила это не только мусульманам, но и евреям по поводу казней, описанных в Торе. Да и воинствующие христиане порой заявляют: «Врагов Божиих уничтожай». Это вам Бог составил список своих врагов? Каждый считает, что именно он и только его религия избраны свыше, язычники вообще называют себя детьми богов. Длится вечная межконфессиональная рознь и грызня считающих себя благочестивыми.
Моя собеседница с арабским именем продолжает хвалить ислам, у нее мало аргументов, но много эмоций. Присылает ссылки на клипы о русских, ставших мусульманами. «Самое лучшее – быть рабом. Рабом Бога!» – вдохновенно восклицает один из них. Завтра он сочтет, что надеть пояс шахида – требование свыше, хотя это прикажет военный инструктор, нелегально прибывший откуда-нибудь из Саудовской Аравии…

Я могла бы объяснить поступок Алёны упрощенно: «В городе Волжском высокий уровень безработицы, поэтому молодежь от безнадежности уходит в экстремизм». Но тут не столько материальный аспект важен, сколько психологический. Есть духовные потребности, которые современная русскоязычная культура не в состоянии утолить, и тогда некоторые обращают внимание на культуру другого народа, другой религии, думая, что вот там-то и обретут истину. Дело СМИ показывать и доказывать ценность и богатство русской традиции. Много раз патриоты говорили о том, что нужны телеканалы, где история нашей страны, вековые воззрения титульной нации будут демонстрироваться не в искаженном виде, где будут выступать не личности, ненавидящие государство и дезориентирующие общество, а порядочные национально мыслящие люди, что, наконец, нужна цензура, пресекающая деструктивную работу пятой колонны.

Молодежью, конечно, занимаются по долгу службы государственные структуры. Вполне благополучно смотрится сайт Федерального агентства по делам молодежи с рассказами о проектах, акциях, конкурсах. Но, что я заметила, всё это не связано с живой идеологией и лишено духовной составляющей, просто правильные скучные слова. Так в некоторых семьях занятые своей серьезной взрослой жизнью родители откупаются от детей деньгами и игрушками: «Ты только сиди смирно, не отвлекай старших». И охвачена этими программами небольшая часть молодежи. Сейчас люди начинают приходить к выводу, что нужна организация всероссийская, как пионерия, как комсомол. Я говорю о глобальных масштабах положительного влияния государства на детей и юношество, от столицы до провинции. Сейчас присутствует только отрицательное влияние примитивных передач и журналов, где большую часть страниц занимают иллюстрации, как будто покупателю тяжело читать и нужно всё объяснять рисунками, как умственно отсталому: вот этот айфон ты должен купить, вот такую куртку обязан носить, ибо модно.

На уровне самодеятельном русская пассионарная молодежь пытается сорганизоваться и создать нечто не казенно-бюрократическое. Я считаю, таким примером стали славянские общины, которые приезжают в заброшенные деревни, строят дма, поднимают заросшие бурьяном просторы, возрождая не только землю, но и дух родства, здоровый образ жизни в гармонии с природой. Проводят праздники в славянском стиле для туристов-горожан. В нашей стране ныне не меньше диких пустынных мест, нуждающихся в молодой энергии, а больше. Но нужна инициатива, план, призыв к людям. Примером пассионарности может быть природоохранная деятельность. Примером пассионарности может быть борьба с распространением наркотиков, когда ребята по своей инициативе пресекают деятельность преступников. Увы, не всегда в верхах это понимают правильно.

Пока активным людям предложен суррогат – сбрасывать энергию на митингах под чутким надзором полиции. Но суррогат подходит не всем, за эти десятилетия мы убедились, что данная форма протеста не приводит ни к чему, кроме споров в блогах. Поэтому наиболее независимые находят свой способ получить дозу адреналина. Настоящий пассионарий отправится скорее в подполье, чем на площадь. И это подполье не всегда под колпаком спецслужб, как наши несчастные националистические партии с лицемерными лидерами. Поэтому в интересах государства прислушиваться к мнению тех, кому небезразлична судьба рядового избирателя. Мне вспоминается идея Общего Дела, которое даст обществу не просто работу, но объяснит высший смысл этой работы, поднимет страну на новый уровень развития, что нашло бы отклик у молодежи, прежде всего широко мыслящей, волевой, целеустремленной. Вот о чем не раз говорили патриоты. Либералы хором откликнулись: «Вам только бы загрузить народ!» У самих либералов давно есть свое «общее дело» – осмеять всё разумное, уничтожить всё русское, продать всё лучшее за рубеж. Они сторожа тюрьмы пассионариев, в которую превратили нашу страну.

Ненависть к русским победам

Недавно появилась в Сети серия карикатур «Рашка – квадратный ватник». Их персонаж – вечно пьяный уродец в ватнике на фоне имперского и красного флагов и патриотических лозунгов вперемешку с матерщиной. Как поясняют в одном из блогов: «Своим появлением мем обязан знаменитой копипасте: Россия похожа на ватник, потный, вонючий, рабочий ватник с нарисованным облупившейся белой краской номером, наследием советских лагерей, с многолетним запахом кровавого рабочего пота и т.д». Авторство приписывают либерально ориентированным националистам...

В этой среде давно культивируется ненависть к русскому патриотизму, и особенно к русским победам. Мы помним, что к каждой годовщине победы в интернете достигает апогея разгул адептов капитуляции. Это они создают демотиваторы «Я помню – я нажрусь!», обыгрывают фразу «Дедывоевали», создают очередные «разоблачения» типа «Памятника неизвестному насильнику». Постепенно немецкая тема дополнилась стенаниями о несостоявшемся завоевании шведами, поляками, французами. Якобы шли те к нам с благими целями – принести европейское просвещение, гуманизм и свободу. Но оболваненный народ, любящий плеть и барина, не понял освободителей и взялся за дубье. Понимаю разницу между патриотизмом и национализмом, я националист. Но национализм ли презирать всё, что сделала твоя нация за века своего существования? В чем тогда ее значение для мира, для себя, если перечеркнуть прошлое? Но это и делают либералы в целях разрушения российской государственности, которая, как они считают, основана на мифах, главный из которых – о русской победе. Патриотические мифы подменяются другими – ложью о русском рабе, о Золотой орде как предшественнице Империи, о мракобесии и отсталости общества, не включенного в западную парадигму.

На днях я спросила одного из идеологов этой вакханалии: «Вам не по душе, что русские победили в 1945-м, не по душе, что победили в 1812-м, какие еще победы нашего народа вам не по душе? Видимо, все? Видимо, чем скорее сдались бы русские кому-то из европейских государств, тем было бы лучше? Вы ненавидите все победы своего народа? Или есть хотя бы одна русская победа, не вызывающая у вас неприятия?»
Идеолог ответил ожидаемо: «И 1812-й, и 1945-й – это победы имперского государства, а не русского народа, который был всего лишь орудием этого государства. Собственно русских побед в контексте имперской истории быть не может по определению – точно так же, как не может быть в империи государствообразующего народа. В империи, как совершенно верно указывает Проханов, все народы государствообразующие, иначе это не империя. Ну и, конечно, надо четко сознавать, что историческая Россия и империя – синонимы». 

Остается сказать: «Вы, сменивший не менее трех идеологий, на сегодняшний день демократ. Демократия это власть большинства. И если уж большинство русских уважают победы предков, значит, это демократическое волеизъявление нашего народа. А гимны предательству – частное мнение немногих, на которое общество в целом никогда ориентироваться не будет».

Есть ли в какой иной стране такая ненависть к своим победам? Отечественные либералы чтят Америку. Но американцы очень патриотичный народ (между прочим, даже в обычных голливудских боевиках демонстрируется уважение к флагу, закону, президенту). В России фильмов, где положительный герой – президент, нет и не будет. Правительство воспринимается как враг, патриотизм стал ассоциироваться с лицемерием. Есть ли для этого основания? Сейчас да – салютами, парадами и высокопарными речами прикрывают обнищание и вымирание населения. Значит, власть должна реабилитировать себя перед народом. И не пустозвонством, а законами, которые сделают нашу жизнь легче. Иначе у либералов станет появляться всё больше сторонников, всё больше людей станет задумываться: неужто наши деды воевали за то, чтобы мы чувствовали себя чужими на родине, где нам ничего не принадлежит?..

В сентябре мне случилось быть в Волоколамске и его окрестностях, куда я попала на литературное мероприятие. Писатели отправились и к памятнику двадцати восьми панфиловцам. До этого я относилась к Великой Отечественной войне с равнодушным уважением: да, когда-то воевали, да, победили. Но, видимо, обладают места великих подвигов особой энергетикой. Чувствовалось на зеленом поле, над которым возвышались шесть гигантских фигур монумента, что не только мы присутствуем здесь, но и души павших. Ощущалась мистическая мощь противостояния и преодоления. Я жадно всматривалась в незнакомую местность. Спросила нашего экскурсовода:
– Откуда шли немцы?
– Немцы шли оттуда. – Он показал в сторону шоссе. Всей душой я ощутила связь времен, словно оказалась одновременно и в двадцать первом веке, и в героическом прошлом. Вот здесь русские встали стеной против врага. Что давало им сил не сбежать, бросив винтовки и автоматы, почему не сдались и не перешли на сторону противника? Тогда шел снег с дождем, в окопах стояла ледяная вода. Природа не режиссер, чтобы создавать красивые декорации для подвигов. Просто поле с чахлыми березками у дороги, чернозем, перемешанный с кровавым снегом. «Обманутые совки гибли за тирана Сталина», – привычно скажет иной современник. 

В местном краеведческом музее я увидела фотографию из семейного архива того самого политрука Клочкова, фото его дочери, на ней рукой молодого отца написано: «За будущее дочки ухожу я на войну». Прекрасно понимали советские солдаты, за что воюют. Москва, Сталин... всё потом, всё после главного – жизни близких. Когда мой дед воевал, его жена с дочкой – мои бабушка и мама, а той было только четыре года – попали под бомбежку возле города Чаплыгин. Маме запомнился и вой «юнкерсов», и как горели вагоны, и как лежали во рву пассажиры – те, что успели выбраться из разбомбленного состава. Мой дед не был коммунистом, его отец и старший брат воевали у атамана Антонова, а потом тот же старший брат стал кадровым офицером Советской армии. Дело не в идеологии, при любой власти мы должны защищать эту землю от врага, от чужака. И сейчас должны. Погибших под Волоколамском хоронили ближе к весне. Братскую могилу вырыли в селе Нелидово. Мы побывали и около нее. Не было никаких красивых речей. Старик, отец которого участвовал в захоронении павших, сказал: «Свезли трупы на повозке, могила была совсем не глубокой, похоронили только наших, немцы остались в поле».

Зашла я позже в интернет, чтобы прочитать о 28-ми панфиловцах, и, разумеется, наткнулась на очередное либеральное разоблачение: «Не было героев, не было боя, наградили не тех, очередной миф». А хоронили кого? А разве не потеряла Панфиловская дивизия в боях под Москвой 9920 человек, 3620 убитыми и 6300 ранеными из 11 700, числившихся к началу сражения. Поверьте хотя бы своим любимым немцам – командующий 4-й немецкой танковой группой генерал полковник Э. Гепнер в одном из докладов командующему группой армий «Центр» генерал-фельдмаршалу Ф. Боку назвал панфиловцев «дикой дивизией, воюющей в нарушение всех уставов и правил ведения боя, солдаты которой не сдаются в плен, чрезвычайно фанатичны и не боятся смерти».

Кажется, нет ни одного героя Отечественной, которого не полили бы грязью в наши дни. Нет ни одного подвига, который не попытались бы опровергнуть. Да и всё прошлое России очерняет целый полк пропагандистов. Цель у них давняя, древняя – угробить нашу страну. Но понимают, что сначала нужно дискредитировать религию, осмеять патриотизм, заменить пантеон воинов перебежчиками. Так знайте, даже если лучшее в нашей истории – мифы, мы будем держаться за эти мифы, чтобы сохранить Россию, не раздать ее территорию соседним государствам, не пойти на поклон к исконным врагам. 
Сидит в блогах молодежь, ржет над Рашкой, а либерал торжествует: «Нормальные дети понимают, что воровство, разбитые дороги и ненависть вокруг – это не Путин сделал. Это сделал Рашка – квадратный ватник. То есть остался один шаг до слова «народ» – но его пока не произносим. Дети сперва должны привыкнуть к мягкому варианту, к Рашке». Так открыто и заявляет в своем ЖЖ. 

Как-то зашел разговор о русской истории с одной девушкой лет двадцати. Вдруг стало понятно, что собеседница и азов ее не знает. Я удивилась и спросила:
– Помнишь хотя бы, когда была Великая Отечественная?
– Я помню только то, что в жизни пригодится. А какой толк от этих дат? – бросила она несколько агрессивно.
Пригодилось ли мне в жизни то, что я знаю русскую историю? Никогда не смотрела на это с практической точки зрения, с точки зрения капиталистических времен, где всё, если не товар, то мусор – и памятник, и человек. Все битвы и бойни Руси, рассказы деда и бабушки о Гражданской и Отечественной я приняла в детстве как часть своей судьбы. Новое поколение сочло, что будет легче с пустой головой, с пустым сердцем.

Помню, как воспитывала патриотов школа уже перестроечных времен, но еще хранившая советские традиции. Да, встречи с ветеранами, «Зарницы», праздничные концерты – сейчас это названо пропагандой, но была в них искра правильного, честного, вечного. Запомнились замечательные учителя истории, которые не просто зачитывали очередной параграф, а вдохновенно рассказывали, горячо спорили, думаю, и в наше время учителями становятся по призванию. Не школе ли следует позаботиться о том, чтобы не прервалась преемственность поколений?

Народ наш пока патриотичен, даже удивительно, что у него сохранилось это чувство в условиях новой холодной войны с традиционными ценностями. Надо внушать молодежи, что русские победы – не официозная агитка, не подпорка для Кремля, а свидетельства духовной и жизненной силы нации, вновь и вновь преодолевающей напор врагов, откуда бы они ни явились – с Запада или с Востока. Даже если кому-то не близок флаг, под которым была одержана очередная победа, или вождь, тогда правивший страной, нельзя не оценить волю и мужество людей, вышвырнувших со своей территории очередного захватчика. И даже не признавая коммунизм и советское прошлое, должно чтить героизм предков, не подавшихся в денщики и полицаи к оккупантам, а сохранивших русскую землю, русскую речь и русскую кровь. 
Марина Струкова

1 коммент. :

  1. Анонимный18 июня 2013 г., 19:04

    Спасибо! Всё правильно написали! Всё пройдёт - и гламур, и либералы. А народ - он поднимется, уже поднимается! Наверное, звучит эмоционально и пафосно немного, но это от чистого сердца! Спасибо, и храни Вас Бог!

    ОтветитьУдалить

Для того, чтобы ответить кому-либо, нажимайте кнопку под автором "Ответить". Дополнительные команды для комментария смотрите наведя мышку на надпись внизу формы комментариев "Теги, допустимые в комментариях".

Тэги, допустимые в комментариях