Меню блога

30 января 2012 г.

Роман Осин: Противоречия социализма

"Социализм (франц. socialisme, от лат. socialis - общественный): 1) первая фаза коммунистической формации. Экономическую основу социализма составляет общественная собственность на средства производства, политическую основу - власть трудящихся масс при руководящей роли рабочего класса во главе с марксистско-ленинской партией; 2) социализм - общественный строй, исключающий эксплуатацию человека человеком и планомерно развивающийся в интересах повышения благосостояния народа и всестороннего развития каждого члена общества" (Краткий философский словарь).

Под противоречиями в марксистско-ленинской теории понимается внутреннее соотношение тенденций, сторон предмета или процесса, проникающих друг в друга и одновременно отрицающих друг друга.
Выяснение противоречий социалистического общества важно еще и с практической точки зрения. Как справедливо писал профессор М.М. Розенталь, "нельзя строить социалистическое общество, не
понимая конкретных противоречий развития, не борясь за их преодоление" /Розенталь М.М. И.В. Сталин о противоречиях и формах их преодоления. О развитии советского социалистического общества. М. 1950. С. 72/. Это крайне важно для строителей будущего социалистического общества. В современных условиях борьбы за социализм понимание его противоречий важно с точки зрения объяснения объективных причин гибели первого в мире социалистического государства - СССР.

В свете трудов И.В. Сталина эти проблемы научного социализма получили детальное развитие и конкретизацию. Этим Сталин внес огромнейший вклад в марксистскую теорию.

Противоречия социализма можно поделить по ряду оснований (месту возникновения, способу снятия, по времени возникновения и т.д.). С нашей точки зрения, самой объемлющей классификацией является деление противоречий на внутренние и внешние (по месту возникновения), так как все противоречия социализма (антагонистические и неантагонистические, переходного периода и полного социализма) всё равно попадут в одну из этих двух групп, в то время как внутренние противоречия не обязательно антагонистические, а внешние - не обязательно переходного периода от капитализма к социализму.

К внутренним противоречиям социализма можно отнести:

- противоречия между производительными силами и производственными отношениями,
- противоречия между пролетариатом и непролетарскими слоями населения (в случае СССР - крестьянством),
- противоречие между советскими производственными отношениями и мелкобуржуазным сознанием значительной части населения,
- противоречие между тенденцией стирания классовых противоречий и обострением классовой борьбы,
- две противоположности: между городом и деревней и между умственным и физическим трудом.

Противоречие между производственными отношениями и производительными силами свойственно любой общественно-экономической формации. Производительные силы всегда опережают производственные отношения. Однако в рамках социализма это противоречие приобретает существенные отличительные черты. Во-первых, производственные отношения социализма содействуют дальнейшему прогрессивному развитию производительных сил. Плановое ведение хозяйства, распределение по труду, национализация пролетарским государством средств производства дают простор для развития производительных сил. Эта черта ведет за собой и вторую особенность противоречия производственных отношений производительным силам, а именно новый способ снятия противоречия. Если в классово-антагонистических обществах способ снятия противоречия один - социальная революция, то в социалистическом обществе создаются такие условия, при которых происходит постепенное изживание несоответствия производительных сил производственным отношениям.

Тем не менее вышесказанное вовсе не означает, что при социализме будто бы обеспечивается полное соответствие производственных отношений производительным силам. Некоторые ученые-обществоведы сталинской эпохи писали, что "полное соответствие производственных отношений характеру производительных сил является экономической основой новых общественных отношений между людьми, между классами в СССР" /Федосеев П.Н. И.В. Сталин о строительстве коммунизма. О развитии советского социалистического общества. М. 1950. С. 9/. Сам Сталин не разделял подобного взгляда. Он утверждал: "Конечно, наши нынешние производственные отношения переживают тот период, когда они, вполне соответствуя росту производительных сил, двигают их вперед семимильными шагами. Но было бы неправильно успокаиваться на этом и думать, что не существует никаких противоречий между нашими производительными силами и производственными отношениями. Противоречия, безусловно, есть и будут, поскольку развитие производственных отношений отстает и будет отставать от развития производительных сил /Сталин И.В. Экономические проблемы социализма в СССР. М. 1952. С. 67/. В этих словах мы видим подлинно марксистский подход к проблемам исторического развития.

Дело в том, что отставание производственных отношений от производительных сил происходит вовсе не из-за того, что будто эти производственные отношения "плохие". Просто само по себе сознание людей, являясь отражением материального мира, в силу своей изначальной природы запаздывает и отстает от его быстрого развития. Социалистический способ производства, как мы уже говорили выше, создает невиданный ранее простор для развития производительных сил. Производственные отношения социализма, являясь более прогрессивными по сравнению с капиталистическими, не тормозят развития производительных сил, а способствуют такому развитию. Но отставание всё равно есть, в силу того что сами производственные отношения являются отражением определенного уровня развития производительных сил, а раз они - отражение, то и отставание неизбежно. Ведь чтобы отражать, нужно сначала получить отражаемое, а если мы получаем отражаемое, то неизбежно пусть не на много, но запаздываем. Именно в силу этого производственные отношения всегда отставали, отстают и будут отставать от развивающихся вперед производительных сил, и признание этого отставания в условиях любой общественно-экономической формации есть критерий на верность марксизму как системы научных знаний. Увы, некоторые ученые-обществоведы советских лет превратили марксизм из науки в набор догматов. Как мы можем видеть из приведенной цитаты, Сталин боролся с подобными тенденциями словом и делом.

В случае забвения противоречий социализма противоречие между производительными силами и производственными отношениями может принять антагонистический характер, угрожающий социализму гибелью. Если же говорить о проявлениях такого противоречия, то оно с наибольшей яркостью видно в годы так называемого застоя, когда производительные силы общества развивались на новой технологической базе, но обюрократившаяся парт-сов-хозноменклатура не давала простора развитию этих новых производительных сил (отсюда мы и имели 40% ручного труда в промышленности). Однако такая стандартная ссылка на обюрокрачивание парт-сов-хозаппарата есть лишь оценка того, что лежит на поверхности, и не более. Объяснять всё бюрократизмом - значит не объяснять ничего, если мы хотим дать научный, марксистско-ленинский, историко-материалистический, философский анализ советского социализма и его противоречий.

Говоря о фундаментальных проявлениях противоречия между производительными силами и производственными отношениями, с нашей точки зрения, необходимо учитывать, что социализм есть первая фаза бестоварного коммунистического общества, потому наличие товарного производства в раннесоциалистическом обществе является проявлением противоречия между производительными силами и производственными отношениями. Товарное производство, как производство продуктов не для собственного потребления, а для продажи другому собственнику, глубоко чуждо социалистическому производству, которое провозглашает основным своим законом удовлетворение общественных потребностей. Мало того, на наш взгляд, товарное производство прямо противоречит основному экономическому закону социализма, согласно которому основная цель социалистического производства состоит не в выколачивании прибыли, а в удовлетворении материальных и культурных потребностей трудящихся. Конечно, товарное производство - это не капиталистическое производство, но капиталистическое производство есть высшая форма товарного производства. И если не происходит поэтапного изживания и преодоления товарно-денежных отношений, как это завещал И.В. Сталин, то неизбежно происходит отоваривание бестоварных укладов социалистического общества, в результате товаром становится и рабочая сила, а это означает экономическую реставрацию капитализма, которая затем сопровождается политической контрреволюцией.

С другой стороны, диалектика развития была таковой, что производительные силы на определенном этапе стали отставать от "забежавших вперед" производственных отношений. Производственные отношения социализма требовали преодоления товарного производства и движения вперед, ко второй фазе коммунизма. Но производительные силы не позволяли сиюминутно выйти на уровень бестоварного хозяйства, что упрочняло материальную базу для капиталистических тенденций развития назад, к рыночной экономике и частной собственности. Несмотря на это, Сталиным был найден путь к бестоварному производству через понижение цен. Так, с 1947 по 1953 год цены на хлеб и хлебобулочные изделия снизились с 5 руб. 50 коп. до 3 руб., на мясо - с 30 руб. до 12,5 руб., на молоко - с 3 руб. до 2 руб. 24 коп. Многими сегодня эти меры трактуются с обывательских позиций, но на самом деле это было не простым улучшением жизни трудящихся масс. Понижение цен при И.В. Сталине есть не что иное, как поэтапное сокращение и преодоление товарно-денежных отношений.

Противоречия между пролетариатом и непролетарскими слоями населения (в эпоху Сталина - крестьянством) заключаются в том, что крестьянин по своему экономическому положению является носителем мелкобуржуазной стихии. С одной стороны, он союзник пролетариата, так как он тоже эксплуатируется капиталом, но, с другой стороны, он собственник и ему есть что терять. Мелкособственническая натура крестьянства создавала почву для мелкобуржуазной стихии, а следовательно, и периодического оживления капиталистических элементов. Если учесть, что Россия в то время была страной глубоко крестьянской - в 1928 году единоличное крестьянство составляло почти 75% населения СССР1, то можно сказать, что это внутреннее противоречие являлось одним из самых значимых и решающих. Ленин справедливо говорил, что "главным врагом является не Юденич, Колчак или Деникин, а наша обстановка, наша собственная среда" /Ленин В.И. Речь на Всероссийском съезде транспортных рабочих // Избранные произведения в 6 томах. Т. VI. М. 1934. С. 109/. Именно такая обстановка диктовала пролетарскому правительству создание смычки с крестьянством, которая заключалась в том, чтобы пролетариат снабжал деревню техникой, а крестьянство - город продуктами.

В настоящее время крестьянство уже не является такой массовой группой населения, как век назад. Однако на место крестьянства пришла плеяда работников сферы услуг, которые тоже по своему классовому положению занимают двоякого рода позицию. К данной категории можно отнести менеджеров, так называемый "офисный планктон", юристов, экономистов, самозанятых работников и пр. Все эти слои населения могут быть пролетариатом, но могут и участвовать в разделении прибыли с капиталистами. Именно это обстоятельство порождает их колеблющееся состояние и практически полное отсутствие классового пролетарского самосознания.

Еще одно противоречие социализма прямо не указывалось в контексте ленинско-сталинских работ, но подразумевалось ими, а именно противоречие между советским социалистическим строем и мелкобуржуазным сознанием значительной массы населения. Данное противоречие "раннего" социализма, является одним из основных и наиболее опасных. Заключается оно в том, что новое социалистическое общество, выходя из старого капиталистического строя, впитало в себя его некоторые элементы капитализма. А если говорить конкретно, то в социалистическое общество вошло достаточно большое число носителей мелкобуржуазного сознания.

К основным носителям такого сознания относилось крестьянство и перешедшее на сторону советской власти старое царское чиновничество.

Эти два фактора несли в себе два опасных момента:

1. Они порождали носителей мелкобуржуазного сознания непосредственно. То есть мы имели значительную часть зараженного мелкобуржуазной стихией населения.

2. Опосредованное порождение мелкобуржуазной стихии в сознании значительной части населения заключалось в том, что даже пролетариат, недавно вышедший из крестьянской среды, еще не мог избавиться от мелкобуржуазных пережитков в сознании. В.И. Ленин, говоря о том, кого считать за рабочего, указывал: "...Несомненно, что у нас постоянно считаются за рабочих такие лица, которые ни малейшей серьезной школы, в смысле крупной промышленности, не прошли. Сплошь и рядом в рабочие попадают самые настоящие мелкие буржуа, которые случайно и на самый короткий срок превратились в рабочих" /там же, т. V. М. 1934. С. 241./

Думается, в этих словах заключен основной смысл того, что в условиях советского социализма даже пролетариат зачастую являлся носителем мелкобуржуазного сознания, что не могло не наложить отпечаток на всё дальнейшее строительство социалистического общества в нашей стране.

Всё это приводило к тому, что и у потомства вышедших из крестьянства пролетариев, и у крестьян, в которых были сильны м
Источник

0 коммент. :

Отправка комментария

Для того, чтобы ответить кому-либо, нажимайте кнопку под автором "Ответить". Дополнительные команды для комментария смотрите наведя мышку на надпись внизу формы комментариев "Теги, допустимые в комментариях".

Тэги, допустимые в комментариях