Меню блога

11 декабря 2011 г.

Подразделения оказания идеологических противодействий - Часть 1





Это есть подразделения, предназначенные для распространения сознательно искажённых слухов и определённым образом заданных идей, предварительно сформулированных на государственном уровне, относительно чего либо или кого-либо реально существующего на данный момент либо способного возникнуть или заметно проявить себя ближайшее время, а также возбуждения в данной связи чего-либо вполне подходящего или весьма желательного в умонастроениях большинства представителей наиболее активных слоёв населения и всего общества в целом.

Факт начала использования представителями разведывательных служб различных государств древнего мира в своей оперативной работе метода УСТРОЕНИЯ артистично исполненных РОЗЫГРЫШЕЙ В ЦЕЛЯХ СОЗНАТЕЛЬНОГО ВВЕДЕНИЯ В ЗАБЛУЖДЕНИЕ тех или иных лиц, очень скоро приводил многих представителей властных кругов ко вполне очевидному выводу о
высокой степени эффективности и целесообразности его широкого освоения для применения не только в разведывательных целях, но и в контрразведывательной работе - В СИТУАЦИЯХ ВЕДЕНИЯ в отношении заранее определённых для себя лиц чего-либо осторожного и ВЕСЬМА ДЕЛИКАТНОГО по своей сути,  в силу каких-либо особых причин требующего сокрытий от широкой общественности фактов причастности к их осуществлению со стороны спецслужб. С другой стороны очень скоро становилось ясным, что действенность наиболее талантливо и артистично исполнявшихся розыгрышей во многих случаях оказывалась столь высокой, что В ПОДЛИННОСТЬ всего СПЕЦИАЛЬНО РАЗЫГРЫВАВШЕГОСЯ конкретными группами задействованных разведчиков и их подручных ПРИНИМАЛИСЬ ВЕРИТЬ НЕ ТОЛЬКО преднамеренно и целенаправленно ОБРАБАТЫВАВШИЕСЯ таким образом ЛИЦА, НО И совершенно СЛУЧАЙНЫЕ люди или сторонние ЗРИТЕЛИ разворачивавшихся КАРТИН. И не просто верить в искренность всего, разыгрывавшегося прямо на их глазах с каким-либо умыслом, но и выражать тем из невольно вводивших их в заблуждение иностранных разведчиков, которые завоевывали их симпатии, свои сочувствия и деятельную поддержку относительно того, что разворачивалось посреди сцен. Из-за того, что искренние выражения приятий или неприятий по поводу чего-либо картинно разыгрывавшегося, которые исходили со стороны скоплений случайно возникших и зачастую совершенно незнакомых друг другу зрителей, во многих случаях способствовали тому, чтобы специально обрабатывавшиеся таким образом отдельные лица соглашались безотчётно верить в достоверность всего происходящего и добровольно следовать чему-то им навязывавшемуся с каким-либо злонамеренным умыслом, многие актёрствовавшие разведчики в нужных случаях ПРИНИМАЛИСЬ со знанием дела ПОДЫГРЫВАТЬ ПУБЛИКЕ и тем самым достигать своими действиями ещё более высокой результативности.


Но те из разведчиков, которым для достижения чего-либо задуманного приходилось чаще других исполнять наиболее выразительные и яркие роли и оказываться на виду перед всевозможными случайными зрителями, очень скоро начинали замечать, что многие совершенно НЕЗНАКОМЫЕ им ЛЮДИ ПРИНИМАЮТСЯ их ОКЛИКАТЬ прямо ПОСРЕДИ УЛИЦ И ВОСПРИНИМАТЬ их ПО ЖИЗНИ ТАКИМИ ЖЕ ГЕРОЯМИ, КОТОРЫМИ ТЕ ПЫТАЛИСЬ ПРЕДСТАВАТЬ В ПРОЦЕССЕ тех или иных своих РОЗЫГРЫШЕЙ. Но всё дело в том, что в подавляющем большинстве случаев подобные узнавания являлись отвлекающими и препятствующими событиями, которые мешали им в подготовке и процессе осуществления чего-либо дальнейшего и вновь задуманного - ведь в зависимости от ситуаций и определённых им ролей подобным разведчикам зачастую приходилось являть из себя статистов, запасных игроков или людей из среды случайной публики, которые в случаях необходимости должны были подыгрывать основным исполнителям и различными способами помогать тем избегать любых неприятностей или недоразумений со стороны кого-либо неадекватно или преднамеренно ведущего себя внешнего и постороннего. Более того, одним и тем же разведчикам в силу разных обстоятельств и причин зачастую ПРИХОДИЛОСЬ МЕНЯТЬ свои АМПЛУА И ПРЕДСТАВАТЬ перед случайными зрителями специально разыгрывавшихся сцен ТО В КАЧЕСТВЕ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ, ТО В КАЧЕСТВЕ ОТРИЦАТЕЛЬНЫХ ГЕРОЕВ. Наиболее внимательные лица из среды тех, которые чаще всего оказывались в рядах зрительной публики, обнаруживая факты чего-либо подобного принималось ЗАПОДАЗРИВАТЬ таких АКТЁРОВ В НЕИСКРЕННОСТИ И ЛИЦЕМЕРИИ И ОТКРЫТО ВЫРАЖАТЬ свою НЕДОВЕРИЕ их ИГРЕ прямо посреди зрителей. Во многих случаях из-за подобных действий столь бдительных зрителей розыгрыши разведчиков оказывались под угрозой срыва. В целях недопущения случаев проявлений чего-либо подобного разведчики оказывались вынужденными с одной стороны всё больше и больше ОЗАДАЧИВАТЬ СЕБЯ ПРОБЛЕМАМИ ВЫДЕЛЕНИЯ И РАССРЕДОТОЧЕНИЯ дополнительных количеств своих ЛЮДЕЙ, КОТОРЫЕ бы МОГЛИ ОБЕСПЕЧИТЬ НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНОЕ ЗАТЫКАНИЕ РТОВ ВСЕМ НЕДОВОЛЬНЫМ или с чем-либо несогласным представителям зрительской публики или увлечение их куда-либо в сторону. С другой стороны в целях недопущения случаев узнаваемости конкретных разведчиков в качестве активных участников каких-либо предыдущих розыгрышей, организаторы подобного рода действ ОКАЗЫВАЛИСЬ ВЫНУЖДЕННЫМИ либо СОСРЕДОТАЧИВАТЬСЯ В своей РАБОТЕ почти исключительно НА ПРИЕЗЖИХ И ИНОСТРАНЦАХ из третьих стран либо БЕЗ КОНЦА ПЕРЕМЕЩАТЬ своих людей ИЗ ОДНИХ ГОРОДОВ В ДРУГИЕ с таким расчётом, чтобы как можно реже попадаться на глаза кому-либо ранее их видевшему в ходе исполнения каких-либо сцен.


Однако широкое развитие практики ГАСТРОЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ подобными группами артистов с разведывательным уклоном приводило к тому, что в скором времени представители контрразведывательных служб государств их пребывания принимались сходу ОПРЕДЕЛЯТЬ их не иначе, КАК ИНОСТРАННЫХ РАЗВЕДЧИКОВ и уделять им самое пристальное внимание. Из-за того, что подобного рода "внимание" являлось весьма нежелательным и очень мешающим в их разведывательной работе, группы артистичных разведчиков в целях демонстрации того факта, что регулярно устраиваемые ими розыгрыши осуществляются не в целях преднамеренного введения в заблуждение каких-либо предварительно избранных ими лиц, а исключительно для развлечения скучающей уличной публики, принимались демонстративно разыгрывать некоторые из своих сцен прямо посреди улиц и направлять их не в сторону кого-либо окружающих, а по отношению друг к другу или к кому-либо достаточно уродливому и очень наивному, который заведомо не мог представлять собой разведывательного интереса. Трансформируя таким образом искусство устроения розыгрышей в целях осуществления разведывательной работы в ТЕАТРАЛЬНОЕ И ЦИРКОВОЕ ИСКУССТВО, устраивавшееся на потребу публике, подобного рода разведчики надеялись ввести в заблуждение представителей контрразведывательных структур государств своего пребывания и ВНУШИТЬ им МЫСЛЬ О совершенно БЕЗОБИДНОМ ХАРАКТЕРЕ всей СВОЕЙ гастрольной ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.
 
Но контрразведчики на то и являются контрразведчиками, чтобы не верить сходу всему тому, что им пытается внушить или кто бы то ни было из окружающих. Продолжая своё неотрывное наблюдение за деятельностью тех чужаков и иностранцев, которые пытались представать под видом уличных артистов, представители контрразведывательных служб очень быстро устанавливали, что те, помимо разыгрывания спектаклей и сцен ради забавления уличных толп, находят время и возможности для периодического устроения своих розыгрышей в стороне от глаз широкой публики и явно в разведывательных целях. В свою очередь представители служб внешних разведок государств их противников, оказываясь в весьма затруднительной ситуации, в своём стремлении ЗАПУТАТЬ вражеских контрразведчиков  И СБИТЬ их С ТОЛКУ, в дополнении к действовавшим разведгруппам принимались создавать группы, состоявшие из отдельных разведчиков-координаторов и коллективов самодеятельно подготовленных ими лиц или трупп артистов, которые не имели какого-либо отношения к разведке и ИСПОЛЬЗОВАТЬ их В КАЧЕСТВЕ удобных ПРИКРЫТИЙ. Выражаясь более простым и понятным для всех языком, группы или труппы подобных переезжих артистов своими ежедневными выступлениями должны были ОТВЛЕКАТЬ на себя ВНИМАНИЕ представителей контрразведывательных служб государств своего пребывания И тем самым ОБЕСПЕЧИВАТЬ ГРУППАМ настоящих РАЗВЕДЧИКОВ ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ успешного ВЕДЕНИЯ РАБОТЫ в отношении интересовавших их лиц.


В то же самое время потребность в обеспечении подобного рода прикрытий у конкретных разведгрупп возникала не каждый день. А так как труппам самих артистов приходилось выступать перед зрителями каждый день, чтобы таким образом показать, что они занимаются этим профессионально и таким образом зарабатывают себе на жизнь, то В ЦЕЛЯХ ОПРАВДАНИЯ УСИЛИЙ И СРЕДСТВ, ВКЛАДЫВАВШИХСЯ В ОРГАНИЗАЦИЮ их ГАСТРОЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, В их РЕПЕРТУАРЫ НАЧИНАЛИ ВВОДИТЬ специально созданные ПРОИЗВЕДЕНИЯ И ИНСЦЕНИРОВКИ, КОТОРЫЕ СОДЕРЖАЛИ в себе ИДЕИ НЕДОВОЛЬСТВА И НИСПРОВЕРЖЕНИЯ существовавшей ВЛАСТИ и могли послужить средством для обеспечения подрыва моральных и нравственных устоев у широких слоёв населения недружественных государств. Всевозможные ОГРАНИЧЕНИЯ И ЗАПРЕТЫ, начинавшие накладываться властями тех или иных государств на деятельность гастролирующих артистических трупп, не достигали желаемого эффекта, а скорее наоборот - ПРЕВРАЩАЛИ переезжих АРТИСТОВ ВО ВСЕОБЩИХ ЛЮБИМЦЕВ ПУБЛИКИ, умевших ловко подметить и удачно обыграть любые упущения и проявления недостатков со стороны представителей тамошних властей. В конечном итоге таким властям не оставалось ничего иного, как ОЗАБОЧИВАТЬСЯ ПРОБЛЕМОЙ ОРГАНИЗАЦИИ МЕСТНЫХ ТВОРЧЕСКИХ КОЛЛЕКТИВОВ из числа представителей своего населения В ЦЕЛЯХ  ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИХ в качестве инструмента ОКАЗАНИЯ ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ ПРОТИВОДЕЙСТВИЙ чуждым веяниям и иностранным влияниям И широкого РАСПРОСТРАНЕНИЯ СВОИХ собственных СОЗИДАТЕЛЬНЫХ ИДЕЙ как внутри, так и далеко за пределами своих государств.
Именно отсюда происходит НАЧАЛО всякой ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ за умы и сердца широких слоёв населения, в ходе которой каждая из противоставляющихся сторон старается ВСЯЧЕСКИ ЗАМАЛЧИВАТЬ ИЛИ ПОДАВАТЬ КАК нечто МАЛОЗАМЕТНОЕ и весьма незначительное по своей сути всё ТО, ЧТО ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ ей НЕВЫГОДНЫМ ИЛИ СОЗДАЮЩИМ о ней НЕБЛАГОЖЕЛАТЕЛЬНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ у большинства окружающих И в то же самое время ВО ВСЕУСЛЫШАНЬЕ ЗАЯВЛЯТЬ О ВСЁМ пусть даже и незначительном, но ПРЕДСТАВЛЯЮЩЕМСЯ ей очень ВАЖНЫМ И всячески ВЫПЯЧИВАТЬ ЕГО НАИБОЛЕЕ ВЫГОДНЫМИ для себя СТОРОНАМИ. И именно отсюда берёт своё начало практика создания подразделений оказания идеологических противодействий, среди которых можно выделить четыре основные их типа:


Организующий (Предписательный)


Своё начало берёт от государств, основанных представителями племён пастухов.
В таких государствах, во многом живших за счёт организации регулярных завоевательных походов, обеспечение которых происходило посредством осуществления мобилизаций значительных материальных и людских ресурсов, в ситуациях постижения военных неудач их воинские формирования предпочитали возвращаться назад стремительными маршами и самым прямыми путями, не разбирая дорог. Вели они себя так с тем расчётом, чтобы ПОПАДАТЬСЯ НА ГЛАЗА КАК МОЖНО МЕНЬШЕМУ КОЛИЧЕСТВУ своих СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ и не возбуждать у них фактами своих появлений напрасных раздражений по поводу столь бездарных растрат значительных средств, собранных с тех в качестве налогов и мобилизационных сборов. В ситуациях же, когда у них случались военные удачи, воинства, возвращавшиеся домой, принимались вести себя совершенно иным образом. Они БЕЗ всякой СПЕШКИ И С ТОРЖЕСТВУЮЩИМ ВИДОМ принимались ДВИГАТЬСЯ ОКРУЖНЫМИ ПУТЯМИ ПО ХОРОШО НАКАТАННЫМ ДОРОГАМ с таким расчётом, чтобы ПОПАСТЬСЯ НА ГЛАЗА КАК МОЖНО БОЛЬШЕМУ ЧИСЛУ своих СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ.


Высшие представители власти таких государств очень скоро обнаруживали, что столь торжественные возвращения победителей оказываются способными ВЫЗВАТЬ у широких слоёв населения необычайные ДУХОВНЫЕ ПОДЪЁМЫ И РАДОСТЬ в надежде на то, что в результате достигнутых побед им существенно уменьшат суммы взимаемых налогов и они наконец-то смогут пожить для себя. Находя факты проявлений чего-либо подобного очень ПОЛЕЗНЫМИ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИДЕЙНОГО ЕДИНЕНИЯ многих граждан И УКРЕПЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ, их правители ПРИХОДИЛИ К МЫСЛИ О ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ всяческого СПОСОБСТВОВАНИЯ ПРОЯВЛЕНИЯМ чего-либо ПОДОБНОГО и из этих соображений отдавали свои указания о создании внутри своих войсковых структур специальных подразделений и групп. В случаях возвращений домой после достижения чего-либо победного в составах своих воинств, представителям создававшихся структур подобного рода поручалась ОРГАНИЗАЦИЯ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ РАССЫЛОК ВПЕРЕДИ двигавшихся ВОЙСК СПЕЦИАЛЬНЫХ ГЛАШАТАЕВ, которые должны были предупреждать о скором наступлении чего-либо торжественного всё окрестное население и таким образом дать ему возможность для того, чтобы подготовиться к встрече и собраться в как можно больших количествах.


Но из-за того, что победные возвращения войск как правило не оправдывали ожиданий встречавшего их населения (с них опять и опять принимались взимать повышенные налоги и сборы, требовавшиеся для организаций новых военных походов), то в достаточно скором времени что-либо подобное переставало обращать на себя внимание большинства людей - они принимались относиться к выкрикам рассылавшихся глашатаев с усмешками и равнодушием и вместо выражений готовности к лицезрению картин торжества появлявшихся воинов отправляться для продолжения каких-либо своих будничных дел и в то же самое время всячески демонстрировать своё нежелание нести тяготы военного положения в случаях их введения. Представители возникавших подразделений и групп оказания идеологических противодействий различным нежелательным факторам, попадая в столь затруднительные для себя обстоятельства, в своём стремлении оправдать факт своего существования в глазах своих правителей оказывались вынужденными ЗАДУМЫВАТЬСЯ ОБ ОТЫСКАНИИ ОСОБЕННЫХ СПОСОБОВ ПОДНЯТИЯ ДУХА в среде ШИРОКИХ МАСС населения своих государств И таким образом ПОКАЗАНИЯ своим властителям высокой ЭФФЕКТИВНОСТИ  СВОЕЙ РАБОТЫ.
Результатом таких рассуждений в конечном итоге был ПРИХОД К МЫСЛИ О НЕОБХОДИМОСТИ придания торжественным мероприятиям раздутого вида или УСТРОЕНИЯ их С ЗАВЕДОМОЙ ПОМПОЙ. На начальных этапах осуществления чего-либо подобного, чиновники от идеологии принимались ДОБИВАТЬСЯ от своих властителей ВЫДЕЛЕНИЙ СРЕДСТВ, КОТОРЫЕ затем РАЗМЕНИВАЛИСЬ НА металлические знаки и МЕЛКУЮ МОНЕТУ И ИСПОЛЬЗОВАЛИСЬ ДЛЯ РАЗБРАСЫВАНИЙ ими СРЕДИ любых достаточно многочисленных ЛЮДСКИХ СКОПЛЕНИЙ, выходивших навстречу возвращавшимся воинам. Известия о началах проявлений столь неслыханной щедрости, якобы исходившей со стороны воинов, ОБОРАЧИВАЛИСЬ ПРИТОКАМИ в ряды встречающих ОГРОМНЫХ ТОЛП  разного рода ЛЮБИТЕЛЕЙ ХАЛЯВЫ И ДАРМОВЩИНЫ, КОТОРЫЕ для всех неискушённых в сути дела КАЗАЛИСЬ СОБРАВШИМИСЯ исключительно В ЦЕЛЯХ ИСКРЕННЕГО ВЫРАЖЕНИЯ чего-либо НЕПОМЕРНОГО КОМУ-ТО очень ЖЕЛАННОМУ И горячо ЛЮБИМОМУ. Но вскоре выяснялось, что столь безудержные проявления народной "любви" во многих случаях имеют свойство быстро переходить в противоположные крайности - в ситуациях, когда со стороны воинских колон начинали возникать промедления с разбрасываниями звонкой монеты (или когда такие забрасывания начинали казаться  слишком малыми и недостаточными) В ВОИНОВ (в знак напоминания о недопустимости проявлений чего-либо подобного) со всех сторон НАЧИНАЛО ЛЕТЕТЬ что-либо ИСПОРЧЕННОЕ И ПРОТУХШЕЕ, специально припасавшееся собиравшимися любителями халявы для таких случаев.


Ответственные чиновники от идеологии, более других оказываясь обескураженными столь неожиданными поворотами организовывавшихся ими событий, принимались ХВАТАТЬСЯ ЗА ГОЛОВУ И ПЫТАТЬСЯ ПРЕДПРИНИМАТЬ МЕРЫ ПО НЕДОПУЩЕНИЮ РАЗРАСТАНИЯ подобных явлений, одномоментно сводивших на нет всю их работу по воспитанию патриотизма в широких массах людей. Но после произведения самых приблизительных подсчётов требовавшихся сумм становилось ясно, что ГОСУДАРСТВЕННОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ ТОРЖЕСТВЕННЫХ МЕРОПРИЯТИЙ, связанных с бесконечными раздачами денежных средств по всему пути следования возвращавшихся войск, СТАНОВИТСЯ для казны весьма ОБРЕМЕНИТЕЛЬНЫМ И НЕПОСИЛЬНЫМ ДЕЛОМ. В связи с возникавшими нарастаниями обнаруживавшихся проблем и невозможностью пойти на попятную властители таких государств с подачи своих идеологов ОКАЗЫВАЛИСЬ ВЫНУЖДЕННЫМИ СОЗЫВАТЬ СОВЕЩАТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ из числа наиболее авторитетных представителей высших сословий для того, чтобы иметь возможность во всякий нужный момент с формальной точки зрения поинтересоваться у тех о том, как им всем вместе следует выходить из столь затруднительного положения, а фактически - для того, чтобы под предлогом заявлений о возникновении явных угроз для разрушения моральных устоев и государственной целостности сообщить о том, какая часть из необходимых для каждого конкретного случая средств может быть выделена из государственной казны, а какая, в каких пропорциях и в какие сроки должна быть собрана каждым из них в подконтрольных им местностях и владениях. По сути дела ИНИЦИИРУЯ в своих государствах СОЗДАНИЯ ПАТРИОТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ и становясь в их главе, подобного рода властители заявляли своим чиновно-иерархическим однопартийцам о том, что если тот или иной из них в любом из рассматриваемых случаев не пожелает или окажется неспособным внести желаемого вклада в общегосударственное дело, то они отлучат таких от высоких государственных должностей и особенных полномочий в пользу кого-либо более лояльного или деятельного из их же числа и тем самым нарушат что-то уже давно устоявшееся. А так как вокруг каждого из оказывавшихся наделёнными высокими должностными или особенными полномочиями, формировался круг приближённых лиц более низких званий и рангов, которые обладали правом в рамках чего-то им вверенного утверждать определённые ими правила и взимать с окружающих различные налоги и сборы, то все они, будучи вместе взятыми, не желали осуществления каких-либо изменений во власти в пользу ставленников своих конкурентов и по этой причине ОКАЗЫВАЛИСЬ ВЫНУЖДЕННЫМИ ЛИБО рыть под ногами землю и пускать кровь из носу, но В самые КРАТЧАЙШИЕ СРОКИ ОБЕСПЕЧИВАТЬ ВЫПОЛНЕНИЕ ПОСТАВЛЕННЫХ перед ними ЗАДАНИЙ ЛИБО целыми группами ВСТАВАТЬ НА ПУТЬ ОТКРОВЕННЫХ ИЗМЕН и предательства своих властителей в пользу того, кто обещал им обеспечение чего-либо более лёгкого в дальнейшей жизни.


Но так как путь измен и предательства представлялся весьма рискованным и допускался лишь в случаях возникновений чего-либо крайнего, то авторитетным чиновно-иерархическим партийцам обычно не оставалось ничего иного, как с окружениями своих приближённых отправляться к тем из окрестных представителей своих сословий, которые оказывались ещё не вовлеченными в партийную жизнь, в целях побуждения тех признать своё главенство над ними и выражений теми готовности подчиняться любым их требованиям. НА СЛУЧАЙ ВЫРАЖЕНИЯ СОГЛАСИЙ чему-либо подобному авторитетные лидеры партийных групп ОБЕЩАЛИ ещё не определившимся представителям своих сословий ОБЕСПЕЧИТЬ ПОКРОВИТЕЛЬСТВО И надёжную ЗАЩИТУ от всевозможных недружественных поползновений и откровенных нападок со стороны представителей других партийных групп, А НА СЛУЧАЙ ОТКАЗОВ - ГАРАНТИРОВАЛИ им СОЗДАНИЕ всяческих НЕУДОБСТВ И всевозможных ПРЕПЯТСТВИЙ в любых их начинаниях и делах. Ведя себя указанным образом и тем самым обеспечивая быстрое наращивание состава своих партийных групп, партийные лидеры формировавшихся регионов фактически ПЕРЕКЛАДЫВАЛИ ЗНАЧИТЕЛЬНУЮ ЧАСТЬ налагавшегося на них финансового БРЕМЕНИ НА ПЛЕЧИ ЗНАЧИТЕЛЬНОГО ЧИСЛА "добровольно" подчинившихся им ЛИЦ и тем самым уменьшали нагрузку на себя лично, но при этом продолжая нести на себе всё бремя ответственности перед кем-то более высшим.


    Но вся сложность данного вопроса оказывалась заключённой в том, что многие из "рядовых" партийцев оказывались не в состоянии справляться с бременем без конца накладывавшихся на них обязательств.   Многие партийные лидеры, узнавая о чём-то подобном, только усмехались в ответ и СОВЕТОВАЛИ членам своих группировок ПОЧАЩЕ ОТПРАВЛЯТЬ СВОИХ взрослеющих ОТПРЫСКОВ ДЛЯ ЧИНЕНИЯ разного рода ПРОВЕРОК НА сухопутных ДОРОГАХ И водных ПУТЯХ СЛЕДОВАНИЯ существовавших товаропотоков. На практике это оборачивалось тем, что ВООРУЖЁННЫЕ ОТРЯДЫ специально собранных МОЛОДЫХ ЛЮДЕЙ (типа юнкеров или курсантов) ПРИНИМАЛИСЬ под предлогами учинения разных проверок ОСТАНАВЛИВАТЬ всех встречных и поперечных И за что-либо весьма незначительное ЗАДЕРЖИВАТЬ их ВМЕСТЕ С ГРУЗАМИ НА ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОЕ ВРЕМЯ. А так как подобные потери во времени зачастую оборачивались для торговцев и разного рода хозяев значительными издержками и даже порчей товара, то они СТРЕМИЛИСЬ как можно СКОРЕЕ ОТДЕЛАТЬСЯ ОТ таких ПРОВЕРЯЮЩИХ ПУТЁМ ДАЧ им всевозможных ВЗЯТОК. Партийные отцы указанных молодых людей, регулярно получая от них собранные таким образом средства и оставляя им что-либо на мелкие расходы,  передавали требовавшиеся от них суммы или объёмы товарной продукции своим партийным групповодам и покровителям, а всё собранное сверх этого принимались оставлять себе. В свою очередь партийные авторитеты, отмечая такую картину, принимались всякий раз завышать нормы сбора средств для конкретных своих подопечных с тем, чтобы после передач определённых им сумм своим высшим партийным иерархам они сами тоже оказывались в выигрыше. Разгорание аппетитов подобного рода у всех участников данного процесса на практике оборачивалось ОСУЩЕСТВЛЕНИЕМ ПРОВЕРОК НА КАЖДОМ ШАГУ И фактическим ТЕРРОРИЗИРОВАНИЕМ мелких хозяев и ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ЭКОНОМИЧЕСКИ АКТИВНЫХ СЛОЁВ НАСЕЛЕНИЯ.

Всё это оборачивалось возрастающими потоками тревожных сигналов и  жалоб по поводу незаконных и жестокосердечных творений чего-либо подобного. Но заинтересованные в продолжении осуществления подобной практике партийные лидеры патриотического толка (обладавшие немалыми чиновными полномочиями по государственной линии) принимались всячески ПОКРЫВАТЬ своих ПОДОПЕЧНЫХ - утверждать о том, что факты заявлений чего-либо подобного не находят своих подтверждений и являются поклёпами со стороны нездоровых и злонамеренных лиц. Процесс разорения и обнищания широких слоёв населения, развивавшийся вследствие указанных причин, приводил к тому, что НА ТОРЖЕСТВА по поводу встреч возвращавшихся войск НАЧИНАЛИ СОБИРАТЬСЯ ОГРОМНЫЕ ТОЛПЫ ГОЛОДНЫХ ЛЮДЕЙ, ГОТОВЫХ ПЕРЕГРЫЗТЬ ДРУГ ДРУГУ ГЛОТКИ за любую мелочь, брошенную им под ноги. Не желая превращения торжественных мероприятий в грязные свалки и творения чего-либо нелицеприятного, их организаторы в целях обеспечения порядка в их процессе ОКАЗЫВАЛИСЬ ВЫНУЖДЕННЫМИ ПРИБЕГАТЬ К ОСОБЫМ МЕРАМ. В числе подобных мер можно назвать такую из них как ВЫСТАВЛЕНИЕ ОЦЕПЛЕНИЙ ВДОЛЬ МАРШРУТОВ ДВИЖЕНИЯ воинских колонн силами вспомогательных подразделений целях недопущения случаев вырывания и похищения у двигавшихся воинов каких-либо ценных предметов людьми, самовольно выбегавшими из окружающих толп и быстро в них растворявшихся с чем-либо таким образом украденным. Другая из таких мер предусматривала ПЕРЕНЕСЕНИЕ ПРОЯВЛЕНИЙ ЩЕДРОСТИ по отношению к людской толпе НА ЗАВЕРШАЮЩИЕ ЭТАПЫ проводившихся МЕРОПРИЯТИЙ (в целях возбуждения картин чего-либо грязного и нелицеприятного лишь после того, как разойдётся вся более или менее почтенная публика) И ПРЕВРАЩЕНИЕ ИХ В РАЗДАЧИ чего-либо весьма ОГРАНИЧЕННОГО, но В КАЖДЫЕ РУКИ (с тем, чтобы не давать поводов для бешенных разгораний голодных людских страстей и суметь всякий раз хоть как-то удовлетворить потребности каждого из нуждавшихся).


Но победные возращения войск имели место далеко не каждый день и по этой причине торжественные мероприятия, устраивавшиеся по данным поводам, не могли решить проблему обеспечения хлебом насущным всех в нём нуждавшихся. Всё это очень скоро приводило к накалам общественных страстей и созданием угроз для социальных взрывов. С одной стороны осознавая нежелательность стихийных проявлений чего-либо подобного и желая подавить их жёсткой рукой, а с другой ИСПЫТЫВАЯ огромный СОБЛАЗН ПОВЕРНУТЬ ВЗБУДОРАЖЕННУЮ ОБЩЕСТВЕННУЮ СТИХИЮ НУЖНЫМ для себя ОБРАЗОМ И НАПРАВИТЬ ЕЁ В ЦЕЛЯХ ОСЛАБЛЕНИЯ  ГРУППИРОВОК своих КОНКУРЕНТОВ, наиболее ловкие и сообразительные из партийных лидеров ПРИХОДИЛИ К ВЫВОДУ О ВОЗМОЖНОСТИ ЗАВОЕВАНИЯ ПОПУЛЯРНОСТИ в многочисленных людских толпах ЗА СЧЁТ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ им чего-либо достаточно МАЛОГО И НЕСУЩЕСТВЕННОГО по своей сути. По этой самой причине ВМЕСТО ИЗДАВАНИЯ ЗВЕРИНЫХ РЫКОВ они принимались РЯДИТЬСЯ В ОДЕЖДЫ кого-либо достаточно МИРОЛЮБИВОГО И ВЫСТУПАТЬ перед широкой публикой С ИНИЦИАТИВАМИ ОБ УСТРОЕНИИ ВНЕОЧЕРЕДНЫХ ТОРЖЕСТВ в связи с годовщинами и юбилеями каких-либо прошлых событий. Быстро находя  у широких масс невиданный отклик и бурную поддержку подобным своим предложениям, легко заводившие их изощрённые возбудители и государственные ПОЛИТИКИ прямиком ОТПРАВЛЯЛИСЬ К своим ВЛАСТИТЕЛЯМ - чтобы ДОБИТЬСЯ от них немедленного ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ необходимых ПОЛНОМОЧИЙ НА  СБОР СРЕДСТВ (обещая взамен своими возможностями быстро утихомирить и успокоить всю протестную публику без прибеганий к чему-либо крайнему и разрушительному), но не от их, а ОТ СВОЕГО личного ИМЕНИ, аргументируя потребность в осуществлении столь спешных шагов тем, что общественная обстановка является на столько критической, что в любой момент может полностью выйти из под контроля и тогда даже им не по силам будет хоть что-либо в ней исправить.


Во многих случаях добиваясь желаемого от своих недостаточно проницательных и дальновидных властителей, столь хитроумные политики быстро опережали их в своей способности оказывать желаемые воздействия на умонастроения и чувства большинства окружающих людей. Принимаясь устраивать для широких слоёв населения дополнительные государственные праздники от своего имени, неформальные партийные  лидеры и вдохновители широких масс принимались всячески ВДАЛБЛИВАТЬ И ВНУШАТЬ им МЫСЛЬ О ТОМ, ЧТО В СЛУЧАЯХ своего ПРИХОДА К ВЕРШИНЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ они СДЕЛАЮТ такие ТОРЖЕСТВА ЕЖЕГОДНЫМИ И ОБЯЗАТЕЛЬНЫМИ. Умея задеть очень многих людей за самые животрепещущие струны их душ, такие политики нередко добивались того, что в окружающих толпах их начинали всячески превозносить - ТРЕБОВАТЬ ОТ действительных ПРАВИТЕЛЕЙ СЛОЖЕНИЯ с себя ПОЛНОМОЧИЙ И ПЕРЕДАЧ ВЛАСТИ В РУКИ их ВСЕОБЩИХ ЛЮБИМЦЕВ. С другой стороны сами инициаторы чего-либо подобного принимались лицемерно ВЫРАЖАТЬ свою ОЗАБОЧЕННОСТЬ ВОЗНИКАЮЩИМИ НАКАЛАМИ всеобщих СТРАСТЕЙ И СТРЕМИТЬСЯ К СКЛОНЕНИЮ НА СВОЮ СТОРОНУ как можно большего числа  ЛИДЕРОВ других партийных группировок с тем, чтобы при их поддержке так или иначе побудить своих правителей к отказу от государственной власти и уходу куда-либо в тень под видом осуществления чего-либо жертвенного и призванного обеспечить установление спокойствия в обществе.


Добравшись до вершин государственной власти и прекрасно осознавая тот факт, что в любой момент кто-либо другой может поступить с ними как они сами с предыдущими правители, свежеиспечённые государственные лидеры ИЗ НЕЖЕЛАНИЯ ВЫПУСКАТЬ ИНИЦИАТИВЫ ИЗ СВОИХ РУК в ситуациях возникновений в жизни широких слоёв населения чего-либо достаточно нестабильного ПРИНИМАЛИСЬ УСПОКАИВАТЬ их ПУТЁМ ОРГАНИЗАЦИЙ НОВЫХ ТОРЖЕСТВ и устроения разовых раздач чего-либо хлебного. В свою очередь огромные массы голодных людей, стремясь не опоздать к началу таких раздач и опасаясь, что не на всех хватит, принимались СОБИРАТЬСЯ ЗАДОЛГО ДО НАЧАЛА торжественных СОБЫТИЙ В ОЖИДАНИИ их ЗАВЕРШЕНИЯ. Из-за того, что массы таких людей собирались не ради лицезрения самих торжеств (а ради получения чего-то насущного в их финальной части), то ПО ХОДУ ПРОВЕДЕНИЯ ТОРЖЕСТВЕННЫХ МЕРОПРИЯТИЙ они ПРИНИМАЛИСЬ ЗЕВАТЬ И ВЫРАЖАТЬ СВОЁ полное ко всему БЕЗРАЗЛИЧИЕ. Стремясь каким-либо образом исправить столь нелицеприятные картины происходившего и каким-либо образом сконцентрировать людское внимание на виновников происходивших торжеств, тамошние чиновники от идеологии принимались НАНИМАТЬ отдельных ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ТОЛПЫ, КОТОРЫЕ ДОЛЖНЫ БЫЛИ, находясь посреди, периодически ИЗДАВАТЬ ОДОБРИТЕЛЬНЫЕ ВОЗГЛАСЫ и тем самым ВОЗБУЖДАТЬ окружающих К ПРОЯВЛЕНИЮ чего-либо НЕ ВПОЛНЕ АДЕКВАТНОГО - создавая иллюзорную картину всенародной радости и любви к кому-либо в данный момент восхваляемому.


Но бесконечное повторение вышеописанных трюков очень скоро делало их малорезультативными - толпе быстро надоедало шумное присутствие в своих рядах кого-то совершенно не соответствовавшего её настроениям. Таких подсадных уток принимались гнать в шею или подвергать разного рода насмешкам. Представители иностранных разведок, работавшие в таких государствах под самыми разными видами и стремившихся к вызыванию  дестабилизаций тамошних обществ, быстро подмечали факт учащение случаев чего-либо подобного и принимались выделять специальные группы своих людей, которым ПОРУЧАЛОСЬ ИСПОЛНЕНИЕ чего-либо ПЕРЕДРАЗНИВАВШЕГО И ПРЕДСТАВЛЯВШЕГО собой ПАРОДИИ НА каких-либо УЗНАВАЕМЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ВЛАСТИ. Очень скоро становясь любимцами публики, небольшие труппы таких артистов ПРИНИМАЛИСЬ периодически ПЕРЕКЛЮЧАТЬ НА СЕБЯ ВНИМАНИЕ значительных частей собиравшихся толп И ПОД ВИДОМ УСТРОЕНИЯ чего-либо РАЗВЛЕКАТЕЛЬНОГО ПОБУЖДАТЬ их К невольным ПОВОРАЧИВАНИЯМ ЗАДОМ ПО ОТНОШЕНИЮ К всему ОФИЦИАЛЬНОМУ. Не желая мирить с учащавшимися случаями проявлений чего-либо столь дерзкого и вызывающего по отношению к власти, организаторы регулярно проводившихся торжеств принимались ЗАДЕРЖИВАТЬ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ столь ВОЗМУТИТЕЛЬНЫХ И ПОШЛЫХ СЦЕН И НАКЛАДЫВАТЬ ЗАПРЕТЫ НА их дальнейшую ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ.


Но подобные запреты на практике приводили к тому, что труппы гонимых властями шутов и артистов принимались РАЗЫГРЫВАТЬ свои комичные СЦЕНКИ чуть В СТОРОНЕ ОТ МЕСТ официально ОРГАНИЗОВАННЫХ ТОРЖЕСТВ И таким образом ВЫЗЫВАТЬ широкие РАЗБРЕДАНИЯ В РЯДАХ собиравшейся ПУБЛИКИ. Устроители торжеств, будучи не в состоянии обеспечить должный порядок на значительных пространствах и площадях, прилегавших к местам проведения указанных мероприятий и от осознания своего фактического бессилия принимаясь всячески КЛЯСТЬ И РУГАТЬ НЕСОЗНАТЕЛЬНУЮ ЧАСТЬ своих ГРАЖДАН, в конечном итоге оказывались вынужденными ОТХОДИТЬ ОТ ПРАКТИКИ ПОЛНЫХ ЗАПРЕТОВ НА всё ТЕАТРАЛЬНОЕ И СОГЛАШАТЬСЯ С ОГРАНИЧЕННЫМ ДОПУСКОМ ЕГО В свою ЖИЗНЬ. В целях недопущения случаев разбредания широкой публики чиновники от идеологии принимались НАСТОЯТЕЛЬНО РЕКОМЕНДОВАТЬ виновникам торжеств ЯВЛЯТЬСЯ НА ТОРЖЕСТВЕННЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ ВО ВСЁМ НАПЫЩЕННОМ И БУТАФОРСКОМ И ДЕМОНСТРИРОВАТЬ СТРОЙНОСТЬ своих РЯДОВ - в целях возбуждения к себе повышенного внимания и создания о себе чего-либо весьма преувеличенного. Для усиления впечатлений подобного рода в головах больших количеств собиравшихся людей и ЗАГЛУШЕНИЯ всех ОТВЛЕКАЮЩИХ или посторонних МОМЕНТОВ организаторы и устроители всего торжественного оказывались вынужденными озабочивать себя проблемой создания своих собственных трупп артистов из числа во всём зависимых от них людей и ПОРУЧАТЬ им ИСПОЛНЕНИЕ чего-либо ЗВОНКОГО И ГРОМОГЛАСНОГО, специально ВПЛЕТАВШЕГОСЯ В КАНВУ хорошо СРЕЖИССИРОВАННЫХ ТОРЖЕСТВ.


В ответ на этого представители трупп насмешников и пародистов принимались ПОДМЕЧАТЬ различные НЕСУРАЗНОСТИ В бутафорских НАРЯДАХ И напыщенном ПОВЕДЕНИИ наиболее типичных виновников официальных торжеств И ПРЕДСТАВЛЯТЬ их В КАЧЕСТВЕ ГЛУПЫХ И РАЗУКРАШЕННЫХ СУЩЕСТВ, которые давно превратились подобия слабохарактерных  и истеричных женщин. В качестве же настоящих мужчин они принимались ПОКАЗЫВАТЬ всем вокруг себя собиравшимся ничем не прикрытых КУЛАЧНЫХ БОЙЦОВ, которые принимались сходиться между собой в жёстких соревновательных поединках и ВЫЗЫВАТЬ у широкой публики ТЯГУ К ПОСЕЩЕНИЮ БУЙНЫХ ЗРЕЛИЩ, оказывавшихся способными возбуждать у неё самые необузданные и дикие чувства и одновременно быть максимально приближенными к чему-то хорошо понятному и встречающемуся на каждом шагу. В свою очередь устроители официальных торжеств в целях отвлечения людей от лицезрения всего неофициального и неодобряемого властью оказывались вынужденными предусматривать включение в их процессы таких организованных ими зрелищ, которые бы могли превзойти самые смелые ожидания подобного рода по причине СОДЕРЖАНИЯ в себе МАКСИМАЛЬНОГО РИСКА ДЛЯ ЖИЗНЕЙ всех непосредственно задействованных в этом лиц (типа гладиаторов и каскадёров). Но лицезрения сцен чего-либо кровавого нередко оборачивались их неадекватным восприятием со стороны массовой публики и ПРЕВРАЩЕНИЯМИ МЕСТ ПРОВЕДЕНИЯ ТОРЖЕСТВ В ПОЛЯ ДЛЯ безрассудных ПОБОИЩ противостоявших ЗРИТЕЛЬСКИХ ТОЛП.


В целях недопущения чего-либо подобного и одновременно не имея возможности отступить назад, чиновники от идеологии принимались выдвигать идеи о необходимости СОЗДАНИЙ ОГРАЖДЁННЫХ ЗРИТЕЛЬСКИХ ПЛОЩАДОК С ОГРАНИЧЕННЫМ КОЛИЧЕСТВОМ ПОСАДОЧНЫХ МЕСТ. Локализуя таким образом места театрализированных осуществлений чего-либо буйного и сосредотачивая вокруг них определённые количество полицейских сил, которых было бы вполне достаточно для быстрого успокоения ограниченного числа представителей зрительских категорий в случаях наступления их чрезмерных возбуждений и недопущения ситуаций перекидывания подобных их настроений на великие множества тех людей, которые находились по другую сторону означенных стен. Добиваясь с одной стороны выделений на сооружение чего-либо подобного огромнейших средств, а с другой - введения запретов на устроение театрализированных и игровых буйств на площадках, не отделённых от всего остального мира крепкими и неприступными стенами, представители идеологических структур и ведомств ПРИВОДИЛИ К ВОЗБУЖДЕНИЮ ЗРИТЕЛЬСКОГО АЖИОТАЖА И ВОЗБУЖДЕНИЮ ВСЕГО НЕГАТИВНОГО на этой почве. Оказываясь неспособными за один день обслуживать всех жаждавших лицезрения чего-либо игрового и буйного и испытывая опасения по поводу возможности возбуждения массовых недовольств на этой почве, чиновники от идеологии принимались ВЫХОДИТЬ к представителям высшей власти С ПРЕДЛОЖЕНИЯМИ О НЕОБХОДИМОСТИ ПРЕВРАЩЕНИЯ ТОРЖЕСТВ В МНОГОДНЕВНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ и в силу уже указанных причин достаточно быстро добивались желаемого.


Но обретая возможность для поочерёдного предоставления всем желающим столь горячо полюбившихся им зрелищ в течение некоторого количества подряд идущих дней, устроители чего-либо подобного сталкивались с необходимостью ЕЖЕДНЕВНО КОРМИТЬ И ПОИТЬ ТОЛПЫ СОБРАННЫХ ими ГОЛОДНЫХ ЛЮДЕЙ НА ПРОТЯЖЕНИИ ВСЕГО СРОКА ТОРЖЕСТВ с тем, чтобы не омрачить их течений массовыми проявлениями чего-либо злобного и откровенно преступного. В свою очередь нищий люд, быстро утолявший чувство своего голода в первые дни разворачивавшихся торжеств, в дни последующие принимались РАСШВЫРИВАТЬСЯ предоставлявшейся им СКРОМНОЙ ЕДОЙ И ЗАЯВЛЯТЬ О ЖЕЛАНИЯХ ОБ УДОВЛЕТВОРЕНИИ чего-либо ЛЕГКОМЫСЛЕННОГО И НЕЗДОРОВОГО по своей сути. Представители иностранных разведок, работавшие там под разными видами, быстро вникали в суть всего происходящего и В ОБМЕН НА БЫСТРО ПРИЕДАВШИЕСЯ ПРОДУКТЫ принимались ПРЕДЛАГАТЬ ВСЕМ ЖЕЛАЮЩИМ ПЬЯНЯЩИЕ ЗЕЛЬЯ и наркотики, а так же ДЕВОЧЕК (или мальчиков) ДЛЯ ЛЮБОВНЫХ УТЕХ. Тем же кто не располагал чем-то достаточным для производства подобных обменов, хитроумно действовавшие иностранные разведчики ПРЕДЛАГАЛИ ПОПРОБОВАТЬ В всевозможных АЗАРТНЫХ ИГРАХ в надежде на возможную удачу. В результате всего МНОГИЕ УЛИЦЫ селений и городов в дни проведения государственных торжеств СТАНОВИЛИСЬ СОСРЕДОТОЧИЯМИ ПРОЯВЛЕНИЙ ПРЕСТУПНОСТИ И всевозможных ПОРОКОВ.


К вящему неудовольствию тамошних идеологов и иных представителей власти всё это оборачивалось скорыми выяснениями фактов того, что ОГРОМНЫЕ КОЛИЧЕСТВА регулярно ВЫДЕЛЯВШИХСЯ казённых и партийных СРЕДСТВ с одной стороны УХОДЯТ В зияющую ПУСТОТУ и не обеспечивают достижения чего-либо устойчивого, а с другой - оказываются НАПРАВЛЕННЫМИ В СТОРОНУ чего-то ПРЯМО ПРОТИВОПОЛОЖНОГО И РАЗЛАГАЮЩЕГО УСТОИ ОБЩЕСТВА. Осознавая факт наступление полного краха своей политики, подобные деятели и идеологи принимались ИСПОЛЬЗОВАТЬ САМЫЕ КРАЙНИЕ МЕРЫ в отношении распространителей всего пьянящего, развратного и азартного. Но многочисленные слои городской бедноты, оказываясь лишёнными всего того, что было способным уводить их в мир грёз и иллюзий и не видевшие возможностей для достижения реальных улучшений в своём жизненном положении, принимались ПРОЯВЛЯТЬ ПОЛИТИЧЕСКУЮ АКТИВНОСТЬ и самым РЕШИТЕЛЬНЫМ ОБРАЗОМ ТРЕБОВАТЬ ОТ ВЛАСТЕЙ кардинальных ПЕРЕМЕН К чему-либо ЛУЧШЕМУ. Будучи не в состоянии обеспечить чего-либо подобного и в то же самое время не желая допустить дестабилизаций положения и фактического развала своих государств, власти таких государств оказывались ВЫНУЖДЕННЫМИ ИДТИ НА ПОПЯТНУЮ - выдавать РАЗРЕШЕНИЯ НА РАСПРОСТРАНЕНИЕ И ВОВЛЕЧЕНИЕ во всё разлагающее и низкопробное, но при условии ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ чего-либо подобного В СТОРОНЫ ЦЕНТРАЛЬНЫХ ПЛОЩАДЕЙ И ГЛАВНЫХ городских УЛИЦ.


Из-за того, что места и районы наибольшего сосредоточения всевозможных притонов и злачных мест стараниями их постояльцев и посетителей в скором времени оказывались превращёнными в подобия помойных ям и зловонных стоков, из нежелания соседствовать со всем столь омерзительным оттуда ПРИНИМАЛИСЬ УСТРЕМЛЯТЬСЯ ПРОЧЬ ВСЕ хоть сколько-нибудь СОСТОЯТЕЛЬНЫЕ ЖИТЕЛИ и поселяться в рамках чего-либо более нравственного и благопристойного. Это приводило к возникновению УХОЖЕННЫХ И ХОРОШО ОХРАНЯЕМЫХ БОГАТЫХ ГОРОДСКИХ ЦЕНТРОВ И совершенно РАЗБИТЫХ БЕДНЫХ ГОРОДСКИХ ОКРАИН, превращавшихся в средоточия всего преступного. Выкристаллизовывание полюсов всего наиболее бедного и наиболее богатого вело к ВОЗРАСТАНИЮ ВЗАИМНОЙ ОТЧУЖДЁННОСТИ среди обитателей городов и возникновению у представителей первого СТРЕМЛЕНИЮ ЖИТЬ ПО своим ПОНЯТИЯМ, а не по совершенно чуждым и несправедливым (с их точки зрения) государственным ЗАКОНАМ. Всё это оборачивалось фактическими СОЗДАНИЯМИ ПОД ОДНОЙ КРЫШЕЙ ДВУХ ВРАЖДЕБНЫХ И ВЗАИМОНЕПРИЕМЛЮЩИХ МИРОВ, которым ежедневно и ежечасно приходилось взаимодействовать друг с другом и вступать в какие-либо отношения. Развитие "отношений" подобного рода оборачивалось принятием всем откровенно злонамеренным и преступным поистине угрожающих масштабов, справиться с нарастаниями которого со стороны государства оказывалось НЕВОЗМОЖНЫМ БЕЗ УЗАКОНИВАНИЯ ПРАКТИКИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ МЕР.


На практике это находило свое выражение В ИЗБРАНИИ собраниями представителей таких государств своих ДИКТАТОРОВ, которые от лица первых ПОЛУЧАЛИ фактически БЕЗГРАНИЧНЫЕ ПОЛНОМОЧИЯ НА ОГРАНИЧЕННЫЕ временные СРОКИ. Но ограниченные временные сроки оказывались удобными почти исключительно для ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МЕР КАРАТЕЛЬНОГО ХАРАКТЕРА, но никак не для осуществлений чего-либо конструктивного и долговременного. Из-за того, что без осуществлений последнего привести течение жизни таких государств к нормальному руслу оказывалось невозможным, избранные диктаторы принимались ТРЕБОВАТЬ от представительных органов власти существенного УВЕЛИЧЕНИЯ СРОКОВ своих ПОЛНОМОЧИЙ. В свою очередь члены представительных органов таких государств вполне справедливо полагая, что избранные ими дикторы в случаях продолжительного пребывания на вершине власти могут в будущем не пожелать передавать её в руки кому-либо другому и явиться её узурпаторами, принимались отказывать последним в подобных требованиях и настоятельных просьбах. Всё это оборачивалось дальнейшим разрастанием деструктивных процессов и переход их в разряд ВОЗНИКНОВЕНИЯ КРИЗИСА ВНУТРИ самой ВЛАСТИ.


В свою очередь те из вновь избиравшихся диктаторов, которые в силу своих прежних заслуг с одной стороны ОКАЗЫВАЛИСЬ НА ВЕРШИНЕ ПОПУЛЯРНОСТИ, а с другой - начинали ощущать свою фактическую неспособность достичь реальных улучшений в жизни своих государств при существовавших порядках вещей, вольно или невольно оказывались вынужденными приходить к мысли О НЕОБХОДИМОСТИ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПЕРЕВОРОТОВ и утверждения себя в качестве пожизненных правителей. Дожидаясь наступления благоприятных моментов и используя узкие круги наиболее преданных им людей, таким диктаторам нередко удавалось достичь задуманного. Стремясь обосновать правоту подобных своих поступков и избежать обвинений со стороны своих многочисленных оппонентов, которые в одночасье лишались всяких надежд быть избранными в качестве правителей своих государств когда-либо в будущем, подобные узурпаторы ПРОВОДИЛИ ВСЕНАРОДНЫЕ УЧЁТЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ МНЕНИЙ или государственные плебисциты. Будучи твёрдо уверенными, что подавляющее большинство населения проголосует за них, самоутверждавшиеся  диктаторы  таким образом пытались обосновать свою правоту в отношении всего предшествующего и ПРИДАТЬ своему вхождению во власть в новом качестве совершенно оправданный и УЗАКОНЕННЫЙ ВИД.


Войдя во власть и желая раз и навсегда УСТАНОВИТЬ в своих государствах ЖЕЛЕЗНЫЕ ПОРЯДКИ, такие диктаторы с одной стороны самым безжалостным и незамедлительным образом принимались истреблять всё то, что вызывало у них ассоциации с миром всего преступного, а с другой - в обязательном порядке привлекать к труду представителей наиболее бедных слоёв населения своих государств и обеспечивать им гарантированный прожиточный минимум. Но присваивая себе ничем не ограниченные властные полномочия и принимаясь на основании чего-либо достаточно субъективного казнить и миловать всех чем-либо не нравившихся или нравившихся им должностных лиц, такие диктаторы вместо заметных улучшений в жизни обществ добивались другого, а именно ВОЗБУЖДЕНИЯ у многих людей всяческих СТРАХОВ ЗА свою ЖИЗНЬ И НАСТУПЛЕНИЯ полного ПАРАЛИЧА ВЛАСТИ - когда всякое должностное лицо принималось уклоняться от фактов принятия ими любых самостоятельных решений из опасений чем-либо не до конца продуманным вызвать гнев того, кто находился на самом верху. В свою очередь самоутвердившиеся диктаторы, будучи неспособными решать всех дел за всех государственных чиновников, принимались ВПАДАТЬ В БЕШЕНСТВО при виде проявлений чего-либо подобного И УСТРАИВАТЬ им ПУБЛИЧНЫЕ РАЗНОСЫ, описывая все результаты их деятельности исключительно в негативных тонах. Всё это приводило к возбуждениям глухих недовольств и вызреваниям в чиновничьих средах заговорщических настроений. Обнаруживая ростки чего-либо подобного и вполне обоснованно полагая, что в самом скором времени всё это может явиться прямой угрозой для сохранения их власти, диктаторы самым БЕСПОЩАДНЫМ ОБРАЗОМ принимались РАЗДЕЛЫВАТЬСЯ СО ВСЕМИ ЗАПОДОЗРЕННЫМИ В НЕВЕРНОСТИ или не желавшими давать им клятвенных заверений на это счёт, а ВСЮ их СОБСТВЕННОСТЬ НАЦИОНАЛИЗИРОВАТЬ или передавать в распоряжение казённых ведомств.


Подобные проявления несдержанности и категоричности оборачивались для таких диктаторов с одной стороны бегствами достаточно больших количеств их подданных и стремительным нарастанием концентрации врагов и противников в различных окраинных регионах и за пределами их государств, а с другой - выработки у подавляющего большинства представителей широких слоёв населения СТРЕМЛЕНИЯ ДЕРЖАТЬСЯ ПОДАЛЬШЕ ОТ ВСЕГО того, ЧТО НАЗЫВАЕТСЯ ПРОЯВЛЕНИЕМ ОБЩЕСТВЕННОЙ АКТИВНОСТИ И УЧАСТИЕМ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ - во избежание возможности наступления для себя самых неожиданных и непоправимых последствий. Выражаясь более простым языком наиболее предпочтительным для них оказывалось занятия нейтрального положения по отношению к власти в виде словесных заявлений о лояльности по отношению к ней и одновременного проявления полной безучастности к проявлениям в окружающей жизни фактов всего того, что могло создать или создавало для такой власти реальную угрозу. Ведя себя указанным образом, самоутвердившиеся и некогда популярные диктаторы ЛИШАЛИ СЕБЯ ОПОРЫ В широких МАССАХ И ЗНАНИЯ ТОГО, ЧТО же на самом деле ПРОИСХОДИТ в тех или иных сферах государственной и общественной жизни. Всё это рано или поздно оборачивалось тем, что такие диктаторы ОКАЗЫВАЛИСЬ ЛИБО НАСИЛЬСТВЕННО НИЗВЕРГНУТЫМИ скоординированными усилиями их многочисленных врагов и противников ЛИБО под их давлением и по причине осознания факта своей неспособности повернуть жизнь общества к чему-либо лучшему СОГЛАШАЛИСЬ ДОБРОВОЛЬНО УЙТИ В ОТСТАВКУ НА ПОЧЁТНЫХ УСЛОВИЯХ.




В качестве наглядных примеров развития общества по вышеописанному
идеологическому сценарию прежде всего следует указать на Древнеримскую империю, а из проявлений чего-либо гораздо более позднего и близкого к современности особо отметить Испанию времен диктатора
Франко и Чилийскую хунту времён Пиночета.


Направляющий (Уведомляющий)


Своё начало берёт от государств, основанных представителями племён разбойников. Занятие разбойным промыслом рано или поздно оборачивалось для племён, широко практиковавшим его в своей деятельности, тем, что обитатели многих мест, устававшие без конца терпеть их безобразные выходки, принимались объединять свои силы и устраивать на тех регулярные облавы, которые в большинстве случаев оборачивались загнаниями последних в различные труднодоступные уголки (типа непролазных лесных чащ и высокогорных районов). Но из-за того, что таких труднодоступных уголков оказывалось не так уж и много и они далеко не всегда оказывались обширными по своей площади, то в подавляющем большинстве случаев периодически скрывавшиеся там шайки древних разбойников нередко обнаруживали рядом с собой пристанища племён других разбойников, которые были вынужденными скрывались в силу тех же самых причин. Совершенно не испытывая друг другу каких бы то ни было симпатий, представители каждой из обнаруживавших друг друга разбойных группировок тем не менее приходили к четкому осознанию того факта, что в случае устроений взаимной резни и побоищ, они создаваемым шумом выдадут факт своего месторасположения обитателям близлежащих округ и тем самым обрекут себя на поголовное истребление и погибель. Косо поглядывая друг на друга и цедя что-либо сквозь зубы, представители каждой из сталкивавшихся разбойных группировок, оказывались вынужденными ВСТУПАТЬ между собой В СЛОВЕСНЫЕ ПРЕПИРАТЕЛЬСТВА И вольно или невольно ДОСТИГАТЬ каких-либо ни к чему не обязывающих СОГЛАСИЙ ПО ПОВОДУ чего-либо ВРЕМЕННОГО И СОВМЕСТНОГО.


Вынужденно коротая время в препирательствах друг с другом, представители различных разбойных шаек нередко находили общий язык и приходили к выводу о ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ УСТРОЕНИЙ ими неожиданных нападений или СОВМЕСТНЫХ НАЛЁТОВ на такие места и объекты, которые до этого ОКАЗЫВАЛИСЬ НЕ ПО ЗУБАМ для каждого из них ПО ОДИНОЧКЕ. Договариваясь обо всем и РАСПРЕДЕЛЯЯ между собой РОЛИ (где одной шайке определялось производить что-либо отвлекающее или заманивающее, а другой - осуществлять нечто завершающее и победоносное путём направления его в какое-либо из обнаружившихся слабых мест в порядках противниках), им порой удавалось достичь чего-либо до той поры неслыханного и обеспечить себе огромную добычу. Обитатели окружающих территорий, почувствовав в смешанных разбойных сообществах реальную силу, принимались на всякий случай сторониться мест обычного сосредоточения разбойников и тем самым фактически передавать под контроль последних более значительные пространства.  В такие пространства время от времени начинали забредать разрозненные шайки других разбойников. Представители более крупных разбойных сообществ при встречах с более мелкими своими конкурентами с одно стороны испытывали немалый соблазн разделаться с ними как можно скорее, а с другой начинали испытывать желание УВЕЛИЧИТЬ ЧИСЛО своих СИЛ ДЛЯ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ каких-либо БОЛЕЕ ГРАНДИОЗНЫХ ЗАДУМОК. По этой самой причине они принимались всех встречных ПРОБОВАТЬ НА ИСПУГ - если те пугались, то их убивали или превращали в рабов, если же те не показывали своего страха и во всём проявляли изобретательность и находчивость, то приглашали их к участию в чём-либо совместном.


Захватив и разделив совместную добычу после всякого случая достижения чего-либо успешного, такие шайки разделялись и разбредались в разные стороны, чтобы прогулять её каждой в своём кругу, а после того, как добытое начинало подходить к концу, принимались собираться снова для продолжения осуществлений чего-либо совместного. В конечном итоге это приводило к возникновению очень крупных сообществ различных разбойных племён, каждое из которых располагало своей территорией для прибежищ, подчинялось указаниям исключительно своих собственных вожаков и вождей и являлось по своей сути САМОДЕЯТЕЛЬНЫМ  ФОРМИРОВАНИЕМ В СОСТАВАХ чего-то гораздо БОЛЬШЕГО. По своей сути подобные образования являли собой ОБРАЗЫ АНАРХИСТСКИХ РЕСПУБЛИК, каждый самостоятельный член которой имел право делать то, что хотел, не препятствуя при этом таким же правам других своих членов. Но так реальная жизнь оказывалась весьма далёкой от описанных идеалов, то в ней УДОВЛЕТВОРЕНИЕ  подобных ПРАВ ОДНИХ членов сообществ сплошь и рядом ОКАЗЫВАЛОСЬ НЕОТДЕЛИМЫМ ОТ ПОКУШЕНИЙ НА ПРАВА ДРУГИХ. Бесконечные проявления чего-либо подобного приводили к периодическим вспышкам вражды внутри разбойных анклавов и оборачивались устроениями взаимной резни. Но из-за того, что проявления чего-либо подобного оборачивались для разноплемённых разбойных сообществ ослаблением перед опасностями и угрозами со стороны всего внешнего, то вожди начинавших враждовать между собой разбойных племён быстро приходили к мысли о необходимости немедленного прекращения кровавых распрей и УСАЖИВАЛИСЬ ЗА СТОЛ ПЕРЕГОВОРОВ. Более того в целях сведения к минимуму возможности проявлений чего-либо подобного в будущем в своей внутренней жизни они приходили к выводу о необходимости ВВЕДЕНИЯ определённых ОГРАНИЧЕНИЙ НА продекларированные ПРАВА всех граждан разбойных республик в ситуациях нахождения их ВНУТРИ СВОИХ ТЕРРИТОРИЙ, в которых бы в то же самое время не выражалось НИЧЕГО ПРОТИВ ТВОРЕНИЯ ЛЮБЫХ ФОРМ ПРОИЗВОЛА ЗА ПРЕДЕЛАМИ ЗОН ОБИТАНИЯ своих племён. Выражаясь более простым и понятным для всех языком, такие вожди принимались внушать всем своим подопечным мысль о том, что В СЛУЧАЯХ ВОЗНИКНОВЕНИЯ у них ЖЕЛАНИЙ кого-либо ОГРАБИТЬ ИЛИ УБИТЬ им СЛЕДУЕТ ОТПРАВИТЬСЯ куда-либо ПОДАЛЬШЕ ОТ ПРИВЫЧНЫХ для себя МЕСТ и там осуществить задуманное, а ПРИ ВОЗВРАЩЕНИЯХ НАЗАД ОСТАВЛЯТЬ ВСЁ ДУРНОЕ И ЗЛОЕ И ВЕСТИ СЕБЯ ПО ОТНОШЕНИЮ К ОКРУЖАЮЩИМ самым ПРИЯТНЫМ И ВЕЖЛИВЫМ ОБРАЗОМ.


Но выражения пожеланий подобного рода сами по себе оказывались малодейственным инструментом - для тех, для кого грабить и убивать вдали от своих городов и селений становилось нормой их жизни, трудно было отучить от привычки хвататься за нож или желания умыкнуть что-либо чужое в отношениях со знакомыми им обитателями соседствующих разбойных селений. Для превращения всего озвученного в реальную силу требовалось создание института власти, которой бы согласились подчиниться представители каждого из племён, входивших в состав крупных разбойных сообществ. Такая власть находила своё выражение в виде ДОСТИЖЕНИЯ между вождями различных разбойных племён ОБЩИХ СОГЛАСИЙ О ТОМ, ЧТО КАЖДЫЙ БУДЕТ СТАНОВИТЬСЯ ВО ГЛАВЕ её В ПОРЯДКЕ ОЧЕРЁДНОСТИ, определённой согласно брошенным жребиям. Именно так происходил процесс СОЗДАНИЯ первых АНАРХО-СИНДИКАЛИСТСКИХ ПАРТИЙ, все члены которых оказывались формально равными по своему положению.


Разбираясь в спорах и обвинениях между представителями конкретных разбойных племён, то и дело сменявшие друг друга верховные вожди их анархо-синдикалистских союзов очень часто начинали ловить себя на мысли о том, что представители одних из сторон являются для них (в силу разных имевшихся на то особых причин) милее и ближе, а другие представляются более злыми и нетерпимыми и по этой причине им гораздо выгоднее будет ВСЯКИЙ РАЗ ПРИНИМАТЬ СТОРОНУ ПЕРВЫХ и ВЫСКАЗЫВАТЬ свои ОСУЖДЕНИЯ в адрес ВТОРЫХ ВНЕ ЗАВИСИМОСТИ ОТ ТОГО, КТО на самом деле был ПРАВ, А КТО ВИНОВАТ. В свою очередь представители тех племён, которым становилось известным о предвзятом к ним отношении со стороны текущих верховных вождей принимались сходу заявлять о том, что в силу указанных причин они не станут принимать ничего обвинительного в свой адрес (вне зависимости от наличия или отсутствия фактов своей вины). На практике подобного рода союзы превращались в сплошной РАЗБРОД И ШАТАНИЯ, с которыми никак нельзя было мириться. Многие из племенных вождей, видя свою неспособность справляться с периодически на них налагавшимся бременем власти, принимались ОТКАЗЫВАТЬСЯ ОТ очередного использования своих ВЛАСТНЫХ ПОЛНОМОЧИЙ И ИНИЦИИРОВАТЬ ИХ ПЕРЕДАЧУ В ПОЛЬЗУ кого-то ДОВЕРЕННОГО И БЛИЗКОГО из среды других вождей, а точнее говоря - тех из них, которые стояли во главе наиболее многочисленных и решительно настроенных разбойных племён и по этой причине всегда могли ПРОДАВИТЬ СВОИ РЕШЕНИЯ СИЛОЙ. А так как другие (те, кому подобные передачи власти представлялись не в их интересах) принимались выражать свои мнения против и выдвигать на освобождавшиеся места кого-либо своего, то всё это приводило к ФОРМИРОВАНИЮ различных ПРЕДВЫБОРНЫХ ГРУППИРОВОК и возникновению традиций СОЗДАНИЯ ВЫБОРНЫХ ИНСТИТУТОВ ВЛАСТИ из числа кандидатов, получавших наибольшее число голосов своих избирателей.


После приходов к власти наиболее влиятельных группировок для сторонников их противников наступали не самые лучшие времена. Зная о том, что при возникновении каких-либо трений и споров с представителями первых все судебные решения будут приниматься не в их пользу, наиболее активная часть их мужчин, не желая дожидаться моментов наступления каких-либо осложнений, принимались оставлять своих женщин, детей и стариков в родовых селениях, а сами - надолго ПЕРЕБИРАТЬСЯ ПО ДРУГУЮ СТОРОНУ ГРАНИЦ, где каждый был волен действовать на свой страх и риск и не был обязанным отвечать за всё там содеянное после возвращений назад в более привычные для себя пределы. Живя в постоянном напряжении и готовности в каждый момент встретиться с чем-то для себя неожиданности, указанная категория разбойников в достаточно скором времени становилась способной легко преодолевать любые затруднения и принимались воспринимать подобную данность как повседневную норму жизни. В свою очередь у представителей тех племён разбойников, которые оказывались со своими властителями в одной команде, не возникало особой нужды для долгосрочного покидания своих родовых селений. Они отправлялись по другую сторону границ своих государств лишь только тогда, когда начинали испытывать недостаток в средствах - в надежде решить подобные свои проблемы путём творения там злодейств и разбоев в отношении кого-либо случайного и подвернувшегося им под руки. Но проводя за пределами границ государств гораздо меньше времени, чем те разбойники, которые в силу имевшихся у них причин оказывались вынужденными находиться там почти постоянно, указанная их категория в результате всего оказывалась менее приспособленной к подобным реалиям и хуже разбиралась в окружающей обстановке. По этой самой причине последние гораздо чаще оказывались битыми и  проигрывавшими первым в конкурентной борьбе за потенциальную добычу.


В то же самое время племенам более удачливых разбойников приходилось озабочивать себя проблемами регулярной ДОСТАВКИ части награбленных СРЕДСТВ СВОИМ СЕМЬЯМ, продолжавших оставаться в родовых селениях внутри территорий своих государств из соображений нахождения там в относительной безопасности от угроз чего-либо смертельного. В свою очередь представители племён не столь удачливых разбойников, которые начинали испытывать недостатки во всём им необходимом, брались предпринимать усилия для того, чтобы компенсировать их по-своему. Суть предпринимавшихся ими действий заключалась в поджидании представителей первых внутри своих территорий - на наиболее вероятных путях осуществления производившихся доставок и непродолжительных возвращений к своим семьям. Пользуясь своим численным превосходством и благосклонностью со стороны властей, поджидавшие разбойники принимались  ПОДТРУНИВАТЬ И ИЗДЕВАТЬСЯ над возвращавшимися коллегами по ремеслу посредством выражений им чего-либо достаточно обидного. Дожидаясь таких моментов, когда выводимые из равновесия лица могли вспылить, их провокаторы переходили на более дружественный тон и предлагали РЕШИТЬ возникавшие СПОРЫ ПУТЁМ УСТРОЕНИЙ чего-либо УСЛОВНОГО И ИГРОВОГО, а для повышения заинтересованности в достижении таких побед ПОСТАВИТЬ НА КОН что-либо ценное с каждой из противостоявших сторон. Пользуясь своим численным превосходством и ПРИМЕНЯЯ специально отработанные ОТВЛЕКАЮЩИЕ МОМЕНТЫ И  ШУЛЕРСКИЕ ПРИЕМЫ, инициаторам подобного рода игр в подавляющем большинстве случаев удавалось легко облапошить своих потенциальных жертв. Когда у последних не оставалось ничего более, подобного рода шулеры и обманщики принимались советовать тем не путаться у них под ногами и убираться подобру-поздорову, грозя своей силой или возможностями вызовов представителей потворствовавших им властей. В свою очередь последние принимались присматриваться к процессу ведшихся с ними игр самым внимательным образом и при обнаружении каких-либо подвохов ХВАТАТЬСЯ ЗА ОРУЖИЕ И ПЕРЕВОРАЧИВАТЬ игровые СТОЛЫ. Будучи весьма привычными к пребываниях в различных переделках с превосходящим числом недостаточно решительных противников, такие разбойники принимались лихо разделываться с шайкам  противостоявших им шулеров, а заодно - представать  в глазах окружающих с видом чего-либо надменного и завоёвывать у них всё большую популярность.


Неспособность тех или иных разбойных правителей обеспечивать своим сторонникам  фактических преимуществ в достижении всего жизненно важного рано или поздно оборачивалось ростом недовольств по отношению к ним со стороны последних. С другой стороны на почве всего не им достававшего между самими сторонниками начинали возникать междоусобные споры и взаимные претензии, степень определявшейся правоты участников которых оказывалась напрямую зависимой от степени испытывавшихся по отношению к ним симпатий и антипатий со стороны таких правителей. Развития ситуаций подобного рода нередко приводили к тому, что в достаточно скором времени в таких государствах ПРОИСХОДИЛО ИЗМЕНЕНИЕ РАССТАНОВКИ СИЛ В ПОЛЬЗУ ОППОЗИЦИИ. В результате происходившего временно отсутствовавшие сторонники кого-либо стремительно усиливавшегося, почувствовав своё превосходство, в массовом порядке принимались возвращаться во внутренние пределы своих государств и устраивать что-либо решительное в отношении того, кто фактически отходил от дел. В свою очередь та часть сторонников ушедших властителей, которая оказывалась запятнанной участием в чем-либо слишком явном или не успевала ВОВРЕМЯ СОРИЕНТИРОВАТЬСЯ И БЫСТРО ПЕРЕМЕТНУТЬСЯ на сторону тех, кто стремительно набирал свою силу, понимая что во внутренних территориях в обозримом будущем их врядли сможет ожидать что-то хорошее, не менее активным и целенаправленным образом предпочитала  перебираться для размещения на высвобождавшихся пространствах по другую сторону границ своих государств и находиться там до моментов наступления для себя более лучших времён.


Уставая терпеть проявления переменчивости своего успеха, многие текущие властители государств племён разбойников принимались задумываться об установлении таких порядков вещей, которые бы СОЗДАВАЛИ ВИДИМОСТЬ СУЩЕСТВОВАНИЯ РАВНОГО ДЛЯ ВСЕХ ПОЛОЖЕНИЯ, А НА ДЕЛЕ всегда и во всём ОБЕСПЕЧИВАЛИ им и приближённым к ним лицам ЯВНЫЕ ПРЕИМУЩЕСТВА над теми, кто оказывался по отношению к ним в оппозиции и тем самым утверждаться во власти на очень долгие сроки. Для достижения указанных целей берясь привлекать различных людей, которые оказывались умудрёнными в деле осуществления разного рода интриг и политических комбинаций, такие правители принимались создавать при себе своего рода штабы, которые по своей сути оказывались ничем иным как подразделениями оказания идеологических противодействий. Согласно наработкам таких штабов и ПОД ПРЕДЛОГАМИ НАЛАЖИВАНИЯ ПОРЯДКА В ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА в пределах таких государств НАЛАГАЛСЯ ЗАПРЕТ НА НОШЕНИЕ их гражданами всякого хоть сколько-нибудь серьёзного ОРУЖИЯ. Все те их граждане, которые в силу каких-либо своих надобностей на время возвращались из вне во внутренние территории обязаны были сдавать его на границе, декларировать все ввозимые ценности и уплачивать сборы на право их ввоза, двигаться не все скопом, а небольшими группами специально делегированных от них лиц и не любыми путями-дорогами, а строго придерживаясь указанных им маршрутов - под угрозой того, что в случаях каких-либо нарушений допустившие их лица надолго или навсегда будут лишены возможностей для того, чтобы когда-либо вновь свидеться с остававшимися у них там семьями и иными родственниками или подвергнуты ещё более суровым наказаниям. Однако на практике подобные меры оборачивались ничем иным, как созданием благоприятной почвы для развития всяческих злоупотреблений и побуждением представителей оппозиции к проявлению изворотливости и злонамеренности в любых своих действиях и шагах.


Принимаясь РАССМАТРИВАТЬ всех периодически возвращавшихся представителей оппозиции КАК ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ НЕПОДКОНТРОЛЬНОГО им ПРЕСТУПНО-ОППОЗИЦИОННОГО МИРА, с которым не представлялось возможным разделаться самостоятельным образом, власти таких государств в своём стремлении каким-либо образом его подавить и ослабить приходили к мысли о ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ СОЗДАНИЯ И ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЯ ЕМУ "СВОЕГО" или ПОДКОНТРОЛЬНОГО ей ПРЕСТУПНОГО МИРА, с представителями которого всегда можно было легко договориться о достижении чего-то взаимного. Всё это приводило к тому, что периодически возвращавшихся представителей оппозиции по пути их следования к местам проживания их родственников в различных местах принимались перестревать вооружённые банды сторонников существовавших властей и под видом выражения предложений поделиться частью ценностей и добычи, полученной за пределами таких государств, фактически отбирать у них означенное насильственным образом. На всякие сигналы о творении произвола со стороны вооружённых банд фактически подконтрольных им преступников, официальные власти в целях оправдания своих бездействий принимались РАЗВОДИТЬ РУКАМИ И ЗАЯВЛЯТЬ О их НЕУЛОВИМОСТИ. В свою очередь представители сторонников оппозиции, периодически возвращавшиеся в родные пределы из-за рубежей своих государств и видевшие фактическое НЕЖЕЛАНИЕ со стороны властей СТАНОВИТЬСЯ НА ЗАЩИТУ их ПРАВ, принимались различными ПРАВДАМИ И НЕПРАВДАМИ ПРОВОЗИТЬ с собой ОРУЖИЕ И ИСПОЛЬЗОВАТЬ ЕГО В ЦЕЛЯХ САМОЗАЩИТЫ от вконец обнаглевших бандитов. Но так как использование чего-либо подобного с точки зрения существовавших законов оказывалось противоправным, то в отношении каждого из них оказывалось накопленным большое количество обвинительных материалов. Но подходя к проявлениям чего-либо подобного весьма избирательным образом, представители силовых структур таких государств в случаях задержаний в чём-либо уличённых рядовых представителей оппозиции НЕ СПЕШИЛИ ПРИГОВАРИВАТЬ их К каким-либо НАКАЗАНИЯМ, а наоборот ПРЕДЛАГАЛИ им и впредь ОСТАВАТЬСЯ БЕЗНАКАЗАННЫМИ В ОБМЕН НА ВЫРАЖЕНИЕ ГОТОВНОСТИ КО ВСТУПЛЕНИЮ В НЕГЛАСНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО, направленное против более влиятельных членов оппозиции, которые не рисковали возвращаться в пределы своих государств до наступления благоприятных моментов.


Но берясь ослаблять существовавшие оппозиции по самым разным из имевшихся направлениям и отыскивать различные поводы для объявлений их вне закона, власти таких государств тем не менее обнаруживали факт своей неспособности добиться чего-либо переломного в такой борьбе по причине того, что первые получали постоянную организационную подпитку и пополнение за счёт подраставших поколений членов своих семей, которых из соображений обеспечения относительной безопасности они предпочитали оставлять во внутренних пределах своих государств и материально их поддерживать откуда-либо издалека. В значительной степени перекрывая пути поступления подобной поддержки и фактически СТАВЯ членов семей сторонников оппозиции и им сочувствовавших НА ГРАНЬ ВЫЖИВАНИЯ, власти таких государств указанным образом принимались ПОНУЖДАТЬ указанную категорию лиц К ПРОЯВЛЕНИЮ БЕСПРИНЦИПНОСТИ и вливанию в различные бандитские группировки и формирования, направленные в своей деятельности против старших поколений их близких и родственников.


Пытаясь указанным образом вносить раскол между представителями различных поколений оппозиции, выраставших в фактическом отрыве друг от друга и постоянно стравливать их друг с другом, власти таких государств в целях ДОСТИЖЕНИЯ между ними ВЗАИМНОГО ОТЧУЖДЕНИЯ НЕ ТОЛЬКО В ПОСТУПКАХ, НО И ВО ВЗГЛЯДАХ и обеспечения своим действиям окончательного успеха приходили к мысли о ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ СОСРЕДОТОЧЕНИЯ своих УСИЛИЙ В НАПРАВЛЕНИИ ПРИДАНИЯ ОБРАЗАМ существовавших БАНДИТОВ ОБЛИКОВ чего-либо ВСЕМОГУЩЕГО И очень КРУТОГО в глазах всех представителей молодых поколений граждан своих государств. В соответствии с этим специальные представители спецслужб таких государств принимались отдавая негласные УКАЗАНИЯ "своим" ДОМОРОЩЕННЫМ и поставленным в заведомо выигрышное положение БАНДИТАМ везде и повсюду ВЕСТИ СЕБЯ НАДМЕННЫМ И ПОКАЗНЫМ ОБРАЗОМ, по сравнению с которыми НАСТОЯЩИЕ (в смысле по настоящему профессиональные) ПРЕСТУПНИКИ И ОППОЗИЦИОНЕРЫ КАЗАЛИСЬ БЫ их ЖАЛКИМИ ПОДОБИЯМИ И ТЕНЯМИ. Но так как этого оказывалось недостаточно, то В ЦЕЛЯХ ОБЕСПЕЧЕНИЯ УЗНАВАЕМОСТИ И ПОПУЛЯРНОСТИ ОБРАЗАМ кого-либо им выгодного, власти таких государств принимались оказывать негласную поддержку и ВЫСТУПАТЬ перед лицами, оказывавшимися способными обеспечивать другим значительную финансовую поддержку, ГАРАНТАМИ УСПЕШНОСТИ многих ЗРЕЛИЩНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ И ПРОЕКТОВ, устроители которых выражали свою готовность во всём соответствовать негласно выражаемым им пожеланиям. Легко обеспечивая таким своим мероприятиям и проектам значительные финансовые вливания и государственную поддержку, официальные их устроители принимались РАСКРУЧИВАТЬ свои детища В ПОЛЯХ ЗРЕНИЯ многочисленной ПУБЛИКИ И СОЗДАВАВШЕЙСЯ ШУМНОЙ И ГРОМКОГОЛОСОЙ РЕКЛАМОЙ ЗАГЛУШАТЬ ВСЁ по-настоящему ДЕЛЬНОЕ И ПОЗИТИВНОЕ.


Но бесконечное и заведомо преувеличенное ВЫПЛЁСКИВАНИЕ ПОТОКОВ всего НЕГАТИВНОГО приводило к тому, что наиболее молодая и морально неустойчивая часть людской публики принималась СЛЕПО КОПИРОВАТЬ МАНЕРЫ ПОВЕДЕНИЯ навязывавшихся им якобы ВСЕСИЛЬНЫХ ГЕРОЕВ И утверждать себя в мысли, что теперь ей всё нипочём или ВЫРАЖАТЬ своё откровенное НЕЖЕЛАНИЕ ПОДЧИНЯТЬСЯ КАКОЙ БЫ ТО НИ БЫЛО ВЛАСТИ. В своём стремлении каким-либо образом свести на нет действия валов стремительно нараставшей и начинавшей выходить из под их контроля преступности, власти таких государств принимались прибегать к ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ТАКТИКИ НАВЯЗЫВАНИЯ широким зрительским массам ЛОЖНЫХ СТЕРЕОТИПОВ ПОВЕДЕНИЯ. Суть чего-либо подобного с одной стороны заключалась во внушении всем морально неустойчивым и малоопытным людям представлений о том, каким именно образом должен проявлять себя всякий "герой", стремящийся к подчёркиванию своей крутизны и всесильности в глазах окружающих - в случаях недальновидного следования рекомендациям подобного рода всякое принимавшее их лицо тем самым легко обращало на себя внимание представителей полицейских служб таких государств, которые живо прочитывали по его внешнему виду кто он есть таков на самом деле и каким образом по отношении к нему им следует повести себя дальше. С другой стороны суть навязывания ложных стереотипов заключалась во ВНУШЕНИИ НАЧИНАЮЩИМ ПРЕСТУПНИКАМ И ОППОЗИЦИОНЕРАМ НЕПРАВИЛЬНЫХ МЫСЛЕЙ О ТОМ, КАКИМ именно ОБРАЗОМ им СЛЕДУЕТ ПЛАНИРОВАТЬ И ОСУЩЕСТВЛЯТЬ свои ЗАМЫСЛЫ с тем, чтобы таким образом обрекать их на заведомые провалы и в случаях возникновения особой необходимости иметь возможность легко просчитывать каждый последующий их шаг. Принимаясь выявлять для себя лиц, потенциально склонных к проявлениям чего-либо преступного или оппозиционно настроенного и стремясь к загнанию их в разного рода тупики и очень сложные жизненные положения до того времени, пока им не удалось набраться достаточного преступного опыта, власти таких государств столь замысловатым образом надеялись успеть ВНУШИТЬ им МЫСЛЬ О СОБСТВЕННОЙ НЕПОЛНОЦЕННОСТИ И одновременно ВЫРАЗИТЬ им свою ГОТОВНОСТЬ каким-либо образом ОБЛЕГЧИТЬ их ДАЛЬНЕЙШУЮ УЧАСТЬ В СЛУЧАЯХ ВЫРАЖЕНИЯ теми ГОТОВНОСТИ К ВСТУПЛЕНИЮ В СОТРУДНИЧЕСТВО с существующей властью И ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ чего-либо НЕПРИГЛЯДНОГО ПО ОТНОШЕНИЮ К её ПРОТИВНИКАМ.


В ситуациях же когда масштабы внушения разного рода лживых посылов и манер осуществления чего-либо конкретного начинали доходить до степени чего-то совершенно неотъемлемого и становиться очевидным для всех хоть сколько-нибудь искушённых в осуществлении тех или иных практических дел, то В ОТВЕТ НА УПРЁКИ В ОТСУТСТВИИ РЕАЛИСТИЧНЫХ ОТОБРАЖЕНИЙ в чём-либо без конца представляемом перед глазами широкой публики, созидатели и экранизаторы подобных "творений" ПРИНИМАЛИСЬ ТВЕРДИТЬ О СВОЁМ ОСОБОМ ТВОРЧЕСКОМ ВИДЕНИИ ПРОБЛЕМ всего ПРОИСХОДЯЩЕГО И УМЕНИИ ПЕРЕДАТЬ ЕГО НЕОБЫЧНЫМ И ЗАХВАТЫВАЮЩИМ с точки зрения большинства окружающих людей ОБРАЗОМ. И вообще упрёки подобного рода они принимались объяснять ничём иным, как злопыханиями своих завистников и непродуктивно мыслящих коллег, которые попросту не умеют себя выгодно подать и по этой причине не находят себе широкого зрительского спроса - и тем самым оправдывать фактическое ЗАСИЛЬЕ в создававшихся ими "культурных ценностях" разного рода ПОШЛОСТЕЙ И откровенной ЧЕРНУХИ.


Тем не менее с неизбежностью возникавшая конкуренция в сфере создания и демонстрации различных пошлостей и откровенной чернухи приводила к тому, что в своем стремлении каким-либо образом потрафить зрительским вкусам и СОЗДАТЬ ВИДИМОСТЬ ПРАВДОПОДОБНОСТИ каждый из них в процессе отображения чего-либо сознательно искажавшегося оказывался вынужденным браться за отображение не только его, но и самых разных сторон окружающей жизни, которые относились к разряду повседневного и до боли знакомого с точки зрения представителей многих сфер профессиональной деятельности. Но вся суть проблемы заключалась в том, что созидатели и исполнители всего театрализованного являлись профессионалами далеко не во всех сферах деятельности и по этой самой причине принимались изображать многие моменты в разыгрывавшихся перед всеми сценах весьма приблизительным и поверхностным образом. Всякие сколько-нибудь внимательные и серьёзные зрители, которые начинали обращать внимание на разного рода несоответствия при исполнениях чего-либо достаточно мелкого и хорошо им знакомого, в ответ на это принимались открыто НАСМЕХАТЬСЯ НАД ФАЛЬШИВОЙ ИГРОЙ дешёвых ИСПОЛНИТЕЛЕЙ И АКТЁРОВ И тем самым НАСТРАИВАТЬ всю ОСТАЛЬНУЮ ПУБЛИКУ НА КРИТИЧЕСКИЙ ЛАД.


Но открыто выражая недоверие игре разного рода исполнителей и актёров, которые вели её с негласного одобрения своих властей, ВСЕ сколько-нибудь ВДУМЧИВЫЕ И ЗДРАВОМЫСЛЯЩИЕ ЛЮДИ или зрители разыгрывавшихся перед ними картин своим поведением (желая того или нет) принимались вставать против их государственной воли и по этой самой причине НАЧИНАЛИ ВОСПРИНИМАТЬСЯ ими В КАЧЕСТВЕ ОППОЗИЦИИ своей ВЛАСТИ И ОТНОСИТЬСЯ К РАЗРЯДУ ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ ПРЕСТУПНИКОВ И опасных ВОЛЬНОДУМЦЕВ, которые оказывались вполне способными увлечь за собой многих людей в сторону чего-либо, представлявшегося весьма нежелательным. По этой самой причине ВСЯКИЙ УМНЫЙ и самостоятельно мыслящий человек становился для властителей подобного рода НЕЖЕЛАТЕЛЬНЕЕ И ОПАСНЕЙ любого безумца и ДУРАКА. Стремясь не допустить развития столь нежелательных для себя тенденций в умах широких слоёв населения своих граждан, наиболее влиятельные представители власти таких государств принимались ОБЗАВОДИТЬСЯ целым РЯДОМ ПРИДВОРНЫХ ШУТОВ И АКТЁРОВ, КОТОРЫЕ, зная об обеспечении им фактической безнаказанности, БРАЛИСЬ В ИЗОЩРЁННЫХ И УРОДЛИВЫХ ФОРМАХ грубо ВЫСМЕИВАТЬ кого-либо из НЕУГОДНЫХ их фактическим ХОЗЯЕВАМ, а также всех тех окружающих лиц, которые брались выражать свои несогласия по данному поводу или просто не желали принимать участия в осмеяниях подобного рода.


Столь изощрёнными способами быстро изживая вокруг себя всех неугодных лиц и истребляя в головах остальных мысль о возможности проявления какого-либо своеволия, фактические хозяева жизни очень многих людей начинали сталкиваться с повседневными выражениями скованности в движениях и молчаливого страха в глазах последних. Прекрасно понимая, что напряжения подобного рода могут копиться лишь до определённой поры и после достижения чего-либо критического обернутся взрывами общественного негодования, представители высшей власти таких государств очень быстро принимались приходить к выводу о НЕОБХОДИМОСТИ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ окружающим людям реальных ВОЗМОЖНОСТЕЙ ДЛЯ периодического ПОЛУЧЕНИЯ НЕРВНОЙ РАЗРЯДКИ. Это обычно начинало находить своё выражение в следующем. С одной стороны - в виде ежедневных УСТРОЕНИЙ чего-либо АЗАРТНОГО И широкого ВОВЛЕЧЕНИЯ К УЧАСТИЮ в чём-либо подобном ВСЕХ сколько-нибудь СОСТОЯТЕЛЬНЫХ и материально обеспеченных ЛИЦ путём показного предоставления крупных выигрышей различным подставным игрокам и чего-либо достаточно незначительного, но подаваемого с видом достижения многозначащих побед кому-либо наиболее упорному и настойчивому из числа постоянных участников. С другой - в виде ОРГАНИЗАЦИЙ разного рода ПУБЛИЧНЫХ ШОУ И ЗРИТЕЛЬСКИХ КОНКУРСОВ для представителей более бедных слоёв населения. Суть таких конкурсов заключалась в вычленении из тех или иных родов человеческой деятельности каких-либо пустяковых приёмов и действий в целях обращения на них внимания как можно большего числа окружающих людей и выражения всем желающим предложений о повторениях исполнений чего-либо подобного с использованием моментов чего-либо весьма эффектного и замысловатого по своей сути. Но так как исполнение таких пустяковин производилось в отрыве от использования их в каком-либо практическом смысле, то ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА их ИСПОЛНЕНИЯ ОКАЗЫВАЛОСЬ ВОЗМОЖНЫМ ПРОИЗВОДИТЬ ПО каким-либо СУБЪЕКТИВНЫМ КРИТЕРИЯМ и по этой причине превращать их выражения весьма пристрастного и не отражавшего реальной действительности.


ПОБЕДИТЕЛЯМИ в таких шоу и конкурсах принимались ОБЪЯВЛЯТЬ не наиболее способных и талантливых лиц (отличавшихся проявлениями твердости и упорства в своих характерах), а гораздо более "удобных" в практическом смысле людей, ВЫБРАННЫХ ИЗ ЧРЕДЫ ни на что не претендующих ПОСРЕДСТВЕННОСТЕЙ (или весьма усреднённых представителей тех или иных сред) путём использования чего-либо достаточно случайного. Выбранных подобным образом лиц принимались затем собирать вместе и привлекать к участиям в конкурсах между собой при стечениях многочисленной публики. Суть таких конкурсов заключалась в ВЫДЕЛЕНИИ ИЗ СРЕДЫ ПРЕДВАРИТЕЛЬНО ОТОБРАННЫХ ЛИЦ НАИБОЛЕЕ УГОДЛИВЫХ И ВЫРАЗИТЕЛЬНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ чего-либо им задаваемого устроителями мероприятий подобного рода И ОБЪЯВЛЕНИЯ ИХ В КАЧЕСТВЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ И ОБРАЗЦОВ ДЛЯ ВСЕОБЩЕГО ПОДРАЖАНИЯ со стороны массовой публики. В целях вовлечения в подобного рода действа как можно больших количеств достаточно незрелых людей и таким образом отвлечения их от возможности примыкания к чему-либо откровенно преступному или оппозиционно настроенному по отношению к существовавшим властям ПОБЕДИТЕЛЯМ главных ШОУ И КОНКУРСОВ принимались ВРУЧАТЬ достаточно КРУПНЫЕ ПРЕМИИ И НЕНАДОЛГО НАДЕЛЫВАТЬ ВОКРУГ их ИМЁН что-либо ШУМНОЕ. Ведя себя указанным образом, устроители шумных конкурсов и их окологосударственные спонсоры пытались ВБИВАТЬ В ГОЛОВЫ широких слоёв не вполне зрелых граждан своих государств МЫСЛЬ о том, что для того, ЧТОБЫ ПРЕУСПЕТЬ В ЖИЗНИ вовсе НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ОБЛАДАТЬ ОСОБЫМИ ТАЛАНТАМИ И ПРОЯВЛЯТЬ каждодневное УПОРСТВО В ПЛАНЕ ОСВОЕНИЯ чего-либо УТОМИТЕЛЬНОГО И ПРАКТИЧЕСКОГО - для достижения чего-либо подобного вполне достаточно того, чтобы как можно чаще попадаться на глаза сильным мира сего и суметь хоть чем-либо понравиться кому-либо из них. Раскручивая идеологические маховики своих государств на подобный манер, правители таких государств стремились к ПРЕВРАЩЕНИЮ ВСЕХ СВОИХ ГРАЖДАН В ЛЮДЕЙ, НЕСПОСОБНЫХ ЖИТЬ СВОИМ СОБСТВЕННЫМ УМОМ И ГОТОВЫХ СОГЛАШАТЬСЯ С любыми, НАВЯЗЫВАЕМЫМИ им, ПРОЯВЛЕНИЯМИ всего НАИБОЛЕЕ ШУМНОГО И НЕОТСТУПНОГО.


Но вокруг разного рода победителей в области достижений всего посредственного и никчёмного в скором времени начинали возникать достаточно широкие КРУГИ ЗАВИСТНИКОВ И ВОЗЖЕЛАТЕЛЕЙ ПОЛУЧЕНИЯ ДЛЯ СЕБЯ чего-либо подобного, которые оказывались готовыми вылезти из собственной шкуры и пойти на всё (в том числе самое неприглядное и преступное) ради обретения для себя чего-либо шумного и халявного. Подобная категория целенаправленно ведших себя лиц с одной стороны оказывалась для властей таких государств весьма ПОЛЕЗНОЙ своей СПОСОБНОСТЬЮ К СОЗДАНИЮ ИСКУССТВЕННЫХ АЖИОТАЖЕЙ вокруг всего достаточно мелкого, но достаточно эффектного по своему внешнему виду (ради получения взамен проявлениям подобной своей активности чего-либо дармового и бесплатного от устроителей акций чего-либо шумного и публичного) и вовлечению в подобные процессы широких кругов лиц, которые оказывались склонными верить в искреннюю заинтересованность кучек первоначально собиравшихся вокруг чего-либо людей и присоединяться к их числу исключительно из соображений удовлетворения своего праздного любопытства. Но с другой стороны такие завистники и любители всевозможной халявы (или выражаясь иным языком - профессиональные тусовщики) представлялись весьма ОПАСНЫМИ своей неустойчивостью и СПОСОБНОСТЬ ЛЕГКО ПОДДАВАТЬСЯ НА различные СОБЛАЗНИТЕЛЬНЫЕ ПОСУЛЫ, которые могли исходить не только со стороны тех, кто был лояльно настроен по отношению к таким властям и действовал с их одобрения, но и от представителей кого-либо по отношению к ним оппозиционно настроенного. В своём стремлении каким-либо образом нейтрализовать указанную категорию лиц (или не допустить с их стороны случаев многочисленного проявления чего-либо весьма нежелательного) высшие представители власти таких государств приходили к выводу о НЕОБХОДИМОСТИ РАЗВИТИЯ в их среде ПРИСТРАСТИЙ КО ВСЕМУ ПОРОЧНОМУ И ПОЗВОЛИТЕЛЬНОМУ каким-либо весьма ОГРАНИЧЕННЫМ ОБРАЗОМ.


Через зависимых от себя лиц ПООЩРЯЯ в пристращавшихся к порочному СТРЕМЛЕНИЯ К ПЕРЕЩЕГОЛЯНИЮ ДРУГ ДРУГА в указанном отношении И тем самым К их ВЫХОДАМ ЗА РАМКИ для всех законодательно ДОЗВОЛЕННОГО, власти таких государств обычно не предпринимали сколько-нибудь серьёзных шагов в отношении распространителей и потребителей всего того, что начинало переходить в разряд запретного. Более того власти таких государств посредством указанных категорий людей принимались всячески СПОСОБСТВОВАТЬ ВЫРАБОТКЕ в обществе ДВОЙСТВЕННОГО ОТНОШЕНИЯ КО ВСЕМУ ПРЕСТУПНОМУ. На официальном уровне все преступное в таких государствах начинало гневно клеймиться и строго караться в случаях обращения им на себя слишком большого внимания окружающих. Но на неофициальном или негласном уровне СПОСОБНОСТЬ теми или иными лицами БЕЗНАКАЗАННО НАРУШАТЬ многие ЗАКОНЫ своих государств ЗАНОСИЛАСЬ там В РАЗРЯД ПРОЯВЛЕНИЯ особой ДОБЛЕСТИ. Все те, КТО НЕ УМЕЛ ИЛИ НЕ ЖЕЛАЛ ПРИБЕГАТЬ в своих действиях К ПРОЯВЛЕНИЯМ чего-либо ПРОТИВОЗАКОННОГО, встречался в кругах тех граждан таких государств, которые претендовали (или желали претендовать) на достижение чего-либо общественно значимого, С НЕСКРЫВАЕМЫМ ПРЕЗРЕНИЕМ - как неполноценные существа, не умеющие или неспособные получать от жизни всевозможные удовольствия. Всё это в таких государствах делалось с одной единственной целью - ПРИОБЩИТЬ ВСЕХ своих ГРАЖДАН, потенциально способных на достижение в жизни чего-либо заметного, К УЧАСТИЮ В чём-либо незначительно ПРЕСТУПНОМ РАДИ ОБЗАВЕДЕНИЯ НА всех НИХ соответствующими КОМПРОМЕТИРУЮЩИМИ МАТЕРИАЛАМИ, которые затем в случаях возникновения особой необходимости можно было бы легко ИСПОЛЬЗОВАТЬ В ЦЕЛЯХ ОКАЗАНИЯ на них НЕГЛАСНЫХ ДАВЛЕНИЙ - путём выражения угроз публичного огласки чего-либо компрометирующего и придания судебной ответственности.


Но так как подавляющее большинство граждан таких государств не относило себя к числу претендентов на достижение чего-либо особого и по этой причине не относилось к числу особо заинтересованной публики, то те или иные виды устраивавшихся публичных шоу и конкурсов очень быстро начинали им наскучивать своим тупым глумлением и бесконечными повторениями чего-либо неоднократно выраженного кем-то другим. В них НАСТУПАЛИ КРИЗИСЫ ЖАНРОВ и массовая публика оказывалась склонной к направлению своих взоров в сторону чего-либо более свежего и оригинального по своей сути. В свою очередь руководители таких государств, постоянно ощущая непрочность своих позиций, обнаруживали для себя в любых проявлениях чего-либо подобного прямую угрозу - возможность вставания большинства граждан своих государств на путь выражений им чего-либо протестного и желания отрешить их от власти. По этой самой причине стараниями своих идеологов они принимались ПЕРИОДИЧЕСКИ ПЕРЕТАСОВЫВАТЬ КАРТЫ И своевременно ВЫТАСКИВАТЬ НА СВЕТ вместо чего-то всем порядком поднадоевшего ПРОЯВЛЕНИЯ чего-либо достаточно ХОРОШО ПОДЗАБЫТОГО - таким образом стремясь без конца  ВЫЗЫВАТЬ ЭФФЕКТ НОВИЗНЫ И СОЗДАВАТЬ в головах подавляющего большинства граждан своих государств ИЛЛЮЗИЮ ПЕРЕМЕН К чему-либо ЛУЧШЕМУ.

Примеры развития общества по вышеописанному идеологическому сценарию Вы надеюсь, найдете сами.


   
Агитационный (Мракобесный)
Своё начало берёт от государств, основанных представителями племён мошенников. (См. в ЧАСТИ 2)
   
Пропагандистский (Волюнтаристский)
Своё начало берёт от государств, основанных представителями племён приноравливателей.  (См. в ЧАСТИ 3 данного раздела)


0 коммент. :

Отправить комментарий

Для того, чтобы ответить кому-либо, нажимайте кнопку под автором "Ответить". Дополнительные команды для комментария смотрите наведя мышку на надпись внизу формы комментариев "Теги, допустимые в комментариях".

Тэги, допустимые в комментариях