Меню блога

7 марта 2012 г.

"ОРГОРУЖИЕ": Нож четырнадцатый

Юрий Бялый

ФАНТОМ ЭКОНОМИКИ
Нож четырнадцатый: как останавливают развитие

     Быстрое создание рыночной экономики позволит России выйти из кризиса советской эпохи.

     Доклад МВФ

     С ЧЕГО НАЧАТЬ

     Экономика не случайно — одна из самых уязвимых для оргоружия сфер нашей социально-государственной системы. Положение в ней в последние советские годы было действительно аховое. И потому кардинальные реформы с самого начала оказались "как бы легитимны". Поскольку была заявлена цель создания хозяйственной системы, альтернативной плохой советской, — рынка, или капитализма.


     Чтобы эта цель была поставлена, обществу очень долго вдалбливали в голову "административно-командный миф". Который провозглашал ущербность советского типа организации хозяйства и производительных укладов, на которые он опирался.

     Однако генеральным "оргоружейным" инструментом при этом оказался воинственно навязываемый отечественной элите и обществу "антимиф" о "невидимой руке рынка", которая "сама собой" всегда и везде организует эффективный капитализм. И этот аргумент оказался решающим. В ситуации, когда одряхлевшая и обленившаяся советская элита уже не могла управлять усложняющимся хозяйственным комплексом страны, такой антимиф, дающий возможность полного отказа от всё более обременительной обязанности управлять, — лег на благодатную почву.

     Тем, кто поверил в этот миф, было — по необразованности — невдомек, что огромное число рыночных экономик в мире влачит поистине жалкое существование, и что эффективной рыночной экономикой управляют, причем, очень тонко и сложно. В частности, газеты и телеканалы, трубившие о возможности "в рынке" отказаться от гигантской советской бюрократии, "забывали" сообщить, что в экономике США в период начала наших "реформ" на душу населения приходилось больше управленцев (тех самых бюрократов), чем в СССР.

     Именно и прежде всего в результате внедрения в позднесоветское массовое сознание мифа "невидимой руки" — в России была поставлена (и принята большинством одураченного населения) цель "форсированного построения капитализма". Который сразу поднимет благосостояние всех, и вообще принесет к нам на родину тот потребительский рай, который можно наблюдать на телекартинке американских супермаркетов.

     Эта цель была принята при полном отсутствии в России управленцев, знающих, что такое капитализм, какой он бывает и как устроен. И при невозможности использования имеющихся в стране механизмов и кадров для перехода к рынку. И при полном отсутствии теоретических представлений о способах, путях, этапах перехода от хозяйства с планово-директивным управлением — к хозяйству с косвенным администрированием и рыночным самоуправлением. И, наконец, в условиях позднесоветского кризиса, не позволявшего аккумулировать "подушку" совокупных резервов для смягчения перехода.

     Подчеркнем, что эта, не обеспеченная механизмами и ресурсами (то есть, ложная), цель — была в сфере экономики с самого начала внедрена на высший уровень целеполагающего ядра российской социально-государственной системы.

     В дополнение к данной генеральной цели были сформулированы еще две управленческие мифологемы:

·        о "фундаментальной неэффективности и неконкурентоспособности" всех без исключения сфер советского хозяйства;

·        и о "принципиальной нереформируемости" этого хозяйства.

     Отсюда следовала "технологическая" целевая установка "шокового" (то есть, как можно более быстрого и резкого) слома советской экономики. Которую обрамляли соответствующими "оргоружейными" лозунгами:

"нельзя перепрыгивать через пропасть в два прыжка"; "экономика не может быть немножко рыночной, как женщина немножко беременной", и т.п..

     К этой "технологической" установке добавили миф о том, что почти все советские основные производственные фонды и технологии — устарели если не физически, то морально, а потому "никуда не годятся". И, значит, подлежат уничтожению и замене на новые.

     

     "ОКОРОТИТЬ" ГОСУДАРСТВО

     Но этим использованные в России "оргоружейные" экономические мифы не исчерпываются. Очередным — причем из самых "убойных" — оказался неолиберальный миф о том, что для создания эффективного рынка нужна "минимизация государства". Причем знаменательно то, что идеология "минимального государства" (и, соответственно, "минимального бюджета") была навязана РФ: как изнутри, так и извне — именно в тот период, когда государственные промышленные активы и государственные финансы (других — не было!) только и могли стать ключевым ресурсом для стратегических "рыночных" трансформаций хозяйственного контура.

     Опять-таки, нигде в мире ничего подобного не делали. Не делали хотя бы потому, что такой переход — это всегда кризис. Стоит напомнить, что в США в эпоху "Великой депрессии" именно государственные социальные программы спасали огромную часть населения от голодной смерти или вливания в армию преступности. А доля госрасходов (бюджета) в инвестициях в капитальное строительство в США выросла с 1933 по 1939 год (подчеркнем, задолго до Второй Мировой войны!) с 11% до 40%. В период послевоенного восстановления экономики все воевавшие страны начали предельно активно "вмешиваться" в хозяйственную сферу, резко увеличив долю бюджетных расходов в ВВП.

     Но и по завершении послевоенного восстановления хозяйства государство в развитых странах из экономики не ушло. Во всех этих странах доля главного инструмента "экономического вмешательства" — госбюджета — в ВВП непрерывно растет и является основным инструментом структурной коррекции и модернизационных трансформаций экономики. Так, в США на 1998 г. доля бюджетных расходов в ВНП составляла 43,8%, в Германии — 49,6%, во Франции — 54,3%. В то время как в кризисной России — всего 39% ВВП (это совокупные расходы Федерации и регионов).

     Насколько ложна вся описанная система "оргоружейных мифов" — особенно наглядно показывает пример Китая. Например, в 2004 г. государственные капиталовложения в основные фонды КНР составили, по паритету покупательной способности юаня, более 50% совокупных капиталовложений, а прямые иностранные инвестиции — менее 3%. При этом Китай, импортируя сырье и энергоносители, уже много лет держит планку экономического роста в 10% и более в год, и вовсе не намерен сбавлять темп.

     Делают это китайцы вопреки рекомендациям "Вашингтонского" и "Поствашингтонского" консенсуса. И рост у них совсем не экстенсивный. У России (бюджет плюс деньги компаний и корпораций) — расходы на научно-исследовательские разработки в 2006 г. составили всего около 8 млрд. долл. В КНР они в том же 2006 г. достигли 140 млрд. долл. Выше — 330 млрд. долл. — эти расходы только у США.

     Но вернемся к России.

     ГДЕ ДЕНЬГИ, ЗИН?

     Не менее странно ведет себя российская власть в сфере денежной политики.

     Первая аксиома любого рынка: "деньги — кровь экономики".
Вторая аксиома (наиболее ярко сформулированная Шумпетером): "предприниматель мчится к успеху, оседлав долги". То есть, денег в экономике должно быть достаточно, и они должны быть доступны для бизнеса по разумной цене. А основные источники денег для развития производства — это продажа акций на фондовом рынке, а также получение кредита в банке.

     Но любой фондовый рынок — это, фактически, "площадка для торговли обязательствами". Его работа решающим образом зависит от взаимного доверия участников, включая государство. Механизм создания эффективного фондового рынка — это, прежде всего, система мер по укреплению климата такого доверия. Но, как уже сказано выше, в России участники рынка — по многим причинам — друг другу и государству совершенно не доверяют. А потому на российский фондовый рынок (за немногими исключениями) не выходят.

     Кредит же предприниматель получает в коммерческом или государственном банке. А наличие "кредитных" денег у этого банка решающим образом зависит (прямо или косвенно) от денежной политики Банка России (ЦБ). Какой кредит, и на каких условиях, предприниматель может получить в России?

     Сейчас, в результате беспрецедентно благоприятной конъюнктуры мировых сырьевых цен, государственные финансы России просто "купаются" в деньгах. Казалось бы, после многих лет хронического безденежья и "долговой кабалы", — вот он, шанс массированно кредитовать хозяйственное развитие!

     Что вместо этого? Государство объявляет, что российская экономика эти деньги "переварить" не может. Для этого нет условий и эффективных рыночных агентов. А потому, собирая "сырьевые деньги", государство, во-первых, отдает свои внешние долги и, во-вторых, наращивает золотовалютные резервы и Стабфонд. Как наращивает? Покупая долговые обязательства стран Запада (прежде всего, США). То есть Минфин вывозит "якобы лишние" деньги из страны, кредитуя на них очень дешево (под 2-4% годовых) экономики стран НАТО. А российские корпорации идут занимать эти же деньги в западных банках — но уже под 8-10% годовых. Почему? Потому что у нас этих денег не остается, и в российском банке берут за такой же кредит не меньше 15% годовых.

     В результате внешний долг России — при неуклонном снижении его государственной части — в 2006 г. вырос на 20% и достиг 310 млрд. долл. То же самое правительство, которое ежегодно одобряет "сокращение монетарной инфляции" за счет сохранения дефицита денег в национальной экономике, заодно одобряет повышение внутренних цен "естественных монополистов" на топливо, газ, услуги ЖКХ, транспорт и т.д. То есть, подхлестывает немонетарную инфляцию. А потом сожалеет: мол, настоящий инвестиционный "бум" в России наступит лишь тогда, когда инфляция снизится процентов до 5, а пока никак меньше 10-12% не получается…

     ВОТ ТАК И ЖИВЕМ…

     Может ли серьезный бизнес, поверивший в "капитализм", доверять государству, проводящему такую "странную" политику"? Не может. И, по большей части, не доверяет. А потому даже наиболее богатые сырьевые корпорации (которые, на фоне мирового ценового бума, также "купаются в деньгах") — в России эти деньги инвестируют очень скупо.

     В 2006 г. прирост разведанных запасов нефти в России составил всего 60% от объема текущей добычи. За последние годы не введено в эксплуатацию ни одного крупного месторождения. То есть идет проедание "советского наследства". На Западе из тонны нефти получают до 450 литров бензина. У нас — в среднем 170 литров. Но новых современных НПЗ у нас практически не строят, и масштабных работ по освоению новых месторождений сырья не ведут. Почему? Да потому, что типовой срок окупаемости инвестиций, необходимых для ввода в строй нефтяного месторождения или строительства серьезного НПЗ, — превышает 10 лет. А российский бизнес, как и российское государство, такими сроками вообще не мыслит.

     Бизнес не мыслит потому, что нет государственной стратегии развития, нет понятной перспективы будущего страны, и нет гарантий того, что политический строй, собственность и т.д. не окажутся через несколько лет совсем другими. В экономике это называется "ситуация аномально высоких инвестиционных рисков".

     Государство не мыслит, поскольку удобно (пока!) устроилось на "подушке" поступающих сырьевых доходов. И потому отсутствие целенаправленных стратегических мер по исправлению "сырьевого перекоса" и нежелание российской власти такими мерами заниматься — порождает не только "пиаровские рассуждения" о приоритетном развитии "хай тек", но и столь же "пиаровские" конструкции под названием "энергетическая сверхдержава". Конструкции, призванные превратить этот допотопный сырьевой перекос в некую — причем якобы замечательную и правильную — норму.

     Европа и США требуют от нас неограниченного доступа иностранных компаний к сырьевым ресурсам и трубопроводной системе страны. Хотя "для себя" исповедуют совсем другие правила. В частности, конгресс США в прошлом году запретил покупку американской нефтяной компании Unocal китайской компанией CNOOC.

     Советская власть после Гражданской войны за 15 лет "антирыночных реформ" всё же сумела — при огромных социальных издержках — провести индустриализацию и выстроить хозяйственную систему, позволившую выстоять и победить фашизм в Великой Войне.

     Российская власть — при не менее тягостных социальных издержках "рыночных реформ" — за 15 лет еще далеко не обеспечила в большинстве сегментов хозяйства уровень производства, равный советскому дореформенному. Плюс — создала невиданные для высокоразвитой страны "сырьевой перекос", криминализацию экономики, упадок высокотехнологичных производств и дифференциацию населения по уровню доходов.

     А на этом фоне — прекратились даже недавние разговоры о том, чтобы через 10 лет догнать по ВВП на душу населения маленькую Португалию… Так, может, возьмемся за голову всерьез?

Читать также:


 "ОРГОРУЖИЕ" - Технологии вторжения
 "ОРГОРУЖИЕ" - Нож первый: как умертвляют инстинкт самосохранения
"ОРГОРУЖИЕ" - Нож второй: как раскалывают национальную элиту
"ОРГОРУЖИЕ" - Нож третий: как порождают «хаос смыслов»
"ОРГОРУЖИЕ" - Нож четвертый: как подавляют сознание
"ОРГОРУЖИЕ" - Нож пятый: как подменяют идеалы
"ОРГОРУЖИЕ" - Нож шестой: как насаждают невежество
"ОРГОРУЖИЕ" - Нож седьмой: как «разрубают» историю
"ОРГОРУЖИЕ" - Нож восьмой: как оскверняют Победу
"ОРГОРУЖИЕ" - Нож девятый: как расчленяют Россию
"ОРГОРУЖИЕ" - Нож десятый: как управляют компроматом
"ОРГОРУЖИЕ" - Нож одиннадцатый: как истребляют знания
"ОРГОРУЖИЕ" - Нож двенадцатый: как усыпляют «оборонное сознание»
"ОРГОРУЖИЕ" - Нож тринадцатый: как истребляют ВПК




Источник

0 коммент. :

Отправить комментарий

Для того, чтобы ответить кому-либо, нажимайте кнопку под автором "Ответить". Дополнительные команды для комментария смотрите наведя мышку на надпись внизу формы комментариев "Теги, допустимые в комментариях".

Тэги, допустимые в комментариях